Коротко

Новости

Подробно

Фото: AP

«Мы отказались от переговоров с США»

Заместитель руководителя политбюро движения «Хамас» — о ближневосточном урегулировании

от

Заместитель руководителя политбюро палестинского движения «Хамас» Муса Абу Марзук встретился во вторник в Москве с заместителем главы МИД РФ Михаилом Богдановым. Они обсудили перспективы примирения между ведущими палестинскими силами — «Хамасом», контролирующим сектор Газа, и «Фатхом», сохраняющим власть на Западном берегу реки Иордан. В Москве считают, что от успешного решения этого вопроса зависит урегулирование палестино-израильского конфликта. Могут ли палестинцы объединиться, чтобы противостоять планам США реализовать «сделку века» на Ближнем Востоке, кто спонсирует «Хамас» и может ли это движение договориться с Израилем, господин Абу Марзук рассказал в интервью корреспонденту “Ъ” Марианне Беленькой.


— Вы были в России чуть меньше шести месяцев назад, в феврале. Что изменилось с того момента, что нового вам сказали в Москве?

— Я был в Москве несколько раз, в этом году уже действительно второй раз, мы были здесь шесть месяцев назад. Вы спрашиваете — что нового произошло? Вокруг палестинской проблемы всегда есть что-то новое. Палестинская проблема — это ключ ко всему Ближнему Востоку, она оказывает влияние на весь регион. Арабо-израильский конфликт — ось, которая задает порядок отношений во всем регионе. Мы очень ответственно подходим к роли России в решении палестинской проблемы. То, что на какое-то время США стали в одиночку играть на этом поле, негативно сказалось на ситуации. Трамп сменил внешнеполитический курс США, отказался от резолюций СБ ООН. Он принимает идеологические решения, не имеющие ничего общего с политикой. Например, он говорил о решении проблемы арабо-израильского конфликта, о так называемой «сделке века», ни с кем не советуясь, не принимая во внимание исторический опыт США в регионе. Поэтому мы стремимся к тому, чтобы мир был не однополярным, и даже не двухполярным, а многополярным.

Но кроме России, нет другой страны, которая могла бы предложить в нашем регионе решение, способное противостоять позиции США.



И мы хотели бы видеть четкую позицию России, чтобы она участвовала в решении палестинской проблемы, особенно через «Хамас», так как именно «Хамас» наиболее эффективен сейчас в решении палестинской проблемы. Мы несколько раз отказывались от переговоров с американцами.

Движение «Хамас» было основано в декабре 1987 года, в том числе на базе палестинских отделений движения «Братьев-мусульман» (запрещено в РФ). «Хамас» — аббревиатура от полного арабского названия «Харакат аль-Мукаввама аль-Исламия», что в переводе означает «Движение исламского сопротивления». Поддерживает тесные идеологические контакты с руководством Катара и Турции, а также является частью «оси сопротивления», куда входят Иран, ливанское движение «Хезболла» и другие палестинские группировки, продолжающие борьбу с Израилем. После раскола 2007 года «Хамас» контролирует сектор Газа, а «Фатх», лидером которого является президент Палестины Махмуд Аббас,— Западный берег реки Иордан.

— А США предлагали вам переговоры?

— У них есть закон, который определяет «Хамас» как террористическую организацию. Однако они никогда не отказываются вести переговоры, если это в их интересах. Только недавно мы были свидетелями переговоров с афганскими талибами (запрещены в РФ.— “Ъ”). США используют разные инструменты для политического давления: «списки террористов», финансовые санкции, блокада. Это такая «мягкая сила», эффект от которой как от войн.

США знают, что «Хамас» — ключевой игрок, который может противостоять американской «сделке века».



Согласно плану Трампа, в будущем Западный берег реки Иордан превратится в кантоны, большая часть палестинской земли должна уйти Израилю, а некое палестинское образование будет создано в секторе Газа, который сейчас находится в очень тяжелом экономическом состоянии из-за блокады. И тут приходят американцы и протягивают руку помощи Газе — политической и экономической. США пробовали провести переговоры с «Хамасом», но «Хамас» от этого диалога отказался. Поэтому мы приветствуем роль российских друзей, чтобы они пришли в Газу и стали главным звеном через контакты с нами в секторе Газа и Палестине.

— Можно ли противостоять «сделке века»? Есть ли какие-то конкретные идеи?

— Россия может играть важную роль в поощрении палестинских властей к восстановлению единства среди палестинцев. Россия может оказывать давление на Израиль, чтобы он снял блокаду с сектора Газа. Россия — единственная сила, которая смогла собрать разные палестинские силы за одним столом. Египет пытался собрать всех вместе, но «Фатх» отказался, а России «Фатх» сказал «да», и мы собрались в феврале в Москве. Кроме того, Москва может играть важную роль в СБ ООН.

— Однако несмотря на все усилия России, на февральской встрече в Москве палестинские группировки все же отказались ставить подписи под совместным документом. Может ли сейчас общая борьба со «сделкой века» послужить объединению «Хамаса» и «Фатха»?

— У нас на самом деле много общего. Но все мы нуждаемся в смелых решениях президента Абу Мазена (Махмуда Аббаса.— “Ъ”) по ситуации в регионе. Мы придерживаемся одинаковых взглядов на форумы по Ближнему Востоку, которые проводили в этом году США в Варшаве и Манаме. Мы одинаково против создания отдельных образований в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан. Мы одинаково хотим видеть независимое палестинское государство и Организацию освобождения Палестины в качестве законного представителя его интересов. Есть много вопросов, вокруг которых мы можем объединиться. Однако есть вопросы, касающиеся политической жизни, и тут у нас есть разногласия, которые Россия нам может помочь решить.

— Почему все-таки нет соглашения между «Хамасом» и «Фатхом»?

— Соглашений как раз вагон и маленькая тележка. Есть десятки соглашений.

— Но нет конца конфликта…

— Да, мы не завершили конфликт, поэтому я поддерживаю, чтобы наши друзья помогли нам его решить. Десятки соглашений, подписанных нами, были полезны, но мы не смогли реализовать их по тем или иным причинам. И наверное, без посредника тут не обойтись. И то, что палестинская проблема находится в опасной ситуации, может подтолкнуть нас к тому, чтобы быть вместе.

— О чем вы договорились с Израилем в мае после очередного витка эскалации вокруг сектора Газа? Можно ли это назвать перемирием?

— Есть соглашение о затишье, заключенное при посредничестве Египта между нами и сионистским образованием (Израилем.— “Ъ”). И их сторона все время эти обязательства нарушает. Например, на днях их снайпер убил палестинского гражданина у разделительного забора, к которому тот приблизился. Израиль признал ошибку и извинился, но это все равно ненормально. Что касается обязательств, то Израиль, который фактически контролирует суверенитет Газы, держа сектор в блокаде, взял на себя обязательства создать промышленную зону, расширить рыболовную зону, провести линию электричества, обеспечить запасы топлива для электростанции в Газе, разрешить 5 тыс. палестинских рабочих въезд в Израиль через КПП «Эрез», а также допустить в Газу сотни товаров двойного назначения. Все это Израиль обязался сделать, но не выполнил.

— Какие были обязательства Палестины?

— С нашей стороны мы обязались снизить уровень эскалации, снизить накал демонстраций, не запускать в сторону Израиля горящие воздушные шары, ракеты и дроны. Мы выполняем свои обязательства. Но так как Израиль не выполняет свои, ситуация периодически выходит из-под контроля.

— На какой срок было подписано соглашение — шесть месяцев?

— Да, примерно так. До конца года. Реализация соглашений увязана с финансовой помощью из Катара, которая рассчитана на шесть месяцев. Каждый месяц — $25 млн. Из них $10 млн на топливо для электростанции, $5 млн для бедных семей и $10 млн на зарплаты служащим.

— А что «Хамас» планирует делать после истечения этих договоренностей в следующем году?

— Ответим на этот вопрос в следующем году, дай бог.

— Но что изменится? Ведь Израиль не поменяет свою позицию по отношению к «Хамасу»…

— Не важно, как Израиль смотрит на «Хамас», главное, что он не видит другую сторону, с которой можно говорить, кроме нас. И ему придется взаимодействовать с «Хамасом» И «Хамас» тоже придется иметь дело с Израилем, несмотря на то, что мы смотрим на него, как на силу, которая оккупировала нашу землю. У них есть свои взгляды, у нас — свои, но мы те две силы, которые находятся на этой земле, и нам приходится взаимодействовать. И нам нужна третья сила, чтобы была посредником между нами.

— Несмотря на договоренности между «Хамасом» и Израилем, недавно «Шабак» (общая служба безопасности Израиля) обнаружила на Западном берегу реки Иордан «террористическую сеть» «Хамаса»…

— Мы будем создавать одну, вторую и третью сеть. Это наше дело, как воевать с оккупантами. Когда они закончат оккупацию на Западном берегу, то и мы прекратим.

— На днях один из руководителей «Хамас» заявил о возможном возобновлении отношений между движением и руководством Сирии. Это действительно так?

— Пока еще рано отвечать на этот вопрос, решение еще не принято.

На протяжении десятилетий зарубежная штаб-квартира «Хамаса» находилась в Дамаске. После начала сирийского конфликта лидеры движения, включая его тогдашнего главу Халеда Машааля, отказались поддерживать Башара Асада и сменили Дамаск на Доху. Это, помимо прочего, внесло также напряжение в отношения между «Хамасом» и Тегераном, хотя Иран все же, в отличие от сирийского руководства, попытался сохранить союз внутри «оси сопротивления».

— Но все же обсуждали ли вы этот вопрос с Анкарой и Дохой?

— У нас со всеми хорошие отношения, мы со всеми говорим, с Ираном, Анкарой и Дохой, в том числе и по поводу Сирии. И мы подняли тему восстановления Сирии в Лиге арабских государств на встрече с господином Богдановым среди других важных вопросов.

— А были ли сигналы со стороны Дамаска о том, что они готовы возобновить отношения с вами?

— Много всяких противоречивых сигналов из разных уст и с их стороны, и с нашей. И позитивные, и негативные. Но как руководство и как движение мы еще не приняли решение.

— Как санкции, которые США ввели против Ирана, отразились на поддержке вашего движения со стороны Тегерана?

— Да, ситуация очень тяжелая, мы с пониманием относимся к той ситуации, в которой оказался Иран из-за США. И мы на переговорах в Москве попросили наших друзей помочь Ирану преодолеть этот кризис.

— Так Иран продолжает вам помогать?

— Ситуация тяжелая.

— То есть вся помощь, которая вам поступает, в основном из Катара?

— У нас есть разные друзья, но я их вам не назову, потому что США ждут, чтобы мы назвали тех, кто нам помогает, чтобы наложить на них санкции.



Это нелегкое дело, как «Хамас» получает свои доходы.

— В заключение хотелось бы уточнить: ждать ли визита в Москву лидера «Хамаса» Исмаила Хании? Еще в феврале шла речь, что он прилетит сюда весной.

— Да, в феврале говорили, что визит будет в апреле. В апреле попросили отложить на неопределенный срок. Сегодня мы повторили нашу просьбу о визите Исмаила Хании в Москву, но даты нет.

— Почему?

— Египет не дает ему выехать из сектора Газа.

Комментарии
Профиль пользователя