Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

Пакистанский премьер нашел успокоение в Пекине

Си Цзиньпин заверил Имрана Хана, что не бросит Исламабад в беде

от

На фоне обострившегося индийско-пакистанского конфликта вокруг Кашмира премьер Пакистана Имран Хан посетил Пекин, где встретился с председателем КНР Си Цзиньпином. Главной целью господина Хана было убедиться в крепости союза со своим основным партнером, который в последнее время стал постепенно налаживать отношения с главным врагом Пакистана — Индией. Несмотря на это, визит прошел как нельзя лучше, господин Си заявил, что знает «что правда, а что ложь», и правда, по его мнению, на стороне Исламабада. Впрочем, по мнению опрошенных “Ъ” экспертов, Китай не будет ставить под угрозу свои экономические интересы в регионе из-за Кашмира.


В последнее время Имран Хан стал частым гостем в Пекине — это уже его третий визит в Китай с момента вступления в должность премьер-министра в 2018 году. Однако нынешняя поездка была особенно важна для господина Хана — ведь она происходила не только во время экономического кризиса в Пакистане, но и на фоне обострения индийско-пакистанского конфликта вокруг Кашмира, в котором также переплетены и китайские интересы. Во вторник он уже встретился с премьером Госсовета КНР Ли Кэцяном, а в среду — непосредственно с главой государства, председателем КНР Си Цзиньпином. Главными темами переговоров были экономическое взаимодействие и кашмирский вопрос. Поводы переживать, как сложится диалог по обоим вопросам, у пакистанского премьера были весьма серьезные.

Имран Хан, которого в июле нынешнего года достаточно холодно приняли в США, очень рассчитывает на поддержку Китая в преодолении экономического кризиса у себя на родине. Пекин — первый торговый партнер Исламабада по объему товарооборота (около $17 млрд); в рамках китайской инициативы «Пояс и путь» в Пакистане строится китайско-пакистанский экономический коридор, соединяющий китайский Синьцзян-Уйгурский автономный район и глубоководный порт Гвадар на юго-западе Пакистана. Правда, в этом году объем китайских инвестиций резко сократился: с $2 млрд до $461 млн, потому что пакистанские компании не оплачивают долги в срок. Но председатель Си успокоил гостя: «В трудные для Китая времена пакистанские друзья бескорыстно помогали нам (именно Пакистан помогал Китаю установить официальные связи с США в 70-х годах прошлого века.— “Ъ”), а теперь, когда Китай достиг стремительного развития, мы хотим помочь Пакистану».

Впрочем, куда важнее для господина Хана было удостовериться в поддержке Китая в кашмирском вопросе.

Напомним, новый виток обострения кашмирского вопроса последовал после решения Индии отменить автономию штата Джамму и Кашмир в августе нынешнего года. Штат был разделен на две союзные территории, Джамму и Кашмир — и Ладакх. Если раньше решения центрального правительства должны были утверждаться местной ассамблеей, то теперь штат находится под прямым управлением центра. Исламабад критично отреагировал на решение Нью-Дели. Позиция Пакистана следующая: оккупируемые Индией Джамму и Кашмир являются спорной территорией, действия Индии, которая стремится интегрировать регион, для Исламабада неприемлемы. Со своей стороны Россия считает, что Индии и Пакистану необходимо урегулировать имеющиеся разногласия на двусторонней основе политико-дипломатическими средствами.

Исламабад обеспокоен тем, насколько реальным выглядит прогресс в индийско-китайских отношениях. Нью-Дели сменил риторику: буквально на днях премьер-министр Индии Нарендра Моди пригласил Си Цзиньпина посетить Индию, и неформальный саммит пройдет с 11 по 12 октября. Заметно улучшилось и отношение к Китаю среди индийских дипломатов: так, в своем интервью “Ъ” глава МИД Индии Субраманиам Джайшанкар отметил, что экономический подъем Китая способствовал формированию многополярного мира, что «отвечает интересам Индии».

Несмотря на стремление индийской стороны перезагрузить индийско-китайские отношения, Си Цзиньпин подтвердил позицию Пекина по конфликту вокруг Кашмира, поддержав Исламабад. «Китайской стороне ясно, что правда, а что ложь. Китай поддерживает Пакистан в защите собственных законных интересов и надеется, что конфликт (в Кашмире.— “Ъ”) будет разрешен путем мирного диалога»,— подытожил председатель КНР.

Си Цзиньпин также дал понять, что не бросит Исламабад и в вопросах экономики: «Китай намерен решительно поддерживать Пакистан во всех вопросах, касающихся жизненно важных интересов Пакистана».



В то же время эксперты напоминают, что китайская внешняя политика в Южной Азии очень многогранна. «Несомненно, Пакистан можно назвать союзником Китая. Но для Пекина главный вопрос заключается не столько в двусторонних союзнических отношениях, сколько в региональных экономических перспективах: экономическое присутствие Китая в Пакистане дает китайцам возможность продвигаться к Индийскому океану через цепь железных дорог по всему Пакистану и порт Гвадар, которые строятся или уже построены на деньги Китая»,— пояснил “Ъ” директор Центра комплексного китаеведения и региональных проектов МГИМО Алексей Воскресенский. «Для Пекина важно донести до Исламабада, что Китай их поддерживает, но при этом не станет ставить под удар свои экономические интересы в регионе — как в Пакистане, так и в Индии. Индия с ее интенсивным экономическим ростом тоже важный экономический партнер Китая. У двух стран активно развиваются политические и экономические отношения,— напоминает эксперт.— В этих условиях, когда всесторонняя поддержка Пакистана в военной области чревата ухудшением экономических связей Китая и Индии, главной задачей Пекина в Южной Азии является согласование интересов трех стран и недопущение эскалации конфликта. И политика Китая будет заключаться в том, чтобы максимально использовать свой международный, военный и экономический вес и не допустить широкомасштабного военного конфликта в регионе — иначе можно будет поставить крест на экономических интересах Китая и в Пакистане, и в Индии».

Андрей Федотов


Комментарии
Профиль пользователя