Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Депутатам предложили моральный выбор

Правительство оставило за ними решение, достойны ли репрессированные бесплатных квартир

от

Комитет Госдумы по социальной политике перенес рассмотрение скандальных правительственных поправок к закону «О реабилитации жертв политических репрессий». Вопрос касается права репрессированных на получение бесплатного жилья взамен незаконно отнятого советской властью. Правительство России предлагает выдавать им жилищную компенсацию из региональных бюджетов и в порядке общей очереди — это значит, что 70-летним жертвам репрессий придется ждать квартир еще 20–30 лет. Когда депутаты указали на это обстоятельство, представитель правительства заявила, что итоговое решение по вопросу «квартирной очереди» должны принять законодатели.


Заседание думского комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов прошло в закрытом режиме из-за угрозы коронавируса. Тем не менее по просьбам СМИ была организована видеотрансляция, которую и посмотрел “Ъ”. В начале обсуждения правительственного законопроекта председатель комитета Ярослав Нилов (ЛДПР) предупредил коллег, что депутат Галина Хованская (Справедливая Россия) недавно внесла другой проект на ту же тему. «Усматриваются признаки альтернативности»,— пояснил он.

Обычно в таких случаях оба документа рассматриваются и обсуждаются одновременно, но проект госпожи Хованской пока не поступил в комитет. Из-за этого депутаты решили все-таки выслушать представителя правительства — замминистра строительства Татьяну Костареву. «Законопроект подготовлен в связи с постановлением Конституционного суда (КС) и гарантирует этой категории нашего населения возможность возвратиться в тот населенный пункт, из которого они выехали в связи с применением к ним репрессий»,— пояснила она.

“Ъ” уже не раз сообщал об этой проблеме.

Согласно федеральному закону о жертвах репрессий, эти люди имеют право на бесплатное жилье в том городе, где их семья находилась на момент ареста и высылки.

Но полномочия распределять квартиры были переданы регионам, которые выставили нелогичные и зачастую невыполнимые условия. В 2019 году в КС обратились три женщины, родившиеся в спецпоселениях или ссылках: Елизавета Михайлова, Евгения Шашева и Алиса Мейсснер (“Ъ” публиковал очерки об истории каждой семьи). И в декабре 2019 года Конституционный суд постановил исправить закон, особо отметив преклонный возраст заявительниц (всем им уже за 70).

Летом правительство РФ одобрило законопроект, разработанный Минстроем. Он убрал некоторые ограничения, но при этом оставил регионам полномочия по распределению жилья. Более того, в нем не был прописан конкретный механизм финансирования. В случае его принятия жертвы репрессий должны будут встать в конец общей очереди на жилье — чтобы получить квартиру в Москве, им придется ждать около 30 лет. Документ вызвал шквал критики со стороны правозащитников, но 14 июля был внесен в Госдуму.

«Законопроект, на наш взгляд, снимает те проблемы, которые были обозначены Конституционным судом»,— заявила Татьяна Костарева.



По ее словам, регионы больше не смогут устанавливать ограничения: чтобы претендовать на квартиру, достаточно статуса жертвы политических репрессий. Она добавила, что проект сознательно оставляет предоставление жилья в полномочиях субъектов РФ: «Это находится ровно в той же правовой логике, по которой сейчас работает закон».

Выслушав выступление замминистра, Ярослав Нилов указал на недостаток законопроекта, выявленный правовым управлением аппарата Госдумы. «Если в законопроекте не определен порядок… возвращения гражданина, то это не соответствует позиции КС. Соответственно, либо в федеральном законе должен быть этот порядок указан, либо должна как минимум появиться отсылочная норма к нормативно-правовому акту правительства, где этот порядок будет определен,— сказал господин Нилов.— С учетом высказанных замечаний предлагается в первом чтении поддержать законопроект и продолжить над ним работу».

Члены комитета уточнили у госпожи Костаревой, сколько в стране граждан, имеющих такое право на жилье. «Действующее законодательство не позволяет выявить все количество»,— посетовала она. Еще один депутат уточнил, правильно ли он понимает, что репрессированным придется ожидать квартир в общей очереди.

«Гражданин будет вставать в общую очередь,— подтвердила Татьяна Костарева.— Данный законопроект не предусматривает права на внеочередное предоставление жилья».

Ярослав Нилов рассказал комитету, что встретился с юристами, представлявшими трех женщин в Конституционном суде. «Они выражали несогласие с этими формулировками в правительственном законопроекте и критически к нему относились,— признал депутат.— Думаю, что дискуссия у нас продолжится, когда мы будем рассматривать законопроект депутата Хованской. Там предложен иной механизм».

Как ранее сообщал “Ъ”, документ внесли в Госдуму депутаты фракции СР Сергей Миронов и Галина Хованская. Они предложили предоставить репрессированным целевые финансовые выплаты за счет федерального бюджета. Их можно будет потратить на приобретение или строительство жилья в том населенном пункте, в котором семья жила до репрессий.

«Реабилитированные жертвы политических репрессий и так уже ожидают получения жилья около 30 лет,— заявил Сергей Миронов.— Как правило, это люди преклонного возраста, и многие из них могут не дождаться заселения, если государство срочно не выделит деньги на покупку квартир. Нужно срочно принять поправки к законодательству и выделить деньги, чтобы люди смогли переехать на свое прежнее место жительства».

Согласно финансово-экономическому обоснованию, реализация этого законопроекта потребует не более 1,4 млрд руб. из федерального бюджета.

При этом часть расходных обязательств могут взять на себя субъекты, отмечают авторы документа. Законопроект «Справедливой России» был подготовлен на основе замечаний экспертов СПЧ и Института права и публичной политики.

Депутат Михаил Тарасенко рассказал, что правительственный законопроект был раскритикован Общественной палатой, президентским Советом по правам человека и другими авторитетными организациями. «Вопрос деликатный,— отметил господин Тарасенко.— Мне кажется, мы можем отложить принятие решения и попросить аппарат внимательно изучить соответствие (правительственного.— “Ъ”) законопроекта положениям и решениям КС. И затем через неделю к нему вернуться».

Михаил Терентьев напомнил, что, согласно обновленной Конституции, президент может еще до подписания направить любой законопроект в Конституционный суд для его оценки.

«Если Общественная палата и другие эксперты говорят, что данный законопроект не совсем выполняет те цели, которые заложены в решении Конституционного суда, то тогда вопрос: может ли этот законопроект пройти новый фильтр?» — заявил господин Терентьев.

Татьяна Костарева не стала отвечать прямо. «На мой взгляд, основная дискуссия развернулась относительно того, должно ли такой категории граждан быть предоставлено внеочередное право на получение жилья. Это дискуссионный вопрос,— сказала она.— Если говорить о мнении Конституционного суда, то он не сделал однозначных, резких выводов о том, что действительно должно быть так. Он сказал, что законодателю надлежит подумать хорошенько. Потому что мы прекрасно понимаем, что в очереди на улучшение жилищных условий у нас состоят те категории граждан, перед которыми государство несет определенные обязательства, социально незащищенные. Малоимущие, многодетные семьи и другие категории граждан, которые требуют внимания со стороны государства. Поэтому суд не сказал о том, что реабилитированные, несмотря на все, конечно же, уважение к ним и те обязательства, которые должно выполнить перед ними государство в целом за то, что они пострадали, что они однозначно должны быть наделены правом на внеочередное жилье. Это будет главный дискуссионный вопрос, и конечно, решать его вам».

После этого комитет отложил принятие решения по правительственному законопроекту.

«Мы попросим еще раз со стороны аппарата посмотреть на замечания, которые высказали СПЧ, Общественная палата и комиссия при президенте,— сказал Ярослав Нилов.— И когда на следующей неделе окончательно поступит законопроект Хованской, мы определимся с альтернативностью и поймем, что будем делать дальше».

«Безусловно, правительственный законопроект и законопроект Миронова—Хованской являются альтернативными,— заявил “Ъ” юрист Григорий Вайпан, представляющий интересы трех заявительниц иска в Конституционном суде.— Поэтому законопроект правительства не может быть рассмотрен, пока не будет проведена подготовка к рассмотрению альтернативного законопроекта. И пока не будут получены отзывы на него».

Господин Вайпан не согласен с заявлением Татьяны Костаревой, что Конституционный суд не высказался по вопросу очередности наделения репрессированных жильем.

Он напомнил, что Конституционный суд в прошлогоднем постановлении призвал власти страны к «возможно более полному возмещению такого вреда на основе максимально возможного использования имеющихся средств и финансово-экономического потенциала».

Ранее судья КС Лариса Красавчикова поясняла “Ъ”, что действующий закон «нарушал сам принцип, который был заложен в Конституции,— возместить вред, причиненный жертвам политических репрессий». «Субъекты федерации не создали специального порядка компенсации для этой особой категории граждан,— сказала судья Красавчикова.— Конституционный суд не может указать, каким должен быть этот механизм, но он потребовал его разработать».

«Принципиально неверно приравнивать жертв репрессий к малоимущим гражданам, многодетным семьям и другим льготникам,— заявил “Ъ” Григорий Вайпан.— Обеспечение репрессированных жильем — это не льгота, не помощь, а компенсация за незаконно отнятое. Государство имеет перед этими людьми обязательство по возмещению вреда, и это обязательство должно быть исполнено. Почти 30 лет, с момента принятия закона о реабилитации в 1991 году, эти люди ждут обещанного государством жилья. Теперь же чиновники, по сути, хотят все обнулить: предлагают старикам вставать в самый конец общей очереди и ждать заново еще столько же».

По словам юриста, две заявительницы недавно встали в общую очередь за московскими квартирами.

«Знаете, какие у них номера в очереди на московское жилье? 54 тысячи с чем-то там. Сейчас им уже за 70 лет, и квартиры они получат, только если доживут до 100 лет,— сказал господин Вайпан.— Не может так быть, чтобы государство устанавливало заведомо нереализуемое право».

Александр Черных


Комментарии
Профиль пользователя