Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: Erin Scott / Reuters

«В России это стоило бы мне жизни»

На слушаниях в Конгрессе США выступили четыре свидетеля по «украинскому делу»

от

В США прошел очередной день открытых слушаний по вопросу импичмента президенту Дональду Трампу. Перед конгрессменами выступили сразу четыре свидетеля: два человека, работавших в Совете по национальной безопасности, помощница вице-президента Майка Пенса по России и Украине и бывший спецпредставитель США на Украине Курт Волкер. Именно господин Волкер привлек наибольшее внимание законодателей — он был одним из «трех амиго», которые проводили украинскую политику президентской администрации, и на которых сторонники импичмента возлагали большие надежды.


Три амиго, три веселых друга


«Тут вести из Белого дома — если президент Z (Владимир Зеленский.— “Ъ”) заверит Трампа, что будет расследовать, "докапываться до истины произошедшего в 2016 году", мы утвердим дату визита в Вашингтон»,— это СМС-сообщение, которое Курт Волкер отправил помощнику президента Украины Андрею Ермаку летом 2019 года, стало одним из наиболее примечательных документов, полученных законодателями в ходе первого, еще закрытого этапа процедуры импичмента. Под событиями 2016 года тут, судя по всему, имеется версия, что Украина вмешивалась в американские президентские выборы, пытаясь обеспечить победу кандидата от демократов — Хиллари Клинтон. С точки зрения критиков президента это короткое сообщение доказывало вымогательство: без начала необходимых президенту Трампу расследований не могло быть речи ни о встрече двух лидеров, ни об отправке на Украину военной помощи.

Кроме того, господин Волкер входил в число «трех амиго» — основных проводников внешней политики Дональда Трампа на Украине. Два других «амиго» — посол США в ЕС Гордон Сондланд (уже опрошен в закрытом режиме, открытый опрос ожидается 20 ноября) и министр энергетики Рик Перри (давать показания отказался). Это обозначение тройки придумал сам господин Сондланд, однако его активно подхватили и демократы.

Напомним, по мнению оппонентов из Демократической партии, Дональд Трамп помимо официального дипломатического канала по взаимодействию с Украиной — куда входила, в частности, бывший посол США в Киеве Мари Йованович — установил и неофициальный, который курировал его личный адвокат Рудольф Джулиани. И именно через неофициальный канал президент требовал от Киева начать расследование против газовой компании Burisma. Там работал Хантер Байден, сын Джо Байдена, одного из основных конкурентов господина Трампа на президентских выборах в 2020 году. Критики главы государства также считают, что без начала расследований Дональд Трамп не соглашался отправить в Киев пакет военной помощи — почти $400 млн.

Конкретная роль «трех амиго» — которые формально должны были ограничиваться «официальным каналом» — так и остается неясной. Однако демократы уверены: они взаимодействовали с господином Джулиани. Именно поэтому показаний Курта Волкера ждали, пожалуй, больше всего.

«Украина ведет нашу борьбу против русских»


Впрочем, начался день с показаний Дженнифер Уильямс, советницы вице-президента Майка Пенса по России, и подполковника Александра Виндмана, директора по европейским делам Совета национальной безопасности США.

Советница вице-президента Майка Пенса по России Дженнифер Уильямс

Фото: Manuel Balce Ceneta / AP

Открыл слушания по традиции Адам Шифф, председатель комитета Палаты представителей по разведке и своего рода руководитель процедуры импичмента. Он вновь изложил точку зрения демократов: президент связал действия официальных властей — отправку помощи и организацию встречи с президентом Трампом — с началом нужных лично ему расследований, и потому «поставил свои интересы выше интересов страны».

Ему отвечал заместитель господина Шиффа, главный республиканец комитета Дэвин Нунес. Он высказался о слушаниях прошлой недели и заявил, что показания давали три человека, которые не одобряют украинскую политику президента Трампа, никогда не говорили с ним лично и не нашли в его действиях уголовно наказуемых деяний.

«Но в прессе вы читали о шокирующих, обличающих, невероятных свидетельствах, которые поддерживают обвинения демократов,— сказал господин Нунес.— Если у вас чувство, что все вы это где-то уже слышали, то это потому, что на протяжении трех лет российской фальшивки СМИ предлагали вам все те же репортажные техники». Затем он огласил шесть заголовков газет, телеканалов и журналов о «сговоре Трампа с Россией» которые, по его мнению, оказались лживыми.

«СМИ вольны работать марионетками демократов и бросаться от российской фальшивки к украинской по указанию кукловодов. Но таким образом они вызывают отчуждение у половины страны, которая голосовала за президента, которого они пытаются изгнать»,— резюмировал Дэвин Нунес.



По его словам, американцы все больше отворачиваются от традиционных медиа из-за фейковых новостей.

Затем слово взяла Дженнифер Уильямс. Она рассказала о своей работе в Госдепартаменте и о событиях вокруг «украинского дела». Самое примечательное ее заявление — признание, что она передала вице-президенту Майку Пенсу содержание разговора президентов Трампа и Зеленского, в котором американский лидер попросил украинского изучить деятельность семьи Байденов, и тот мог знать его содержимое, то есть участвовать в скандале.

Телефонный разговор Дональда Трампа и Владимира Зеленского

Читать далее

Господин Виндман, в свою очередь, рассказал, что дважды обращал внимание юристов Совета национальной безопасности на сомнительные просьбы президента расследовать деятельность Байденов. Он также принял участие в скандальной встрече 10 июля 2019 года, на которую в Белый дом прибыли украинские чиновники. Александр Виндман заявил: он лично слышал, что на этой встрече во время обсуждения даты встречи двух президентов посол США в ЕС Гордон Сондланд «вмешался в разговор» и заявил, что сначала украинцы должны предоставить «результат», то есть «конкретные расследования». Сразу после этого Джон Болтон, бывший тогда советником президента по национальной безопасности, поспешно завершил встречу.

Кроме того, подполковник Виндман заявил, что украинский политик Александр Данилюк, занимавший пост секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины с мая по октябрь 2019 года, трижды предлагал ему стать министром обороны страны.

«Но я американец. Я сразу отмел эти предложения»,— пояснил господин Виндман, добавив, что рассказал об этих попытках начальству и контрразведке. Стоит отметить, что родился Александр Виндман все же в СССР, после чего в четырехлетнем возрасте вместе с родителями переехал в США.

«В России тот факт, что я передал свои подозрения командирам по открытым и частным каналам и выступил с публичными показаниями о президенте, стоил бы мне жизни»,— добавил он. Господин Виндман обратился c телеэкрана к своему отцу, который переехал в США 40 лет назад, и сказал, что тот сделал правильный выбор: «Не переживай, я говорю правду, и со мной все будет хорошо».

Директор по европейским делам Совета национальной безопасности США Александр Виндман

Фото: Andrew Harnik / AP

Адам Шифф, закрывая первый этап слушаний 19 ноября, заявил: «Украина ведет нашу борьбу против русских, против их экспансионизма. Это ведь и наша борьба тоже. По крайней мере, мы — обе партии — так считали. Потому мы и поддерживаем Украину военной помощью. Президенту, может, и все равно, но нам нет. Нам не все равно, что будет с нашей безопасностью, с безопасностью наших союзников, и нам, черт возьми, не все равно, что будет с нашей конституцией».

Вредные союзники


Во второй половине дня перед комитетом по разведке выступали бывший директор департамента по Европе и России в Совете национальной безопасности Тим Моррисон и бывший спецпредставитель США по Украине Курт Волкер.

Бывший директор департамента по Европе и России в Совете национальной безопасности Тим Моррисон

Фото: Loren Elliott, Reuters

Открывавший заседание Адам Шифф указал, что господин Моррисон был одним из тех, кто лично слушал телефонный разговор президентов Трампа и Зеленского 25 июля, когда американский лидер и попросил украинского коллегу об «услуге» — расследовании дела Байденов. И он, с точки зрения господина Шиффа, прекрасно знал, что без начала расследований Дональд Трамп не передаст Киеву военной помощи и не назначит дату встречи двух лидеров — об этом ему якобы сказал посол США в ЕС Гордон Сондланд.

У Курта Волкера, по словам Адама Шиффа, была более активная роль.

«После звонка 25 июля Волкер работал вместе с Джулиани и с Ермаком, близким советником украинского президента, чтобы сформулировать заявление, которое бы удовлетворило Джулиани. Когда Ермак выслал черновик без слов "Burisma" и "2016", Джулиани заявил, что заявлению не хватает убедительности. Волкер добавил оба этих слова в черновик»,— пояснил Адам Шифф.



«Добро пожаловать на второй акт циркового выступления, дамы и господа!» — ответил ему главный республиканец комитета Дэвин Нунес, назвав процедуру импичмента попыткой свергнуть президента людьми, которые его ненавидят и уже попробовали добиться своей цели с помощью расследования о его связях с Россией. «Кто знает, в каком безумном преступлении они обвинят его на следующей неделе?» — спросил он.

Затем слово взял Тим Моррисон. Его вступительная речь была необычно короткой: он в первую очередь поблагодарил коллег по Совету безопасности, а затем остановился на важнейшей с его точки зрения теме — борьбе с Россией. «Я продолжаю считать, что Украина — на фронте стратегического противостояния Запада и реваншистской Россией Владимира Путина. Россия — угасающая сила, но она все еще опасна. США помогают Украине и ее народу, чтобы они боролись с Россией там, и нам не пришлось бороться с Россией здесь»,— решительно заявил он. Господин Моррисон призвал на фоне импичмента не забывать о военном конфликте на востоке Украины, «нелегальной оккупации Крыма» и важности экономических и политических реформ на Украине.

Курт Волкер, в свою очередь, рассказал о своей задаче — «продвигать внешнюю политику и национальные интересы безопасности США, то есть противостоять российской агрессии и поддерживать развитие сильной, устойчивой, демократической и процветающей Украины».

Он высказал надежду, что Украина — колыбель славянской цивилизации еще до Москвы — станет свободолюбивой процветающей демократией. «Это даст нам огромную надежду, что Россия однажды тоже изменится — даст лучшую жизнь своим жителям и преодолеет нынешнюю чуму авторитаризма, коррупции, агрессии по отношению к соседям и угрозы в адрес НАТО и США. Ставки максимально высоки»,— заключил господин Волкер.

При этом дипломат изменил свои показания насчет встречи 10 июля — во время первой, закрытой части импичмента, он заявлял конгрессменам, что Гордон Сондланд не упоминал расследования на встрече с украинскими чиновниками. В этот раз господин Волкер подчеркнул, что тот все же сделал общее заявление, которое все присутствующие сочли некорректным. Сам бывший спецпредставитель при этом помогал Рудольфу Джулиани установить связь с украинскими чиновниками, но не знал о зависимости поставок военной помощи от начала расследований.

«Я был против задержки поставок, как только узнал о ней, и надеялся, что мы можем ее снять до того, как украинцы узнают о ней или начнут беспокоиться. Я не знал причин этой задержки, но считал это проблемой американской политики, которую нам надо решить, и я был уверен, что решить мы ее сможем»,— рассказал господин Волкер. Он отметил, что искренне полагал: украинцы должны убедить господина Джулиани лишь в искренности своей борьбы с коррупцией и желания реформировать страну, а не обещать ему каких-то расследований, об обсуждении которых сам бывший спецпредставитель не знал.

Кроме того, бывший спецпредставитель отметил, что с его точки зрения все «три амиго» — прозвище, которое ему не нравится — не были назначены руководить политикой США в отношении Украины, а работали каждый в своей сфере ради общей цели — увеличить уровень поддержки Киева Вашингтоном.

Несмотря на то, что и Тима Моррисона, и Курта Волкера вызвали для дачи показаний республиканцы, а не демократы, они высказали недовольство ролью Рудольфа Джулиани в определении украинской политики Белого дома и его попытками вынудить Киев начать расследование деятельности компании Burisma. Господин Моррисон даже упомянул, что посол США в ЕС Гордон Сондланд — щедрый донор кампании Дональда Трампа, ставший дипломатом и основным действующим лицом «украинского дела» — как-то сказал ему, что работает в первую очередь на президента.

Как сообщают источники CNN, именно показаний господина Сондланда республиканцы ждут с особенной настороженностью.

Он может стать тем самым свидетелем, который напрямую свяжет президента Трампа с попыткой заставить украинцев расследовать деятельность Хантера и Джо Байденов в обмен на военную помощь, и прольет свет на скандальную встречу 10 июля. Как указывает телеканал, если господин Сондланд пойдет против президента, республиканцы постараются подвергнуть сомнению его репутацию и состоятельность показаний. Слушания с его участием намечены на сегодня, 20 ноября.

Алексей Наумов


Комментарии
Профиль пользователя