Коротко

Новости

Подробно

Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Ядерных слов не хватает

США запрещают всю атомную программу Ирана за исключением Бушерской АЭС

от

США дали Ирану два месяца на свертывание мирной ядерной программы, за исключением работ на АЭС в Бушере. Это решение может подставить под американские санкции британские, китайские и российские компании. При этом Вашингтон пообещал усилить давление на Иран в случае продолжения «ядерного шантажа» и намекнул на возможность военного удара по атомным объектам. Иранские власти отреагировали достаточно спокойно — к давлению США в Тегеране привыкли. Такой же была реакция и Москвы, где дали понять, что мнение «третьей стороны» о российско-иранском сотрудничестве никого не волнует.


Вашингтон принял решение прекратить временные исключения из режима санкций, которые позволяют Тегерану получать от стран—участниц Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) помощь в области мирного освоения атома. Об этом сообщил госсекретарь США Майк Помпео в специальном заявлении под названием «Сохраняя мир в безопасности от ядерной программы Ирана», опубликованном на сайте дипломатического ведомства в среду вечером.

По словам господина Помпео, США дают Ирану два месяца на завершение работ по его мирной ядерной программе. Единственное исключение сделано для международной поддержки работ на первом блоке Бушерской АЭС — их можно осуществлять еще как минимум в течение 90 дней. «Мы продолжим внимательно следить за всеми событиями в иранской ядерной программе и можем модифицировать это исключение в любое время»,— подчеркнул госсекретарь.

СВПД был подписан в июле 2015 года между Ираном и шестеркой посредников (пять постоянных членов СБ ООН и Германия). Тегеран обещал ограничить свою ядерную программу в ответ на снятие экономических санкций. Однако ситуация резко изменилась после прихода в Белый дом президента США Дональда Трампа. 8 мая 2018 года Вашингтон в одностороннем порядке вышел из ядерной сделки и начал возвращение санкций в отношении Ирана. В первую очередь они касались ограничений на экспорт нефти и банковский сектор. Санкции нанесли серьезный урон иранской экономике. В отличие от США ЕС выступил за сохранение СВПД и предложил разработать альтернативный механизм для расчетов с Ираном в обход американских санкций (INSTEX). Однако вопрос затянулся. В итоге 8 мая 2019 года Тегеран объявил о поэтапном сокращении своих обязательств по СВПД. О последнем этапе было объявлено 20 января этого года. При этом, несмотря на сокращение своих обязательств, Иран не вышел из СВПД и не отказался от своих обещаний по реактору на тяжелой воде в Араке и ряду других пунктов, напрямую связанных с созданием ядерного оружия, в частности, выделению плутония из ядерного топлива.

Майк Помпео также объявил о введении санкций против двух руководителей иранской ядерной программы — Маджида Агаи и Амджада Сазгара «за участие или попытку участия в деятельности, которая существенно способствовала распространению оружия массового уничтожения». Он отметил, что Амджад Сазгар как управляющий директор Организации по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) контролировал установку центрифуг на иранском заводе по обогащению топлива в Фордо и внес личный вклад в «провокационную и дестабилизирующую» деятельность Тегерана в ядерной сфере. По словам госсекретаря, Маджид Агаи также несет свою долю ответственности в качестве менеджера дочерней компании ОАЭИ, которая занимается разработкой центрифуг. «Ядерный шантаж только усилит давление на Иран и приведет к дальнейшей изоляции режима от международного сообщества. Иранцы, работающие в ядерной сфере, должны сделать выбор: работать на иранские организации в сфере распространения и подвергнуться риску наказания или применить свои навыки на благо иранского народа вне области распространения»,— говорится в заявлении Майка Помпео.

Отмененные исключения позволяли компаниям из России, Китая и Великобритании продолжать сотрудничество с Тегераном в сфере атомной энергетики без риска попасть под действие американских санкций. Из-за решения США под угрозой оказались такие проекты, как перепрофилирование реактора на тяжелой воде в Араке в объект для проведения мирных ядерных исследований (этим занимаются Великобритания и Китай), обеспечение обогащенным ураном исследовательского реактора в Тегеране и вывоз отработанного топлива из Ирана (Россия).

Заместитель госсекретаря США по вопросам нераспространения Кристофер Форд пояснил, что исключения для АЭС в Бушере приняты по соображениям безопасности. «Наверное, хорошо, если в Иране не будет инцидента с реактором, а также возврата отработавшего топлива и поставок топлива»,— сказал он. По его словам, в Вашингтоне пока удовлетворены работой ядерного реактора в Бушере, но будут оценивать целесообразность продления исключений для него из санкций каждые 90 дней.

Что касается реактора в Араке, то, по мнению господина Форда, возвращение этого объекта к прежней деятельности потребует много времени и средств, которых сейчас у Ирана нет. «Им придется начинать все с нуля»,— отметил замгоссекретаря и подчеркнул, что Тегеран не сможет запустить работу реактора без иностранной помощи. Высокопоставленный дипломат пообещал, что США сделают все возможное, чтобы этому помешать. Он также попросил не забывать, «что произошло в последний раз, когда кто-то пытался построить реактор для производства плутония на Ближнем Востоке — в Сирии». «Он был уничтожен израильтянами в 2007 году»,— добавил господин Форд.

«Действия администрации США направлены на что угодно, кроме нераспространения. Невозможность получать топливо для тегеранского исследовательского реактора из-за рубежа заставит Иран повысить уровень обогащения урана с 4,5% до 19,75%, максимального в истории иранской ядерной программы и значительно более близкого к уровню, необходимому для ядерного оружия»,— сказал “Ъ” эксперт ПИР-Центра Андрей Баклицкий. Он также добавил, что сворачивание работ по модификации реактора в Араке вернет Тегеран к использованию старого дизайна, производящего значительно больше плутония. «Уверен, Иран как минимум заявит о подобных планах. Не из желания создать бомбу, а чтобы показать Вашингтону, что давление не только не действует, но и приводит к обратному результату»,— отметил эксперт.

Пока же реакция Ирана на решения США была беспрецедентно спокойной.

«Это лишь информационная шумиха в СМИ, ничего более»,— заявил официальный представитель ОАЭИ Бехруз Камальванди.



По его словам, «отмена исключений для сотрудничества по ядерной сделке в действительности не окажет никакого влияния на дальнейшую работу в Иране». Господин Камальванди отметил, что «иранское топливо без всяких проблем придет из России тогда, когда это потребуется Тегерану», если же поставки прекратятся, Иран сможет «в будущем продолжить производство топлива самостоятельно, без опоры на какую-либо страну». Представитель ОАЭИ также отметил, что американские санкции никак не мешают работе по реконфигурации реактора в Араке. «Мы недовольны скоростью работ, они могли бы идти быстрее и лучше»,— сказал он.

Москву заявление Вашингтона также не взволновало. «Пусть себе отменяют. Мы строим в Иране АЭС "Бушер" на основе двусторонних договоренностей и в рамках международного права, поэтому нас не интересует внутреннее законодательство любой третьей стороны»,— сказал ТАСС директор Второго департамента Азии МИДа Замир Кабулов.

В мае прошлого года США уже пытались нанести удар по сотрудничеству между Россией и Ираном в атомной сфере, когда заявили, что расширение АЭС в Бушере за пределы имеющегося реакторного блока может подпасть под действие санкций. Тем не менее в ноябре Москва и Тегеран приступили к строительству второго энергоблока АЭС. «Создается впечатление, что Вашингтон не знает, что еще предпринять, чтобы сорвать СВПД»,— заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. По ее словам, в Москве осуждают данный шаг.

«Мы фиксируем стойкую неприязнь американского политического истеблишмента к Ирану. Она перевешивает и правовую ответственность перед партнерами, и заботу о собственной репутации в мире как договороспособного государства»,— сказала госпожа Захарова.



Глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель выразил личное сожаление в связи с действиями США. Оперативной реакции Великобритании и Китая, чьи проекты затрагивают решения Вашингтона, пока не поступило.

Марианна Беленькая


Комментарии
Профиль пользователя