Коротко

Новости

Подробно

Фото: Алексей Холкин

Суд поверил мессенджеру

Он посчитал сообщение в закрытом чате призывом к митингу

от

Правозащитники возмущены и называют опасным прецедентом решение горсуда Воскресенска арестовать на трое суток активиста движения «Я — народ» Алексея Холкина за организацию митинга без согласования с властями (ч. 2 ст. 20.2 КоАП). Господин Холкин является лидером протеста против строительства мусоросжигательного завода в регионе, а поводом для судебного решения стала акция двух молодых людей, которых, по их словам, вдохновили слова господина Холкина в закрытом чате «выйти после послаблений». Сообщение не содержало более конкретного призыва, а также даты, места и времени акции, однако судья увидел в активисте ее организатора. Опрошенные “Ъ” юристы опасаются, что и другие суды вслед за воскресенским будут расценивать рассуждения в переписке как деятельность по организации мероприятий.


Активист движения «Я — народ» Алексей Холкин из Воскресенска несколько лет выступает против строительства мусоросжигательного завода в районе. В частности, он добивался через суд от компании-застройщика АГК-1 (контроль над которой имеет АО «РТ-Инвест» — дочерняя компания «Ростеха») предоставить проектную документацию завода для независимой общественной экспертизы (см. “Ъ” от 31 октября 2019 года). Сейчас активист помогает протестующим из других городов, вблизи которых планируется построить аналогичные предприятия.

30 июня в отношении Алексея Холкина был составлен протокол по ч. 2 ст. 20.2 КоАП (организация либо проведение публичного мероприятия без подачи в установленном порядке уведомления). Поводом полицейские посчитали акцию против МСЗ, которую провели два молодых человека (Белов Н. А. и Тениховский В. А.) 16 июня в подмосковной деревне Степанщино. «Полиция считает, что при этом они нарушили закон,— написал Алексей Холкин в Facebook.— Кто же вдохновил их на акцию? Пикетчики говорят, что вышли они на пикет, так как прочитали мои сообщения». В тот же день господин Холкин предстал перед судом. Из постановления (копия есть у “Ъ”) следует, что молодые люди прочитали скриншот переписки из приватного чата в Whatsapp с сообщением Алексея Холкина: «Если мы хотим, чтобы про нас не забывали, надо побольше шуметь. Про Шиес не забывают, например. Боимся выйти в карантин? Давайте попробуем выйти после послаблений». Они сделали плакаты и вышли с ними в Степанщино 16 июня, потому что были, по их словам, уверены, что мероприятие согласовано. “Ъ” не смог выяснить, были ли привлечены к ответственности молодые люди.

Как пояснила “Ъ” член движения «Я — народ» Алена Андреева, речь идет о сообщении в приватном чате, в котором молодые люди не состоят.

“Ъ” ознакомился с указанной перепиской: в сообщении не говорилось о конкретном месте и времени возможной акции.

Воскресенский горсуд арестовал Алексея Холкина на трое суток. «Указания Холкина о том, что он не являлся организатором мероприятия, являются несостоятельными, поскольку полностью опровергаются первичным материалом, собранным по делу, показаниями свидетеля Белова (один из пикетировавших.— “Ъ”), который категорически настаивал, что 14 июня была рассылка сообщения от Холкина об организации митинга... который согласован Холкиным с администрацией района»,— говорится в судебном постановлении.

«Было сообщение, что надо выходить на протесты, без указания конкретного места и даты,— комментирует глава правозащитного проекта "Апология протеста" Алексей Глухов.— С точки зрения российского законодательства даже с учетом репрессивных практик невозможно считать это агитацией. Сообщение Холкина было лишь о том, что способ взаимодействия с властью у активистов один — мирный протест».

С тем, что это сообщение нельзя назвать агитацией и призывом к мероприятию, соглашается управляющий партнер «Коллегии медиаюристов» Федор Кравченко: «В постановлении суда говорится, что он организовал мероприятие, но нигде нет указания на время и место, кроме расплывчатой фразы, что надо собраться после послаблений (ограничений из-за коронавируса.— “Ъ”). Недостаточно доказательств, что Холкин призывал к чему-то конкретному». При этом юрист допускает, что свидетели могли быть провокаторами: «Если бы они пикетировали по отдельности, это бы не требовало согласований. Вполне возможно, целью была профилактика со стороны властей, которые боятся подобных выступлений. Чтобы в дальнейшем была возможность применить к Алексею Холкину более серьезное наказание, если еще раз организует митинг».

Федор Кравченко обращает внимание, что в каждой последующей инстанции дело будет «набирать веса» и в итоге может «стать опасным прецедентом, на который будут опираться другие суды».

«Если практика устоится, она будет очень универсальной,— говорит Алексей Глухов.— Достаточно будет взять комментарий любого активиста в социальных сетях о том, что надо мирно протестовать против тех или иных решений. И даже если сообщение было написано давно, два свидетеля всегда смогут сказать, что прочитали пост, долго думали и вот решили выйти, побужденные призывом к протесту, и что их организовал Иван Иванов из города Н».

«Сейчас любой активист, за что бы он ни выступал, какую бы позицию ни имел, но если она расходится с позицией власти, он может пострадать за невесть что»,— заявил “Ъ” глава комиссии СПЧ по гражданским свободам Николай Сванидзе, отказавшись комментировать детали конкретного дела.

Защита Алексея Холкина подала в четверг жалобу на постановление суда об аресте, апелляция назначена 3 июля в Московском облсуде.

Анна Васильева


Комментарии
Профиль пользователя