Коротко

Новости

Подробно

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ   |  купить фото

«В смысле прозрачности у нас вряд ли есть конкуренты»

Генеральный директор Единой лиги ВТБ Илона Корстин о стратегии ее развития

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 16

На следующей неделе стартует очередной сезон Единой лиги ВТБ. Генеральный директор лиги Илона Корстин в интервью “Ъ” рассказала о текущем положении дел и о вызовах, которые стоят перед клубным баскетболом.


— Мы правильно понимаем, что перед стартом очередного сезона все у Единой лиги ВТБ в порядке и слухи по поводу некоторых клубов, якобы оказавшихся в критическом с точки зрения финансирования положении, слухами и остались?

— У нас все хорошо. Все тринадцать команд, которые участвовали в предыдущем чемпионате,— с нами. Все идет, как запланировано.

— То есть, например, «Парма», прошлогодний новичок, чьи проблемы как раз слухами точно не были, их решила?

— К «Парме» нет никаких претензий. Она официально подтвердила бюджет, и он больше, чем прошлогодний. По составу мы видим, что команда стала сильнее. Понимаете, первый год в лиге для любого клуба — это всегда шок, сезон уходит на адаптацию к уровню соревнований. Самый сложный период «Парма» прошла, так что результаты должны быть лучше. Более того, если говорить о работе с болельщиками, то мы ее уже ставим в пример другим. «Парма» — самая посещаемая команда прошлого сезона (5115 человек в среднем.— “Ъ”).

— То есть вы надеетесь, что «Парма» одержит не одну победу, как в минувшем сезоне, а три-четыре?

— Скорее надо говорить об эффективности использования средств. Вот в прошлом сезоне у нас был пример экстремальной эффективности — латвийский ВЭФ. С минимальным, в десятки раз меньше, чем у лидеров, бюджетом он попал в play-off, занял в чемпионате шестое место. Бюджет важен, но важнее квалифицированный менеджмент… А если продолжать тему «Пармы», то советую вам посмотреть на итоги матчей, которые она уже успела провести перед стартом чемпионата. Этот клуб выигрывал в Кубке вызова, в большинстве товарищеских матчей.

— Мы знаем, что летом Единая лига продумала меры по стимулированию клубов за эффективное использование ресурсов. Вы можете рассказать о них подробнее?

— Уточню: речь о мерах стимулирования за маркетинговую эффективность. На самом деле мы каждый год выделяем клубам премиальные. Они рассчитываются по нескольким критериям, среди которых основной — это спортивный результат. Так вот с нынешнего сезона мы ввели новый критерий — маркетинговая эффективность. Это прежде всего работа с болельщиками. Те клубы, которые лучше всего проявят себя в ней, будут премированы.

— Какие это суммы?

— Они, конечно, не такие большие. По этому показателю — 6 млн руб. Но в любом случае стимул у клубов появляется. В связи с таким новшеством мы, кстати, ввели и электронный контроль за клубными билетными программами. Мы хотим, чтобы у нас появились точные цифры. Одно дело, когда зрителей подсчитывает на глазок комиссар лиги или когда информацию присылают сами клубы. Другое — когда есть электронная система, которую не обманешь. Человек прошел на арену, приложил билет к сканеру — получаются реальные цифры.

— Благодаря системе можно же отчасти контролировать и финансовую деятельность клубов в целом? Сергея Иванова, помнится, удивляли некоторые цифры…

— Ну, финансовая деятельность клубов — это их личное дело.

— Финансовая деятельность банков — тоже частное дело банков. Но там есть регулятор.

— Я считаю, у нас и так есть предмет для гордости. Мы — единственная в стране профессиональная спортивная лига, которая ежегодно раскрывает бюджеты клубов. Из них видны все их траты, расходы, заработки. Сама Единая лига также публично отчитывается о своей финансовой деятельности. В смысле прозрачности у нас вряд ли есть конкуренты.

— Следующий шаг — раскрытие зарплат игроков?

— У нас есть цель — показать, что мы прозрачная организация, показать, на какие направления расходуются средства. Раскрытие клубных бюджетов ее достигает, а заодно дисциплинирует клубы.

— Мы скорее имеем в виду, что публикация деталей контрактов игроков, возможно, поспособствовала бы росту интереса к ним.

— Или, наоборот, вызвала раздражение и агрессию? Мы же видим, какую реакцию вызывает бюджет ЦСКА — самый большой в лиге: споры, пререкания.

— Вы не задумывались о внедрении каких-то радикальных финансовых инструментов для подравнивания конкуренции? Континентальная хоккейная лига, допустим, вводит жесткий потолок зарплат.

— Единую лигу ВТБ и Континентальную хоккейную лигу нельзя сравнивать. Клубы КХЛ играют только в КХЛ. Клубы Единой лиги играют помимо ее чемпионата в еврокубках — Евролиге, Кубке Европы, Лиге чемпионов FIBA. Для участия в этих соревнованиях нужны разные бюджеты. Если бы наше первенство было бы закрытым, как первенство НБА, тогда можно было бы говорить о введении потолка зарплат, иных ограничений.

— От Единой лиги ВТБ разыгрывается одна путевка в Евролигу, еще одна (лицензия А) есть у ЦСКА. Это ведь мало, учитывая наши достижения?

—Только три лиги в Европе имеют дополнительную путевку от Евролиги за национальный чемпионат — это мы, Испания и Германия. Считаю, это очень хорошо для нас. Евролига ведь прежде всего смотрит на то, кто может помочь заработать больше денег. Деньги приносят в первую очередь телевизионные контракты. У нас же все «перевернуто». У нас телевидение запрашивает деньги за трансляции наших матчей.

— То есть вы платите «Матч-ТВ» за показ чемпионата?

— У нас есть два договора. По первому «Матч-ТВ» показывает определенное количество топовых матчей, бесплатно по совместной договоренности. Но мы, будучи заинтересованными в как можно более широком охвате, потому что телетрансляции повышают популярность баскетбола, заключили договор и на показ остальных встреч — категорий B и C — на тематических каналах. Вот за него мы платим.

— Какова его стоимость?

— Стоимость я раскрыть не могу. Скажу только, что она разделена между лигой и клубами, поскольку клубы сами заинтересованы в том, чтобы их матчи транслировались по телевидению… С Евролигой похожая история. Каждый год через непростые переговоры Евролига заключает соглашение на показ ее матчей в России — причем бесплатно. В других же странах — в Испании, Турции, Израиле — телевидение платит огромные деньги Евролиге, выкупая права на трансляции. Евролига — коммерческий турнир — на них зарабатывает. Понятно, что она старается брать команды из этих чемпионатов.

— А какой порядок цифр в случае с зарубежными лигами?

— Приведу пример: Испанская лига ACB за продажу своих ТВ-прав получает €8 млн — это практически годовой бюджет, который мы собираем со всех спонсоров. А с Евролигой у испанского телевидения есть отдельный договор. Вы видите, насколько у нас разные рынки? Но выхода нет: чтобы была популярность, привлекательность вида, чтобы воспитывать новое поколение болельщиков, нужно показывать матчи по телевидению.

— Ну, телевизионный менеджер в ответ на ваши жалобы насчет денег скажет, что это ваша вина в том, что у баскетбола низкие рейтинги.

— Все взаимосвязано: если ТВ не будет показывать баскетбол, то он никогда не будет никому интересен. Поэтому обе стороны должны быть заинтересованы в совместном развитии. Повторю, мы сознательно вкладываем определенный бюджет в телетрансляции, который могли бы отдать клубам, например на премиальные, или инвестировать в развитие. И еще мы вкладываемся в создание качественного продукта, который в дальнейшем, я надеюсь, будет приносить прибыль. Мы ведем с телевизионщиками постоянный диалог. Они говорят, как сделать трансляции более интересными, что для этого нужно — обеспечить возможность интервью, доступ в раздевалки и т. д. Все замечания стараемся учитывать.

Но некоторые моменты от нас не зависят. Когда в зале пустые трибуны — может быть красивая картинка? Вот почему мы хотим стимулировать клуб на работу с болельщиками. У нас уже разработаны действенные программы по привлечению зрителей на арены. Но собственными силами охватить все тринадцать клубов лига не в состоянии. Клубы сами должны проводить работу, сами должны осознавать, что болельщики — это их заработок. Тут все взаимосвязано.

— Тринадцать участников, на ваш взгляд, плохая или хорошая цифра? Есть какое-то оптимальное количество для чемпионата? Когда-то в Единой лиге ВТБ команд было гораздо больше и она охватывала приличный кусок Восточной Европы. Теперь это чемпионат России с «довеском». Вы отказались от прежних амбиций?

— Единая лига, вы правы, менялась. Было 20 команд, было 16… С 16, кстати, мы стали играть круговой турнир, и я считаю, что это в принципе был оптимальный формат. Более того, Евролига именно по нашему примеру год назад перешла на него… Но тут надо учесть то, что мы сейчас сталкиваемся с такими проблемами, которые не зависят от нас. Главная — глобальный экономический кризис. Во всем европейском баскетболе — и не только в баскетболе — достаточно тяжелая ситуация. Сокращаются бюджеты всех видов спорта. Второй момент — политический. Я имею в виду отношение к России, а Единую лигу воспринимают именно как российскую.

— Вы не преувеличиваете?

— Я знаю о том, что в некоторых соседних с Россией государствах спонсоры говорят клубам: если вы будете играть в этой российской лиге, мы закроем финансирование. Хотя парадокс в том, что Единая лига ВТБ — международный турнир. Так куда развиваться, куда идти? Мы ведем диалог с другими странами — все боятся: у нас санкции, как же мы пойдем к вам играть? То есть мы — заложники ситуации. И конфликт FIBA с Евролигой тоже мешает развиваться, потому что клубы не понимают, чем он закончится, какое у них будущее. И еще момент. При нынешнем формате Евролиги у клубов плотнейший график. Бывает так, что клубы проводят по три матча в неделю. Плюс — окна FIBA. Топовые игроки и так перегружены. Расширять чемпионат — значит еще увеличивать нагрузку на них. Можно расшириться разве что совсем чуть-чуть — до 14 команд. Но как бы то ни было, во главу угла нужно ставить качество команд, а не их количество. Нам нужны конкурентоспособные, интересные команды, соответствующие критериям лиги.

— Каким именно?

— В первую очередь высокая спортивная составляющая и финансовая стабильность. Затем — наличие зала вместимостью не менее 3 тыс. человек, а также аэропорта и отелей высокого класса. Тут мы опять возвращаемся к телевизионной картинке: для того чтобы можно было сделать ее достойной, нужны соответствующие условия. Но, к сожалению, далеко не все команды могут обеспечить такие условия. В принципе мы могли бы набрать прямо сейчас и 16 команд, но опять же в ущерб качеству. Совсем не хочется столкнуться с ситуацией, когда у клуба в середине сезона заканчиваются деньги и лиге, чтобы не сорвать график турнира, приходится брать расходы на себя. В позапрошлом сезоне при прежнем руководстве лиги именно это случилось с тбилисской «Витой». Опыт плачевный, и мы сделали соответствующие выводы.

— В спорте сейчас наблюдается тренд по движению на Восток, в частности, в Китай, где в спортивные проекты вкладывают серьезные средства. Намерены ли вы искать выходы на китайский рынок?

— Да, в Китае баскетбол очень популярен, и совсем недавно я встречалась с представителями Олимпийского комитета Китая и Федерации баскетбола Китая. И в целом китайское направление действительно интересное. Там и экономическая ситуация более стабильная, и политические аспекты, учитывая хорошие российско-китайские отношения, благоприятны. Но для того чтобы экспансия на Восток действительно случилась, нужны деньги. Нельзя просто так создать там команду и включить ее в чемпионат. Речь должна идти о создании целого Восточного дивизиона, то есть о пересмотре структуры первенства.

— Если уж речь зашла о структуре первенства, прокомментируйте, пожалуйста, внедрение «Финала четырех» для определения сильнейшей команды лиги. Ведь не все руководители клубов хорошо восприняли отказ от классической схемы с сериями play-off. Со стороны даже кажется, что смысл нововведения — постараться не дать ЦСКА снова стать чемпионом.

— Нет, это совсем не так. При чем тут вообще ЦСКА? Да, ЦСКА является лидером нашего чемпионата, но у нас есть еще 12 других команд. Что до решения об учреждении «Финала четырех», то принималось оно не тайком, а на совете лиги, на котором большинство клубов проголосовало «за». Их руководители понимают, что лиге нужно развиваться, что ей нужны встряска и интрига, на которые в конечном счете завязана популяризация баскетбола и интерес болельщиков. Все это может дать «Финал четырех», который реально превратить в по-настоящему заметное событие. Его проведение вместо серий до трех побед к тому же позволит избежать наложения решающих матчей баскетбольного первенства на первые матчи чемпионата мира по футболу 2018 года.

Определенное влияние на переход к «Финалу четырех» оказало и то, что в прошлом сезоне в Сочи очень успешно прошел Матч всех звезд лиги. Мы здорово в него вложились — и организационно, и финансово, но в результате получили большой баскетбольный праздник, собрали 12 тыс. зрителей, ну и рейтинги телевизионные были очень высокие. В этом сезоне Матч всех звезд примет Санкт-Петербург, и менеджмент Единой лиги ВТБ ведет тщательную подготовку, чтобы это событие прошло на самом высоком уровне.

— А с местом проведения «Финала четырех» уже определились?

— Мы сейчас над этим работаем, подбираем оптимальную арену. Тут опять же чемпионат мира по футболу создает нам проблемы. Сейчас могу сказать, что клубы высказали пожелание, чтобы «Финал четырех» проходил на нейтральной площадке.

— В российском спорте наметился тренд на импортозамещение, ужесточение лимита на легионеров. В Единой лиге тем временем он не меняется уже много лет…

— Имеющийся у нас лимит на легионеров полностью соответствует нормам, установленным Министерством спорта РФ. Если завтра Минспорт примет другое решение, то и лига отреагирует соответствующим образом. Хотя я считаю, что перегибать палку с лимитом не стоит. Ведь хорошие игроки рождаются только в здоровой конкуренции.

— Минувший чемпионат Европы, где сборная России вошла в четверку сильнейших, показал, что с конкуренцией в российском баскетболе дела обстоят не так уж и плохо…

— Да, очень хороший получился чемпионат. Ребят надо поздравить с четвертым местом. Жаль, что до медалей им не хватило совсем чуть-чуть. По собственному опыту знаю, как это тяжело воспринимается. Моя последняя Олимпиада была в Лондоне, в 2012-м, там мы тоже стали четвертыми, и тогда мне потребовалось два месяца, чтобы отойти от этого поражения, которое тогда казалось большой неудачей.

Но проходит время, и ты понимаешь, что это очень хороший результат. Тем более все видели, что сборная выкладывалась на 100%. Да, немного не хватило. Может, если бы не травмировался перед чемпионатом Сергей Карасев, на Алексея Шведа не выпадала бы такая нагрузка и команда была бы стабильнее. Но как бы то ни было, выступление сборной даст импульс развитию баскетбола в стране.

— Как у вас складываются отношения с президентом РФБ Андреем Кириленко?

— У нас очень хорошие, рабочие отношения, и я рада, что мы наконец наладили контакт с РФБ. Уже второй год я вхожу в исполком, являюсь членом бюро исполкома, так что возможность обсудить актуальные вопросы всегда есть. Единая лига старается поддерживать федерацию. Считаю, что Андрей Кириленко взял правильный вектор развития. У РФБ в приоритете массовый, детский спорт и сборные. А за профессиональный — мужскую лигу — отвечаем мы.

Интервью взяли Афсати Джусойти и Алексей Доспехов


Комментарии
Профиль пользователя