Коротко

Новости

Подробно

Фото: youtube.com / TVERNEWS Тверь

Академики осудили тверскую прокуратуру

Ученые потребовали восстановить таблички памяти жертв репрессий

от

Ученые Российской академии наук в открытом письме резко осудили уничтожение мемориала памяти жертв сталинских репрессий в Твери. Там по требованию местной прокуратуры были демонтированы мемориальные таблички в память о незаконно осужденных советских гражданах и расстрелянных польских военнопленных. По мнению надзорного органа, информация на табличках якобы не соответствует действительности — а СМИ, учрежденные областным правительством, в канун Дня Победы сообщили, что поляков расстреляли немецкие войска. Ученые называют происходящее «циничным актом надругательства над памятью невинно убитых» и говорят об «искажении и отрицании исторических фактов». Авторы обращения требуют восстановить мемориал и наказать «виновных в преступлении против национальной исторической памяти».


Группа российских ученых передала “Ъ” коллективное обращение, касающееся недавнего демонтажа мемориальных табличек, установленных 30 лет назад в Твери на здании бывшей тюрьмы НКВД-МГБ (сейчас здание медицинского университета). Авторы письма возмущены «очевидной попыткой оправдать и предать забвению преступления сталинского режима, создать новую версию нашей истории, в которой для них нет места».

Обращение группы членов и профессоров РАН о демонтаже мемориальных досок памяти жертв сталинских репрессий в Твери

Читать далее

На прошлой неделе “Ъ” подробно писал об этой истории. Одна памятная доска была посвящена советским гражданам, пострадавшим от репрессий 1930-х годов. Другая — польским военнопленным, которых в 1940 году расстреляли в Калинине (ныне Тверь) и тайно захоронили у села Медное. В 1990 году советские власти признали убийство поляков; Главная военная прокуратура СССР возбудила уголовное дело, в ходе которого исчерпывающие показания дали бывший руководитель УНКВД Дмитрий Токарев и другие сотрудники. В ходе эксгумации были обнаружены останки более 2 тыс. расстрелянных, остальные захоронения было решено не тревожить. В Медном был открыт мемориал памяти, который посещали высокопоставленные польские и российские чиновники, в том числе Владимир Путин. И СССР, и РФ принесли Польше официальные извинения. Тем не менее, в последние годы в Твери неоднократно проходили конференции «отрицателей» этой версии — их участники утверждали, что поляков расстреляли немцы, либо что останки принадлежат красноармейцам. Региональные СМИ, учрежденные правительством области, всякий раз подробно освещали такие мероприятия.

Эти же «отрицатели» регулярно обращались к городским властям с требованием демонтировать таблички — не только «польскую», но и «советскую». И в конце 2019 года прокуратура Центрального района вынесла предписание о том, что доски необходимо снять. У «советской» в документах якобы указан неточный адрес, а «польская» основана на фактах, подтверждения которым прокуратура найти не смогла. Вопрос был передан на рассмотрение городской думы — и 7 мая обе таблички были сняты.

«Демонтаж знаков памяти проведен местными властями без гласного общественного обсуждения, под надуманным смехотворным предлогом,— говорится в письме ученых.— Это знак движения в обратном направлении, к реабилитации сталинизма и его деяний как внутри страны, так и за ее границами, признания своей преемственности с ним, что автоматически возлагает на современную Россию ответственность за совершенные им преступления».

Авторы письма говорят, что «особый цинизм этому акту надругательства над памятью невинно убитых придает то, что он был совершен в канун Дня Победы, дня памяти и скорби».

«Замалчивание и искажение исторических событий недопустимо, и то, что произошло, нельзя объявить не бывшим и исключить из истории,— говорится в обращении.— Такие попытки не только разрушают историческую науку, но и губительны для всего общества, уничтожая его историческую память. Если мы осуждаем искаженные трактовки событий Второй мировой войны в высказываниях некоторых зарубежных политиков, которые доходят до исключения СССР из числа стран-победительниц, то тем более Россия не может подавать пример искажения и отрицания исторических фактов». Ученые требуют восстановления мемориальных досок на прежнем месте, а также «выявления и наказания виновных в этом преступлении против национальной исторической памяти». На момент публикации материала свои подписи поставили 69 академиков, членов-корреспондентов и профессоров РАН; сбор подписей продолжается.

Член-корреспондент РАН, историк Аскольд Иванчик рассказал “Ъ”, что члены Академии наук «не могли пройти мимо» сообщений о демонтаже мемориальных досок.

«Для историков сохранение исторической памяти и защита объективной и неангажированной картины прошлого — предмет их профессиональных забот,— сказал господин Иванчик.— Но эти проблемы, естественно, не оставляют равнодушными и людей, профессионально далеких от гуманитарных наук».



Он подчеркнул, что обращение не имеет отношения к Клубу 1 июля, поскольку его заявления принимаются консенсусом — но в этом случае согласия относительно текста достигнуть не удалось. Вместе с тем обращение захотели подписать и ученые, не входящие в клуб. «Так что это обращение от членов и профессоров РАН, выражающих свою личную точку зрения,— сказал ученый.— Под ним стоят фамилии тех, кто успел его подписать меньше чем за два дня. Но оно открыто для подписания, и я надеюсь, под ним появятся новые подписи — и членов РАН, и других представителей научного сообщества».

Аскольд Иванчик добавил, что для многих россиян тема репрессий — это не только национальная историческая память, но и семейная история. «Моя семья тоже не исключение. Моя бабушка, белоруска, бежавшая из Польши в СССР, чтобы иметь возможность учиться на родном языке (тогдашние польские власти откровенно дискриминировали меньшинства) и закончившая Минский университет, впоследствии была посажена как польская шпионка,— рассказал “Ъ” господин Иванчик.— Она выжила после десяти лет лагерей и четырех лет ссылки, но ее муж, мой дед, который отказался от нее отречься, был исключен из партии, потерял любимую работу и вскоре умер. Его брат был к тому времени расстрелян. Соответственно, мой отец оказался в детдоме для детей врагов народа, откуда, правда, через три года его смогла забрать тетя, отбывавшая ссылку в Северном Казахстане».

Историк указывает, что в последние годы «все чаще появляются сообщения о событиях, которые трудно истолковать иначе, как отказ от осуждения сталинизма и репрессий». «Это и появление памятников Сталину, и преследование "Мемориала", и те печальные события, которые происходят вокруг Сандармоха и Перми-36, включая преследование Юрия Дмитриева. Это только то, что приходит в голову сразу, но подобных примеров можно привести множество,— говорит Аскольд Иванчик.— Многие из них выглядят местными инициативами, как в Твери, но они складываются в общую картину. Центральная власть вроде бы открыто не солидаризируется с такими действиями и даже декларирует свое стремление увековечить память жертв репрессий, но на практике смотрит на происходящее сквозь пальцы и ничего не делает для обуздания новых сталинистов — если не поощряет их. Так что события в Твери — лишь один эпизод в череде других, но он очень символичен. Поэтому мимо него невозможно пройти».

Отметим, что 8 мая президентский Совет по правам человека официально обратился в Генпрокуратуру с просьбой «проверить законность и обоснованность снятия мемориальных табличек». «Совет глубоко обеспокоен данной информацией»,— подчеркивается в обращении.

Александр Черных


Комментарии
Профиль пользователя