Коротко

Новости

Подробно

Фото: Иван Водопьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Сергей Собянин отменил пропуска и самоизоляцию

В Москве разрешили почти все, что было до пандемии

от (обновлено в 16:54)

Столичный мэр Сергей Собянин своим указом отменил основные ограничения, введенные в столице из-за пандемии коронавируса — режим домашней самоизоляции для граждан и цифровые пропуска на передвижение любым транспортом. С 9 июня откроются парикмахерские и отменят ограничения на работу сервисов каршеринга, с 16 июня — летние кафе, музеи и стоматологии, а с 23 июня — рестораны и фитнес-центры. Свои действия градоначальник, похвалив москвичей за соблюдение ограничений, связал с тем, что «пандемия идет на спад». Между тем в Москве ежедневно регистрируется около 2 тыс. новых случаев заболевания, коэффициент распространения COVID-19 находится на уровне 0,93, что по методике Роспотребнадзора не позволяет вводить столь масштабные послабления. Эксперт считает решение столичных властей политическим и связывает его с грядущим голосованием 1 июля по поправкам в Конституцию.


Об отмене действовавших последние два месяца масштабных ограничений Сергей Собянин сообщил в своем личном блоге. С 9 июня в Москве будут отменены как 16-значные электронные пропуска, которые необходимо было оформлять для поездок на любом транспорте, так и режим домашней самоизоляции для граждан. Все транспортные и социальные карты для поездок на общественном транспорте заработают вновь, пообещал градоначальник.

Кроме того:

9 июня:

  • возобновляется работа парикмахерских, салонов красоты, фотоателье, ветеринарных клиник и агентств по трудоустройству;
  • снимаются ограничения на работу каршеринга;
  • разрешено вернуться к работе общественным организациям, киностудиям, студиям звукозаписи и научным институтам;
  • проводить репетиции могут театры, концертные организации и цирки;
  • разрешено посещать кладбища.

16 июня:

  • снимаются ограничения по работе стоматологий;
  • могут возобновить работу библиотеки, риэлтерские конторы, службы проката, рекламные, консалтинговые и другие агентства;
  • откроются музеи, выставочные залы и зоопарки (по электронным билетам);
  • разрешено посещать спортивные мероприятии при заполнении трибун не более чем на 10%;
  • откроются летние веранды ресторанов и кафе.

23 июня:

  • открываются стационарные заведения общепита;
  • отменяются ограничения на работу спортиндустрии (фитнес-клубов, бассейнов и ФОКов);
  • снимаются ограничения на работу детсадов, учреждений соцзащиты;
  • возобновится пассажирская навигация по Москве-реке;
  • разрешается использование лавочек и детских площадок.

Напомним, режим повышенной готовности был введен в Москве указом мэра с 5 марта. С 26 марта в столице предписали самоизоляцию для лиц старше 65 лет, а с 30 марта — для всех жителей города. Горожанам при этом разрешалось сходить в соседний продовольственный магазин и аптеку, вынести мусор и выгулять собаку. 1 апреля Мосгордума утвердила штрафы за нарушение режима повышенной готовности — 4–5 тыс. руб. А с 15 апреля для всех поездок в Москве нужно было получать 16-значные цифровые коды. С 12 мая в Москве горожане при посещении магазинов и аптек обязаны носить маски и перчатки.

C этой же даты в Москве стали снимать антивирусные ограничения: с 12 мая градоначальник предписал открыть 88 центров госуслуг и сервисы каршеринга. С 1 июня в городе заработали автосалоны, ярмарки выходного дня, непродовольственные магазины, городской велопрокат, прачечные, химчистки, ремонтные мастерские и другие предприятия бытовых услуг, за исключением парикмахерских, ресторанов и фитнес-клубов.

В своем блоге градоначальник вспомнил, что поначалу на COVID-19 мало кто обратил внимания, но в Москве «внимательно следили» за происходящим в мире и готовились, анализируя два сценария — «с жесточайшим карантином и полной остановкой жизни в городе» и вариантом «вообще ничего не предпринимать». В итоге, признался мэр, остановились на «среднем между крайностями», сохранив «функционирование системообразующих организаций» и «не допустив взрывного роста пандемии».

В мэрии привели оценку, что ограничительные мероприятия позволили вдвое сократить количество пассажиров общественного транспорта и поездок на личных автомобилях по сравнению с ситуацией до карантина.

Так, 12 марта в столичном общественном транспорте было зафиксировано около 7 млн пассажиров; еще 4 млн граждан, по расчетам департамента транспорта Москвы, сделали поездки на личных автомобилях. Тогда как 30 марта после введения режима самоизоляции эти показатели составили, соответственно, 1,37 млн и 2,7 млн пассажиров, а в первый день действия цифровых пропусков 15 апреля — 0,9 млн и 2 млн человек.

Минимума эти цифры достигли 3 мая (0,5 млн и 1,8 млн пассажиров), а затем начали постепенно расти. Так, 5 июня в общественном транспорте Москвы побывали уже почти 1,9 млн человек, а личными автомобилями, по расчетам мэрии, воспользовались 3,5 млн горожан.

Примечательно, что господин Собянин призвал «соблюдать режим самосохранения» в дальнейшем, а предприятия призвал выполнять требования санитарных служб.

Это, вероятно, означает, что перчаточно-масочный режим в городе сохраняется: во всяком случае, в блоге мэра о его отмене ничего не говорится.

В Telegram-канале столичного департамента транспорта уже призвали горожан надевать маски и перчатки при использовании каршеринга — «так безопаснее».

Между тем в Москве ежедневно регистрируется около 2 тыс. новых случаев заболеваний коронавируса. Коэффициент распространения COVID-19 (показывает динамику заражений в регионе за восемь дней), по данным ТАСС, 8 июня находился на уровне 0,93, что по методике Роспотребнадзора не позволяет вводить столь масштабные послабления.

Так, согласно документам ведомства, при таком значении коэффициента рекомендуется открывать лишь магазины площадью до 400 кв. м. и учреждения сферы услуг. Однако для следующего этапа послаблений (открываются торговые объекты площадью до 800 кв. м. и отдельные образовательные организации), согласно методике санитарных врачей, значение этого коэффициента должно составлять 0,75. И лишь после достижения показателя заражения коронавирусом менее 0,5 в Роспотребнадзоре рекомендовали возобновлять работу гостиниц, ресторанов, школ и вузов, а также парков и скверов с условием соблюдения мер социальной дистанции.

Завкафедрой поликлинической неотложной педиатрии РНИМУ имени Пирогова, главный эксперт-педиатр Росздравнадзора Борис Блохин не видит логики в том, что ограничения снимают при таком ежесуточном увеличении числа заболевших:

«Думаю, что просто люди устали, имеются и экономические предпосылки. Посмотрим через две недели, тогда можно будет дать объективную оценку действиям правительства Москвы». Молекулярному биологу Ирине Якутенко логика тоже не очень понятна: «Прирост в 2 тыс. больных в день, хотя и постоянный, является большим числом. Важна не только динамика, но и абсолютные цифры. Мы достаточно резко при высоких цифрах (зараженных.— “Ъ”) снимаем ограничения. Когда по городу рассеяны 20 больных, рост не будет значительным, а от 2 тыс. больных, которые выйдут из самоизоляции и поедут в метро, он будет значительно выше». У эксперта есть вопросы и к последовательности снятия ограничений: «Логично сначала было бы разрешить активности на свежем воздухе, так как это минимально опасная ситуация. А если говорить о репетициях творческих коллективов, где много людей будут находиться в замкнутом помещении и часами разговаривать, то к концу репетиции, если среди них будет больной, будут и зараженные». 

Политолог Константин Калачев называет решение столичного градоначальника «абсолютно политическим», к которому Сергея Собянина, считает он, «пришлось подтолкнуть».

Накануне голосования по поправкам в Конституцию РФ «испытывать терпение москвичей вплоть до дня голосования было чревато», говорит господин Калачев. «Видимо, отвинчивание гаек призвано приподнять социальное самочувствие. Ну и помимо этого, очевидно, что большая часть московской экзотики типа прогулок жителей домов по строгому графику так осталась на бумаге. Люди ограничения проигнорировали. Властям пришлось принять и это»,— рассудил политолог.

У Ирины Якутенко есть вопросы к политической версии снятия ограничений, которая, «вероятно, призвана дать людям достаточно отдохнуть и к голосованию быть уже добрыми, а не озверевшими от безденежья». «В среднем от заражения до попадания в больницу проходит около двух недель, а до попадания в палату реанимации около трех недель. Как раз к моменту голосования и парада при неблагоприятном сценарии начнется рост числа пациентов в больницах и палатах реанимации»,— рассудила госпожа Якутенко.

Александр Воронов, Валерия Мишина


Комментарии
Профиль пользователя