Коротко

Новости

Подробно

Фото: Ирина Сомова / пресс-служба Единой лиги ВТБ

«Игроки устали отдыхать»

Генеральный директор Единой лиги ВТБ Илона Корстин о новом сезоне

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Генеральный директор Единой лиги ВТБ Илона Корстин после переизбрания на новый четырехлетний срок по итогам совета лиги рассказала в интервью корреспонденту “Ъ” Афсати Джусоеву о том, каким будет сезон-2020/21 баскетбольного первенства, объяснила, как лига и клубы справились с последствиями пандемии коронавируса и какие планы стоят перед Лигой ВТБ.


— В новом сезоне Единой лиги ВТБ снова примут участие 13 команд. Лига сама не готова никого сейчас принимать или попросту нет заявок?

— Официальных заявок действительно не поступало. Но не потому, что нет желающих присоединиться к Единой лиге. У нас есть «Самара». Клуб уже не первый год стремится к тому, чтобы войти в Единую лигу. Но мы считаем, что пока в городе не будет своего зала, отвечающего всем требованиям регламента, принять «Самару» мы не сможем. Арена, я знаю, строится. И вот когда она появится, к вопросу о включении клуба в число участников мы вернемся. Был ведь уже случай с «Красным Октябрем» (волгоградский клуб был расформирован в 2016 году вскоре после того, как у его владельца Дмитрия Герасименко возникли проблемы с законом.— “Ъ”), когда тоже обещали построить арену, но так ничего и не сделали. В «Самаре» прекрасно знают о нашей позиции, поэтому заявку руководство клуба не подавало.

— Еще недавно казалось, что Единой лиге из-за того, что «Калев» снялся с прошлого чемпионата, придется ограничиться 12 участниками. Но «Калев» вернулся…

— Это не совсем возвращение, учитывая, что и ухода полноценного не было. Просто в клубе сменилось руководство, были высказаны комментарии, создавшие впечатление, что «Калев» покинет Единую лигу. Но в результате, когда новый менеджмент разобрался в ситуации, выяснилось, что у «Калева» есть возможность остаться в лиге. Надо учитывать, что заявления о том, что эстонский клуб покинет Единую лигу, появлялись на фоне острой фазы пандемии коронавируса. Тогда у многих возникло ощущение, что все пропало и нужно закрыться в бункере. Но со временем стало очевидно, что ситуация хоть и сложная, но ее можно и нужно перетерпеть.

— В 2017 году вы рассказывали в интервью “Ъ”, что некоторые иностранные клубы отказываются от идеи присоединиться к Единой лиге, опасаясь неприятностей с властями своих стран. Изменилась ли за прошедшее время ситуация и насколько ощущается влияние политики на международный статус Единой лиги?

— Конечно, ощущается. Не будь этой политики, у нас бы «Жальгирис» играл. Но клубам из Литвы политика не дает принять решения правильные с точки зрения и спорта, и бизнеса. Думаю, не надо говорить какой интерес вызывали бы матчи, скажем ЦСКА и «Жальгириса». Да и времени у них на то, чтобы у нас выступать нет. Чемпионат Литвы ведь в четыре круга проходит. У клубов просто нет физической возможности играть в других еврокубках.

— Как, по-вашему, клубы пережили острый период ограничений из-за пандемии коронавируса? Руководители многих команд опасались, что придется затягивать пояса, но судя по тому, что ЦСКА уже успел усилиться Николой Милутиновым и Торнике Шенгелией, «Химки» сохранили Алексея Шведа и готовятся к большим покупкам, все не так страшно, как казалось.

— Руководители клубов не лукавили, когда говорили о потерях. Они есть.

Собственно и сама Единая лига не досчиталась 20% поступлений от реализации медиаправ. Другое дело, что денег стало меньше у всех примерно в равных пропорциях. Клубы, можно сказать, просто сделали шаг назад, но система в целом осталась сбалансированной.



И если судить по приобретениям, в том числе упомянутых вами клубов, то спортивный уровень пострадать не должен. Чемпионат, похоже, будет очень интересным.

— Сезон начинается 20 сентября. То есть раньше обычного. Почему?

— Учитывая перенос Олимпиады на 2021 год, Международная федерация баскетбола (FIBA) предписала завершить все внутренние первенства не позднее 15 июня. Чтобы уложиться в график, пришлось назначить старт чемпионата на более ранний срок. Что касается формата турнира, то особых изменений тут не будет. На Совете лиги клубам нужно было лишь выбрать из двух вариантов проведения play-off. Первый предусматривал проведение каждого раунда до трех побед, второй — что четвертьфинальные серии пройдут до двух побед, а полуфиналы и финал — до трех. Клубы решили, что им больше подходит первый вариант. Кстати, раннее начало чемпионата поддержали все клубы. Все-таки игроки устали отдыхать.

— Какие меры Единая лига готовит на случай новой волны COVID-19?

— Ситуация быстро меняется, и предсказать, какой она будет в сентябре, ни тем более в феврале, на который у нас намечен Матч звезд, очень сложно.

Конечно, мы надеемся на то, что чемпионат пройдет в обычном режиме, что на трибунах будут зрители. Но нам остается ориентироваться на позицию Роспотребнадзора и других государственных органов.

Но с нашей стороны идет обычная работа по подготовке. Исходим из того, что чемпионат стартует несколько раньше, чем обычно — 20 сентября, а Матч звезд состоится в феврале 2021-го.

— Если матчи регулярного чемпионата еще можно провести без зрителей, то вот Матч звезд без них теряет всякий смысл. Это все-таки своего рода визитная карточка Единой лиги. И насколько я знаю, идея его проведения принадлежит вам.

— Да, вот такая мечта у меня была. В 2016 году говорила, давайте сделаем, это же здорово. Но проект затратный, как в том, что касается финансов, так и по времени и усилиям. Могут сказать, что каждый год мы всем офисом месяца три-четыре работаем именно на организацию Матча звезд. К тому же было очевидно, что запуск проекта, его развитие, потребует значительных вложений. Причем о том то, что проведение Матча звезд сразу же будет давать прибыль, речи не было. Но хорошо, что в 2017 году идею все же удалось реализовать. Матч звезд ведь действительно стал самостоятельным событием и коммерческим продуктом. Под него подписываются контракты со спонсорами, которым интересен именно этот продукт. Матч звезд стал и заметным мероприятием в жизни Москвы в целом. В результате уже два года мы получаем субсидию от Москомспорта. Хорошо идут и продажи билетов. Средняя выручка за четыре года составила 12,5 млн руб., и это больше, чем приносит билетная программа за целый сезон у многих клубов. В результате финансовая нагрузка на лигу при организации матча снизилась значительно. Сейчас мы докладываем совсем немного денег в бюджет шоу. Что касается того, пройдет шоу или нет, то мы исходим из того, что оно состоится.

— А Единая лига ВТБ платит за аренду «ВТБ Арены», которая и в 2021 году примет Матч звезд?

— Да. Причем без дисконта. По рыночной стоимости.

— На Совете лиги ваши полномочия генерального директора были продлены еще на четыре года. Как, по-вашему, первый срок вам удался? Наверняка ведь волнительно было браться за эту работу

— Перед этим три года я работала заместителем гендиректора, так что имела представление о том, что собой представляет лига, как она работает. Но да, генеральный директор лиги отвечает за все аспекты оперативного управления, поэтому уровень ответственности совершенно иной. Мне хотелось сделать так, чтобы как минимум не стало хуже, чем раньше. И, конечно же, улучшить показатели.

— Например, привлечь новые клубы…

— Мы не могли сильно расширяться, потому что ограничены календарем. Наши команды играют в других европейских соревнованиях, к тому же появились окна FIBA для матчей с участием сборных. Так что значительно увеличивать количество участников мы не могли. Но могли внимательно отслеживать и выбирать команды, которые у нас играли на протяжении этих четырех лет. То есть мы проверяли финансовую составляющую и, естественно, смотрели на спортивный результат. Из команд, появившихся за это время, выделила бы «Зелена-Гуру». Польская команда выступала и в Лиге чемпионов FIBA и в Кубке Европы. В этом году у «Зелена-Гуры» тоже был выбор: сыграть в Кубке Европы, либо в Лиге чемпионов ФИБА. Но они решили остаться в Единой лиге. По-моему, их приглашение было правильным выбором. Во-первых, их появление способствовало росту конкуренции в лиге. Во-вторых, поскольку это иностранная команда, оно расширило географию лиги.

— А если отвлечься от собственно спортивных показателей…

— За четыре года была проведена огромная работа. Это видно из сопоставления показателей.

Например, бюджет Единой лиги вырос на 20%. Было 557 млн руб. четыре года назад, в сезоне 2018/19 — 712 млн руб., в сезоне 2019/20 — 690 млн руб.



Но тут надо делать сноску, что чемпионат был досрочно завершен. На следующий у нас запланирована примерно такая же сумма, как и в сезоне 2019/20. Рост стал возможным благодаря пересмотру в сторону увеличения контракта с генеральным спонсором Банком ВТБ. Плюс появились новые партнеры в лице компаний АЛРОСА и «Фонбет». Выросли на 30% поступления от реализации медиаправ.

— А расходы?

— Они, естественно, тоже выросли. Ключевая статья расходов это собственно проведение чемпионата и выплата призовых. По последней статье рост на 19% — cо 131 млн руб. в 2016-м до 157 млн руб. в минувшем сезоне. Лига активно вкладывается и в улучшение качества судейства. Когда я сама играла, мне постоянно казалось, что судьи сговорились против нас, но потом, когда удалось взглянуть с другой стороны, поняла, что все не так просто. Но то, что над качеством судейства надо работать постоянно,— очевидно. Судейским департаментом лиги руководит известный в прошлом греческий рефери Никас Пицилкас, за плечами которого работа на множестве топовых соревнований. Помимо работы в Единой лиге он занимает должность тренера-инструктора судей Евролиги. В рамках программы, разработанной под его руководством, мы не только проводим значительное количество обучающих семинаров для рефери, но и работаем с молодыми судьями. С тем, чтобы, во-первых, выделить среди них обладающих наивысшим потенциалом, во-вторых — уже начинать готовить их к работе на уровне Единой лиги. За каждый матч они получают достойную плату. Для сравнения: в российской Суперлиге гонорар за один раз в три раза меньше. Хотела бы отметить, что за качественных арбитров уже давно началась серьезная конкуренция. Скажем, Евролига стремится к тому, чтобы арбитры, которые сейчас работают и на ее матчах и обслуживают игры других турниров, полностью перешли на работу исключительно в Евролиге и проводимом ею же Кубке Европы. Так что важность работы по воспитанию своего кадрового резерва переоценить трудно.

— Оглядываясь назад, можете сказать, что решение именно о завершении, а не о приостановке прошлого сезона было верным? Скажем, баскетбольное первенство в Испании возобновилось после перерыва и было доведено до конца.

— Уверена, что это было правильное и своевременное решение. Подтверждение тому, что все сделано правильно мы получили почти сразу. В принципе решение о том, что чемпионат надо останавливать было принято 12 марта. Но в тот день «Локомотив-Кубань» играл в гостях против «Калева». И раз уж краснодарцы прилетели на игру, мы сочли правильным провести матч. Но уже на следующий день выяснилось, что один из сотрудников «Калева» заболел коронавирусом. Тогда закрыли на карантин и «Локомотив», и «Калев», понимая, что ситуация серьезная, инфекция уже проникла в клубы и действовать надо быстро. А что касается того, почему мы решили именно завершить чемпионат, то, во-первых, непонятно было, насколько долго продлятся ограничения, наложенные в связи с пандемией, во-вторых, страны начали закрывать границы. А мы все-таки международная лига, и получалось так, что мы просто не могли проводить многие матчи. Плюс приостановка сезона на неопределенный срок сразу вызвала бы вопросы к лиге со стороны клубов. Им же надо было что-то делать с игроками. Играть, тренироваться баскетболисты не могут, но при этом остаются в распоряжении команд. Значит, им надо платить зарплату. Как ее платить, в каком объеме, как долго? Вопросы важные, учитывая, что остановка турниров ударила и по доходам команд.

— То есть игрокам за время вынужденного простоя не заплатили?

— Клубы, выступающие в Евролиге, договорились с профсоюзом игроков о снижении зарплат на 20%. Другие команды решали вопрос в индивидуальном порядке. Но сокращение зарплат было, даже сотрудникам Единой лиги сократили на две трети. Понятно ведь было, что в прежнем режиме существовать не получится, нужно приспосабливаться. Надеюсь, сейчас вернемся в прежний график.

— Единая лига ВТБ стабильно включается в топ-3 ведущих баскетбольных чемпионатов Европы. Но на первом месте чаще все же оказывается испанская ACB. Вы согласны с такой оценкой?

— Лично я считаю, что первые мы (смеется). В любом случае стабильно высокие позиции, занимаемые Единой лигой, свидетельствуют о том, что в ней выступают качественные команды. А это следствие того, что мы придерживаемся довольно жестких требований регламента, требуя от клубов не только хорошей спортивной составляющей, но и наличия арены, отвечающей ряду требований, а также гарантий финансовой стабильности. Это и создает запас прочности.

Как показала практика, отход от жестких критериев ничего хорошего не дает. Команда, им не соответствующая, может просто остаться без финансирования посреди сезона.



Такой опыт у нас тоже было с грузинской «Витой», у которой по ходу сезона 2015/16 просто закончились деньги. Ну а так смотрите сами: в Евролиге Единая лига уже второй сезон подряд будет представлена тремя командами — ЦСКА, «Химками» и «Зенитом». УНИКС и «Локомотив-Кубань» у нас стабильно выступают в Кубке Европы, хотя поднимались и до уровня Евролиги. Есть еще Лига чемпионов FIBA, другие международные турниры, где также играют наши команды. То есть большая часть команд Единой лиги получает приглашения и в международные соревнования. Это показатель качества.

— Одним из слабых мест российского спорта, игровых видов в частности, является то, что клубы очень мало зарабатывают сами и сильно зависят от взносов владельцев и спонсоров. Какова мотивация тех или иных компаний, когда они решают поддержать именно баскетбольный клуб, а не, скажем, футбольный?

— А вы сопоставьте расходы на содержание футбольного клуба и баскетбольного. Насколько мне известно, футбольному клубу Российской премьер-лиги на то, чтобы просто решать задачу по сохранению прописки в ней, нужно около 1 млрд руб. в год. Расходы на содержание футбольного и баскетбольного проекта несопоставимы, но мы часто эффективнее. У топовых российских футбольных клубов бюджеты больше в десять и более раз. А даже у ЦСКА, гранда европейского баскетбола, по данным на 2019 год бюджет составлял 2,86 млрд руб. Чуть больше чем за миллиард в баскетболе можно построить сильную команду уровня «Локомотива» или УНИКСа. Но при этом медиаохват, который генерирует баскетбол, по ряду параметров сопоставим, а по ряду даже лучше, чем в футболе ли хоккее. А вложения, повторю, гораздо меньше. Плюс еще одно — на баскетбол ходит семейная публика, а многие компании нацелены на продвижение своих брендов именно среди таковой. При этом посещаемость стадионов растет. За четыре года она увеличилась примерно на 10%.

— А что насчет телевизионной аудитории. Как ее наращивать?

— Мы работаем над этим. Например, были решены вопросы, не заметные болельщикам, но важные. Скажем, раньше техническая часть организации трансляции ложилась на клуб хозяев матча. Теперь эту работу взяла на себя лига. Она же по большей части ее и финансирует. Участие клубов ограничено фиксированными выплатами 2,5 млн руб. с каждого за сезон (в этом сезоне выплата составила 2 млн руб. из-за досрочного завершения сезона). Раньше к слову и по 5 млн руб. выходило. К тому же все трансляции матчей теперь оформлены в едином графическом стиле. Это важно для однозначной идентификации медиапродукта. Мы транслируем игры не только на «Матч ТВ», но и на своем сайте, через мобильное приложение, в социальных сетях. Например, в социальных сетях в среднем каждый матч Единой лиги собирает 120 тыс. просмотров. Средний охват прямых трансляций уже на протяжении четырех сезонов превышает 1 млн человек. И очевидно, что именно новые каналы распространения продукта наиболее перспективны.

Комментарии
Профиль пользователя