Коротко

Новости

Подробно

Фото: Denis Balibouse / Reuters

Сирийцев собрали за одним столом

В Женеве начал работу Конституционный комитет

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

ООН и странам—гарантам «астанинского процесса» — России, Турции и Ирану — понадобилось 19 месяцев, чтобы собрать представителей правительства, оппозиции и гражданского общества Сирии за одним столом. Неслучайно спецпосланник генсека ООН по Сирии Гейр Педерсен назвал состоявшийся в среду в Женеве запуск работы Конституционного комитета «историческим моментом». Участники переговоров опасаются делать какие-либо прогнозы: до сих пор все попытки найти компромисс между сторонами сирийского конфликта заканчивались провалом. Но в этот раз тональность выступлений представителей правительства и оппозиции была куда более сдержанной, чем обычно. С подробностями из Женевы — корреспондент “Ъ” Марианна Беленькая.


В среду ровно в полдень, как и было обещано, Гейр Педерсен объявил о запуске работы сирийского Конституционного комитета. В Зале ассамблеи Дворца наций в Женеве собрались 150 сирийских делегатов — по 50 представителей правительства, оппозиции и гражданского общества. По окончании церемонии открытия ее организаторы облегченно выдохнули.

«Стороны обошлись без оскорблений и упреков, выступления были очень сдержанными»,— сказал “Ъ” источник, связанный с подготовкой работы комитета.



Первое заседание продолжалось час. Перед собравшимися с приветственной речью выступили Гейр Педерсен, а также главы делегаций правительства и оппозиции Ахмед аль-Кизбари и Хади аль-Бахра, которые стали сопредседателями комитета. «Члены комитета! Я знаю, что для вас это нелегко быть здесь, в этой комнате, всем вместе. И я уважаю это»,— начал свое выступление Гейр Педерсен. И добавил: то, что стороны конфликта все-таки приехали в Женеву, стало «символом надежды» для всех сирийцев. В это время у здания ООН проходили две демонстрации — курдов, а также сирийских оппозиционеров, выступающих против иностранного вмешательства (в частности, со стороны РФ) в дела их родины.

Позади 19 месяцев сомнений и споров. Напомним, что идея создания Конституционного комитета появилась по итогам состоявшегося в конце января прошлого года в Сочи Конгресса сирийского национального диалога. Фактически это была идея России, поддержанная ее партнерами по «астанинскому формату» — Турцией и Ираном. Вместе три страны работали над согласованием состава комитета. И им пришлось выдержать бой: стороны конфликта буквально пришлось принуждать к диалогу. Официальный Дамаск на протяжении долгого времени вообще отказывался обсуждать будущее политическое устройство Сирии на любых площадках за пределами страны. Оппозиция не хотела вести диалог на фоне продолжающихся боевых действий. Наконец, когда список комитета все же был согласован в декабре прошлого года, его отказалась утверждать ООН. Сомнения вызвали несколько имен в списке представителей «гражданского общества». Понадобилось еще десять месяцев, чтобы всех все устроило. Окончательное согласие на участие в работе комитета Дамаск дал при условии, что все решения будут приниматься или на основе консенсуса, или при наличии хотя бы 75% голосов.

В среду же оказалось, что решена еще одна проблема. Почти полтора года сирийское правительство категорически отказывалось обсуждать новый текст конституции Сирии. Максимум, о чем Дамаск соглашался поговорить,— это внесение поправок в последнюю конституцию 2012 года. Оппозиция требовала разработки нового основного закона страны. Россия очень долго убеждала стороны начать диалог, несмотря на разногласия по этому вопросу. «Если правки текста все равно будут, какая разница, как это назвать — новая или обновленная конституция»,— говорили дипломатические источники “Ъ” в Москве. И, похоже, российские доводы возобладали.

«Конституция 2012 года — это современная конституция. Но это не помешает нам, сирийцам, встречаться для того, чтобы рассмотреть ее возможные изменения или написать новую конституцию, которая изменит реальность»,— сказал в своем выступлении глава правительственной делегации Ахмед аль-Кизбари. Сопредседатель комитета от оппозиции Хади аль-Бахри в беседе с “Ъ” назвал этот шаг «очень позитивным». Другие представители оппозиции отметили, что здесь не обошлось без участия Москвы, и выразили сомнение в том, что делегация правительства на самом деле готова к компромиссам. «Все позитивное в речи аль-Кизбари — это результат давления России,— сказал “Ъ” генсек Сирийского комитета по переговорам, член оппозиционной делегации Сафван Аккаш.— Однако процесс пошел. И не сомневайтесь — мы не дадим ему остановиться». Комментариев от делегации правительства получить не удалось. Это единственная группа на женевских переговорах, которая категорически оказывается разговаривать с прессой.

То, что дальнейшая работа комитета не будет простой, понимают все — и участники переговоров, и ООН, и международные наблюдатели. Журналисты, освещающие переговоры, делают ставки, сколько времени займет согласование текста конституции. Оппозиция надеется уложиться в полгода. Не тянуть и в интересах Дамаска. По плану следующие президентские выборы в Сирии должны состояться в 2021 году. Если президент Башар Асад хочет закрепить легитимность своего возможного нового срока, то ему лучше идти на выборы на основе новой конституции. Но в то, что переговоры займут полгода, мало кто верит.

Сейчас среди первоочередных задач для членов комитета — добиться того, чтобы диалог шел без внешнего вмешательства.

Господин аль-Кизбари в своем выступлении особо подчеркнул, что правительство Сирии отвергает «прямое и косвенное внешнее вмешательство во внутренние дела» Сирии. По этому вопросу оппозиционеры с ним солидарны. Однако к фразе господина аль-Кизбари о надежде провести следующую встречу комитета в Дамаске они отнеслись не более как к красивым словам. «Если бы условия позволяли, мы с радостью поддержали бы эту идею»,— сказал “Ъ” Сафван Аккаш. Большинство оппозиционеров пока опасаются возвращаться на родину. Спор о постоянном месте работы комитета еще впереди. Пока переговоры продолжатся в Женеве.

Впрочем, где бы ни проводились встречи, избежать внешнего давления все равно не получится — слишком зависимы сирийские политические силы от своих групп поддержки. Страны—гаранты «астанинского процесса» дали понять, что сделают все возможное для того, чтобы проконтролировать «лишнее» внешнее вмешательство в сирийский процесс. Накануне начала работы Конституционного комитета министры иностранных дел «астанинской тройки» Сергей Лавров, Мевлют Чавушоглу и Мохаммад Джавад Зариф специально приехали в Женеву. «Конституционный комитет в своей работе должен руководствоваться стремлением к компромиссу и конструктивному взаимодействию без иностранного вмешательства и навязывания извне сроков в целях достижения общего согласия его членов»,— говорится в принятом ими заявлении. На церемонию запуска комитета министры не остались, подчеркнув, что это дело ООН и самих сирийцев. Однако их приезд в Женеву продемонстрировал, что без своего присмотра «астанинская тройка» сирийский политический процесс не оставит.

Комментарии
Профиль пользователя