Коротко


Подробно

Фото: Denis Balibouse / Reuters

У Сирии списки не сходятся

России, Турции и Ирану не удалось согласовать состав конституционного комитета республики

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Работа сирийского конституционного комитета, формирование которого станет первым шагом на пути политического урегулирования в стране, должна стартовать в начале следующего года. Об этом договорились главы МИДов стран—участниц «астанинского формата» — России, Турции и Ирана,— которые во вторник в Женеве встретились со спецпосланником генсека ООН Стаффаном де Мистурой. Между тем ключевое препятствие на пути к этому событию преодолено не было. Ожидаемой новости о согласовании состава сирийского комитета так и не дождалась в Женеве корреспондент “Ъ” Марианна Беленькая.


Во вторник министры иностранных дел России, Турции и Ирана Сергей Лавров, Мевлют Чавушоглу и Мохаммад Джавад Зариф обсудили со Стаффаном де Мистурой возможный список будущих участников конституционного комитета. Ожидалось, что по итогам встречи будет объявлено о завершении долгого процесса его согласования. Но министры лишь приняли заявление, зачитать которое было поручено Сергею Лаврову. Конкретики и новостей в документе было мало. Там указывалось на «позитивные результаты консультаций министров со сторонами сирийского конфликта по вопросу состава конституционного комитета», отмечалось желание запустить его работу в начале 2019 года, а также подтверждалась «приверженность суверенитету, независимости, единству и территориальной целостности Сирии».

Чуть позднее Стаффан де Мистура подтвердил: «предстоит пройти еще дополнительную милю» на пути к созданию «инклюзивного, вызывающего доверие и сбалансированного конституционного комитета». «Я проведу новые консультации с генсеком ООН в Нью-Йорке и представлю доклад Совбезу 20 декабря»,— добавил он.

Напомним, что решение о формировании комитета, который должен определить политическое будущее Сирии, было принято в январе по итогам Конгресса сирийского национального диалога в Сочи. Там была достигнута договоренность, что в комитет войдут по 50 человек от правительства, оппозиции и гражданского общества Сирии. Первые два списка были готовы к концу июля и получили одобрение стран—участниц «астанинского формата», которые взяли на себя основную работу по реализации решений сочинского конгресса. Проблемы возникли с третьим списком. За его формирование отвечал господин де Мистура. Как объяснили “Ъ” источники, близкие к переговорам, предложенные спецпосланником фамилии не устраивали Дамаск и Тегеран — и в результате они решили предложить свои варианты.

В итоге, по данным “Ъ”, предложения «тройки» были переданы в ООН. Но согласиться с его составом и передать список на окончательное утверждение генсеку ООН Стаффану де Мистуре будет непросто.

Проблема в том, что, по данным “Ъ”, подготовленный «тройкой» вариант списка гражданского общества во многом представлен людьми, лояльными сирийскому правительству.

Хотя официально список отвечает ранее согласованным требованиям пропорционального представительства, под контролем Дамаска оказывается около 2/3 комитета.

Шанс на то, что список все же будет принят международным сообществом, еще остается. Во-первых, на оппозицию может надавить Анкара. Как подчеркивает знакомый с ходом переговоров источник “Ъ”, главным является не то, у кого будет больше мест в комитете, а то, по какому принципу будут утверждаться результаты его работы: на основе консенсуса или простым большинством. Также важно, кто возглавит комитет и кто войдет в рабочую группу, которая будет непосредственно заниматься работой над новой конституцией Сирии. Предполагалось, что группа будет также сформирована по принципу пропорциональности и в нее войдет 45 человек.

Если будет реализован благоприятный сценарий и конституционный комитет получит одобрение ООН, то его первое заседание пройдет в Женеве, а вот постоянным местом работы комитета пока рассматривается Дамаск. На этом настаивает сирийское правительство. По данным “Ъ”, на то, чтобы убедить его провести хотя бы первое заседание комитета в Швейцарии, Москва потратила немало сил. А дальше предстоит борьба за то, над чем все же будет работать комитет: над проектом новой конституции или поправками к конституции 2012 года. Дамаск против нового варианта конституции, но готов говорить о поправках, поэтому Россия пытается убедить оппозицию, что иногда поправки важнее нового текста.

Ключевые разногласия касаются полномочий президента Сирии и того, кто может претендовать на этот пост. Согласно конституции 2012 года, президентом страны может быть только человек, который беспрерывно проживал на территории Сирии не менее десяти лет до своего выдвижения в президенты. Это автоматически лишает большинство оппозиционеров шанса на участие в выборах и может вызвать вопрос о демократичности избирательного процесса.

Комментарии
Профиль пользователя