«Помню, как в восемь лет смотрел Шарапову по телевизору»

Теннисист Карен Хачанов о своих и чужих достижениях

На Dubai Duty Free Tennis Championships, турнире Ассоциации теннисистов-профессионалов (ATP) с призовым фондом $2,9 млн, 17-я ракетка мира Карен Хачанов дошел до четвертьфинала, где уступил Новаку Джоковичу. Корреспондент “Ъ” Евгений Федяков узнал у российского теннисиста, как он оценивает свои выступления в течение двух первых месяцев сезона, в каком направлении совершенствует свою игру и что думает по поводу завершения карьеры Марии Шараповой.

Российский теннисист Карен Хачанов

Российский теннисист Карен Хачанов

Фото: Dubai Duty Free Tennis Championships

Российский теннисист Карен Хачанов

Фото: Dubai Duty Free Tennis Championships

— Победа над вами позволила Новаку Джоковичу на этой неделе сохранить за собой первое место. Останется ли он там до конца сезона?

— Новаку нельзя не отдавать должное. Он просто феноменально играет сейчас практически на всех турнирах. Но я все-таки надеюсь, что кто-то из молодых сумеет его обогнать. Может, и не завтра, но в недалеком будущем.

— Ровно год назад у вас был непростой период — вы пытались сменить ракетку, но потерпели неудачу. Больше такие предложения не рассматриваете?

— Нет. Я тогда потерял несколько месяцев, даже какую-то координацию в игре. Но после Wimbledon я окончательно определился со своим выбором и решил играть той ракеткой, которая мне нравилась раньше, выкинул эту тему из головы.

— С начала января вам удалось выиграть четыре матча на ATP Cup, дойти до третьего круга на Australian Open и до четвертьфинала здесь в Дубае. Как оцениваете первые два месяца сезона?

— Я доволен той работой, которую провел со своей командой начиная с межсезонья, хотя в плане результатов, безусловно, ты всегда стремишься к чему-то большему. Не хочу, чтобы это звучало в качестве оправдания, но после Australian Open у меня возникли определенные проблемы со здоровьем, которые теперь очень важно решить. Поэтому в моей игре сейчас не хватает энергии и интенсивности.

— Сколько вы психологически отходили после очень обидного проигрыша Нику Кириосу в упорнейшем пятисетовом матче на Australian Open?

— Один день и одну ночь было очень обидно. Но когда ты покидаешь турнир, то такие вещи, как правило, стираются из памяти. И потом не надо забывать, что перед поражением от Кириоса я выиграл точно такой же тяжелый матч (у шведа Микаэля Имера.— “Ъ”).

В подобных случаях главное — чтобы ты выкладывался на 150%, и тебе не было обидно за свою игру. Точно так же я считал в 2018 году после поражения от Рафаэля Надаля (в третьем круге US Open.— “Ъ”).

Такие матчи показывают, что уровень у меня достаточно высокий и надо просто стараться реализовать свой потенциал. На этом гораздо полезнее фокусировать свое внимание, чем на поражениях.

— Что нового в вашу игру пытается внести шведский тренер Фредерик Розенгрен, с которым вы работаете с конца ноября?

— Мы пытаемся развивать мои сильные стороны — подачу, удар справа, агрессивность на задней линии, но при этом добавлять разнообразия. Помимо того, чтобы входить в корт в подходящие моменты, когда соперник посылает мяч коротко, мне нужно добавлять в резаных и укороченных ударах, умении справляться с высокими мячами, несколько поднять вариативность первой и второй подачи. Есть еще и психология. Умение настраиваться на каждого конкретного соперника тоже очень важный момент.

В первом круге здесь вы обыграли Михаила Кукушкина, который сейчас тренируется под руководством Николая Давыденко, помогавшего вам совсем недавно. В таких случаях имеет место какой-то дополнительный подтекст? Ведь вашему сопернику наверняка становится известно то, чего, с вашей точки зрения, ему знать не следует.

— Это чисто рабочий момент. Да, возможно, Николай мог подсказать Мише какие-то мои слабые стороны. Но так бывает очень часто, поскольку в теннисе тренеры постоянно переходят от одного игрока к другому. Я, кстати, доволен, что Николай помогал мне во второй половине прошлого года и очень благодарен ему. Мы расстались, сохранив хорошие отношения.

— Главным теннисным событием этой недели стал уход из тенниса Марии Шараповой. Вам доводилось общаться с ней?

— Да, мы познакомились не так давно. Могу сказать, что Мария Шарапова — это спортсменка, на которую можно равняться и нам, мужчинам. Это самая настоящая икона тенниса, она невероятно много сделала для нашего вида спорта. Я, кстати, неплохо помню, как в восемь лет смотрел Шарапову по телевизору. Ее победа над Сереной Уильямс в финале Wimbledon 2004 года произвела на меня большое впечатление.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...