Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

«Русским в Сирии иранцы не нужны»

Какие секреты Джон Болтон раскрыл о России, Владимире Путине и тайных российско-американских переговорах

от

Несмотря на противодействие администрации Дональда Трампа, в США вышли мемуары его бывшего советника по национальной безопасности Джона Болтона. Книга озаглавлена «Комната, где все случилось: мемуары о Белом доме». “Ъ” с особым интересом ознакомился с теми ее страницами, на которых господин Болтон пишет о России и Владимире Путине, публикуя в том числе подробности секретных переговоров с Кремлем.


В книге 570 страниц (из них 100 страниц примечаний), и для такого внушительного текста один из наиболее примечательных показателей — статистика упоминания того или иного человека или страны. Дональд Трамп упоминается в ней 2,7 тыс. раз, Владимир Путин — 194 раза, а Россия (вместе с Москвой) — 451 раз. Из всех иностранных государств чаще упоминается только Иран, а из иностранных лидеров — лишь лидер КНДР Ким Чен Ын.

Болтон в Москве


Джон Болтон отдельно останавливается на своем визите в Москву — советник приехал в российскую столицу в 2018 году подготовить встречу Дональда Трампа и Владимира Путина в Хельсинки. «Я приземлился в московском аэропорту Внуково 26 июня и на следующий день отправился в Спасо-хаус, давнюю резиденцию посла США в Москве»,— вспоминает чиновник. В Спасо-хаусе его ждал завтрак с «членами российских мозговых центров», в том числе с бывшим министром иностранных дел России Игорем Ивановым. Собеседники, по словам господина Болтона, разделяли пессимистический настрой насчет возможности урегулирования российско-американских отношений, несмотря на фигуру Дональда Трампа, поскольку мнение о России среди законодателей и простых людей не поменялось. Господин Болтон такую оценку счел верной.

«Я особенно напирал на вопрос вмешательства в выборы, зная, что большинство присутствующих быстро отчитаются своим контактам в Кремле и за его пределами. Я хотел, чтобы этот вопрос получил огласку»,— пишет советник.



После обеда американская делегация отправилась на встречу с российским Советом безопасности на Старую площадь. Несмотря на то что визави господина Болтона — секретаря Совета безопасности Николая Патрушева — в России не было, делегации с обеих сторон были готовы обсудить широкий спектр вопросов «от Ирана до контроля над вооружениями». Затем господин Болтон поехал в Дом приемов МИД на обед с главой российского дипломатического ведомства Сергеем Лавровым. «Я продолжил продавливать тему вмешательства в выборы, но Лавров от ответа ушел, сказав, что они не исключают возможную работу хакеров, но российское правительство ни при чем».

Далее господина Болтона ждала встреча с Владимиром Путиным в Кремле: «Мы приехали раньше, и, пока мы ждали, зашел министр обороны Сергей Шойгу с военной делегацией и поприветствовал нас. Затем он присоединился к встрече». За столом переговоров кроме самого Джона Болтона были Владимир Путин, Сергей Лавров, Сергей Шойгу и советник президента Юрий Ушаков. «Российская пресса затем заявила (вопреки фактам), что Путин пришел на встречу вовремя. Это идет вразрез с его обычаем заставлять визитеров — включая папу римского и королеву Великобритании — ждать. У меня не было нужды исправлять их (журналистов.— “Ъ”)»,— указывает автор мемуаров.

Начались переговоры. Пока на них присутствовала пресса, Владимир Путин рассказал об упадке отношений между Россией и США и обвинил во всем внутриполитические процессы в Соединенных Штатах. «Я не проглотил наживку. Я не собирался открыто соревноваться с Путиным на его домашней арене»,— отметил чиновник, сообщив, что хочет услышать об успешном опыте проведения Россией чемпионата мира по футболу. Затем пресса ушла — «дисциплинированно», как отмечено в книге,— и началась закрытая часть переговоров, о которой автор также рассказывает во всех деталях.

«Путин, по крайней мере сначала, зачитывал что-то с карточек и останавливался, позволяя отработать переводчику. Однако иногда он клал карты и говорил что-то вроде "Передайте президенту Трампу это"»,— вспоминает Джон Болтон.



По его словам, говорил лишь российский президент (потратив на речь 45 минут, включая последовательный перевод), остальные участники встречи со стороны Москвы молчали, лишь отвечали на вопросы президента — молчала и американская сторона. «Когда пришла моя очередь говорить, я сказал, что мы можем следовать двум походам: переговоров между противниками о взаимном ограничении или переговоров между конкурентами по деконфликтизации действий, которые могут привести к проблемам»,— отмечает советник.

Впрочем, тематика контроля над вооружениями оказалась не единственной, которую обсуждали стороны. Зашла речь и о Сирии. «Путин спросил — говоря о нашем желании, чтобы Иран ушел из Сирии,— кто будет реализовывать эти планы? Это был один из тех моментов, когда Путин указал на меня и попросил передать Трампу напрямую, что русским в Сирии иранцы не нужны, Россия от этого ничего не получает. У Ирана своя повестка дня, включая цели в Ливане и работу с шиитами, и с российской повесткой она не совпадает, создавая проблемы русским и Асаду.

Цель России, по словам Путина,— это консолидировать Сирию и избежать хаоса наподобие афганского, в то время как у Ирана более широкие задачи»,— написал господин Болтон.

По его словам, российский президент посвятил много времени обсуждению конкретных военных вопросов США и России в Сирии и предостерег Вашингтон от сотрудничества с сирийской оппозицией, которую, по его мнению, нельзя было бы считать верными союзниками. «Я сказал, что наши приоритеты — уничтожение ИГ ("Исламское государство", запрещено в РФ.— “Ъ”) и избавление от иранских сил. Мы не участвовали в сирийской гражданской войне, наша цель — Иран»,— пишет автор, отмечая, что это был самый интересный момент переговоров.

Затем началось обсуждение Украины, и российский президент занял «очень жесткую линию», раскритиковав поставки американского оружия Киеву и отказавшись даже обсуждать тему Крыма. «Затем — это был второй самый интересный момент встречи — он сказал, что в 2014 году Обама четко заявил ему, что, если Россия ограничится аннексией Крыма и не пойдет дальше, конфронтация закончится. Обама, однако, по какой-то причине передумал, и мы пришли к нынешнему тупику»,— вспоминает Джон Болтон. Он отмечает, что шла девяностая минута встречи, он чувствовал скорое ее окончание и заявил, что по Украине разногласия настолько серьезные, что обсуждать все подробно времени нет и лучше согласиться не соглашаться по всем вопросам.

Успели стороны вкратце обсудить и ядерные программы Ирана с Северной Кореей. «Путин поднял вопрос Северной Кореи. Россия поддерживала продвигаемый Севером принцип поэтапного обмена уступками, но он, похоже, не был полностью заинтересован этим вопросом»,— сообщает господин Болтон. «Путин произвел впечатление спокойного, уверенного в себе человека, который полностью контролирует ситуацию, несмотря на все внутренние экономические и политические трудности в России. Он полностью понимал приоритеты Москвы в вопросе национальной безопасности. Я без энтузиазма ждал момента, когда они с Трампом останутся в комнате один на один»,— признается советник.

Саммит в Хельсинки


Рассказывает господин Болтон и о переговорах Дональда Трампа и Владимира Путина в Хельсинки. «Мы получили сообщение, что самолет Путина вылетел из Москвы с опозданием, что соответствовало его обычаю заставлять гостей ждать. Я надеялся, что Трамп достаточно разозлится, чтобы быть с ним пожестче. Мы обсуждали отмену встречи, если Путин совсем опоздает, и решили в любом случае заставить его достаточно долго ждать в президентском дворце Финляндии»,— начинает рассказ господин Болтон…

По его словам, приближенные американского президента с тревогой ждали итогов почти двухчасовой встречи президентов. Выйдя с нее, Дональд Трамп рассказал, что он больше слушал, а говорил больше господин Путин. Переводчица уточнила, что 90% всего времени говорил именно российский лидер. «Трамп сказал, что было очевидно: Путин хочет уйти из Сирии и любит Нетаньяху. Путина, похоже, не особо волновал выход США из иранской ядерной сделки, но он сказал, что Россия в ней останется»,— пишет чиновник.

Снова в Москве


Наконец, советник излагает подробности закрытых переговоров с Сергеем Шойгу и Владимиром Путиным в Москве в октябре 2018 года на фоне тогда еще не реализованных планов США выйти из Договора о ракетах средней и меньшей дальности. «Он пошел дальше, заявив, что в нынешних условиях разумный человек может счесть договор РСМД нереалистичным из-за Китая и технологических изменений с 1987 года, когда договор был заключен,— пишет господин Болтон о словах господина Шойгу.— Я помню, что он завершил разговор, согласившись, что эффективность договора иссякла. Это была самая разумная вещь, которую по этому вопросу заявили в России».

Владимир Путин, по словам Джона Болтона, на закрытых переговорах заявил, что важнее не выход США из договора РСМД, а дальнейшие планы Вашингтона. «Очевидно, Путин больше всего был обеспокоен тем, что мы можем разместить в Европе. Вскоре он нашел способ испугать европейцев, намекая на то, что мы возвращались к конфронтации времен середины 1980-х годов во время размещения ракет Pershing II в Европе. Путин заявил об этом публично, угрожая нацелить (ракеты.— “Ъ”) на любую страну, которая разместит у себя ракеты, не подпадающие под договор РСМД. Впрочем, Россия уже это делала, в том числе путем размещения (ракет.— “Ъ”) в Калининграде,— это как раз одна из основных причин нашего выхода из договора»,— сообщает чиновник.

Джон Болтон еще раз раскрыл и истинную, с его точки зрения, позицию России по Ирану. «По Сирии Путин подчеркнул, что русским иранское присутствие в Сирии не нужно, и нам надо было понуждать их оттуда уйти. Он отметил, что обсуждал это с Нетаньяху»,— говорит господин Болтон. В беседе с российским президентом он подчеркнул, что США вновь вводят болезненные санкции против Ирана и разменивать их на уход Тегерана из Сирии они не готовы.

«Путин сказал, что понимает нашу логику и принимает к сведению нашу оценку, согласно которой народ Ирана устал от режима. Но предупредил, что, если мы объявим экономическую войну, поддержка режима лишь возрастет»,— вспоминает советник.

На это господин Болтон возразил, что, с его точки зрения, санкции подорвут поддержку режима, который и так «находится под огромным давлением». «Путин также признал, что у нас есть свои теории на тему того, как вести дела с Ираном, и мы посмотрим, какой подход сработает»,— вспоминает господин Болтон.

По словам советника, он возвращался домой с ощущением, что «Россия, всегда легко сваливающая вину на нас — особенно в глазах вечно нервных европейцев,— проведет формальную, раздражающую, но не угрожающую кампанию против нашего выхода из договора РСМД».

Заканчивается книга в том числе описанием поездки Джона Болтона на Украину, в Молдавию и Белоруссию. «Я хотел показать России, что у нас есть неизменная заинтересованность в ее периферии, и мы не оставим эти борющиеся государства одни. У меня были планы по более предметным отношениям США с бывшими советскими государствами, но я смог бы их реализовать, лишь оставшись в Белом доме подольше, особенно в отношении Белоруссии. Несмотря на далеко не идеальный послужной список Александра Лукашенко касательно прав человека, я хотел доказать, что США не будут спокойно наблюдать за тем, как Россия вновь поглощает Белоруссию,— а такую возможность, похоже, Путин рассматривает всерьез»,— пишет Джон Болтон, подчеркивая, что Вашингтон не игнорирует российскую воинственность и ту угрозу, что она несет странам бывшего СССР.

По словам господина Болтона, его планам не суждено было сбыться. «Но когда я ушел, администрация, похоже, продолжила двигаться в этом направлении»,— отмечает он.

Алексей Наумов


Комментарии
Профиль пользователя