Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Иван Водопьянов / Коммерсантъ

«А как же все остальные»

На проспекте Сахарова прошла еще одна акция в поддержку Ивана Голунова

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Вечером 23 июня на проспекте Сахарова в Москве состоялся второй согласованный митинг «Общество требует справедливости». Митинг заявлялся как акция в поддержку журналиста Ивана Голунова, на которой организаторы и участники хотели также выразить солидарность со всеми российскими журналистами и гражданскими активистами, подвергшимися давлению властей и полицейскому либо уголовному преследованию. На митинге кроме представителя господина Голунова выступили Юлия Павликова — мать Анны Павликовой, подсудимой по делу «Новое величие», главред дагестанской газеты «Черновик» Маирбек Агаев (журналиста издания Абдулмумина Гаджиева обвиняют в финансировании терроризма) и блогер Руслан Соколовский, ранее судимый за оскорбление чувств верующих. Активисты «Белого счетчика» насчитали около 3,9 тыс. участников, ГУВД по Москве — лишь 1,8 тыс.


В Москве в воскресенье прошла третья по счету акция, заявленная в поддержку журналиста «Медузы» Ивана Голунова. Господин Голунов был задержан 6 июня, у него были изъяты наркотики, журналисту грозило обвинение в их распространении и приговор до 20 лет тюрьмы. Тем не менее после начавшихся акций солидарности с задержанным он 11 июня был освобожден в связи с отсутствием доказательств вины. 12 июня в Москве прошел несанкционированный марш солидарности, анонсированный еще до освобождения журналиста и завершившийся массовыми задержаниями, а 16 июня — первый санкционированный митинг на проспекте Сахарова, в котором, по данным ГУВД по Москве, приняли участие около 1,6 тыс. человек.

«Ширина проспекта Сахарова — девятнадцать рамок металлоискателей и два омоновца»,— кряхтел пожилой мужчина, показывающий содержимое сумки полицейским на входе. Его провожали глазами два десятка азербайджанских активистов, каждый из которых держал табличку «Свободу Фуаду Аббасову (азербайджанский журналист, задержан по обвинению в нарушении иммиграционного законодательства.— “Ъ”). Их пустили почти последними. В километровом оцепленном прямоугольнике их встретили волонтеры от организаторов — Либертарианской партии и профсоюза журналистов, феминистки с плакатами «Свободу сестрам Хачатурян», молчаливые студенты из «Ассоциации свободного сопротивления» и шумные левые с плакатами «А как же все остальные». Волонтеры снабжали каждого входящего тремя-четырьмя листовками и плакатом с изображением фигурантов дела «Сети» или «Нового величия».

«После освобождения Ивана Голунова и несанкционированного марша, в котором мы активно участвовали, мы думали, что нынешний митинг не будет согласован,— рассказал “Ъ” председатель Либертарианской партии России Сергей Бойко.— Но в четверг нам позвонили из мэрии и сообщили, что хотели бы встретиться. Мы сообщили, что готовы на переговоры в присутствии журналистов. Они попросили один день, а затем просто прислали согласование». По словам господина Бойко, на организацию митинга у партии ушло около 220 тыс. руб.: 170 на установку сцены, еще 50 — на агитационные материалы и плакаты.

Первым взял слово глава отдела расследований «Медузы» Алексей Ковалев. «Голунова мало кто знал, а теперь в его честь называют напитки в барах, хотя сам Иван трезвенник»,— сказал он. Аудитория самого господина Ковалева в этот момент была явно меньше числа пришедших: в тридцати метрах от сцены выступавшего было плохо слышно и совсем не видно. Юлия Павликова, мать фигурантки дела организации «Новое величие», что-то сделала с микрофоном, и со звуком стало лучше, но толпа все равно уже разбилась на группы, каждая из которых обсуждала какие-то свои вопросы. «Провокатор на свободе, а нас судят,— говорила госпожа Павликова.— Когда освободили Ивана, в моем сердце появилась надежда. Ваша поддержка нам очень важна, приходите нас поддержать».

К этому моменту на проспекте было около 2 тыс. человек. «Отлично, что на этот митинг пришло столько людей,— сказал “Ъ” директор Фонда борьбы с коррупцией Иван Жданов.— Прошлый митинг, 16 июня, был организован явно провластными людьми, граждане научились отделять такое от настоящего народного митинга. Печально, что в стране до сих пор столько политических заключенных, например, арестованная в Санкт-Петербурге менеджер штаба ФБК Ольга Гусева». Со сцены господин Жданов говорил гораздо эмоциональнее: «Они арестовывают нас и говорят нам: "Ну вы же все понимаете…" Так вот, я не понимаю. Не понимаю!» Толпа отвечала аплодисментами.

Главный редактор дагестанского «Черновика» Маирбек Агаев спокойно и кратко рассказал историю журналиста издания Абдулмумина Гаджиева, «которого почему-то обвиняют в финансировании терроризма, хотя он всегда ему противостоял». «Я люблю Россию, но я ненавижу беспредел,— сказал господин Агаев.— У меня трое детей, они пока маленькие. Как я им объясню и как мы будем писать в газете, что такое свобода и правда?»

Толпа ответила дружным троекратным скандированием «Свободу! Свободу! Свободу!» и снова разделилась на группы: кто-то записывал стримы, кто-то танцевал, кто-то фотографировался для инстаграма с плакатами «Я/мы вылетим из универа из-за митинга» и «Я/мы хотим в Грузию». Актриса Яна Троянова записывала сториз «Хватит пытать, хватит сажать, хватит подбрасывать». Со сцены Анна Саранг, руководитель фонда Андрея Рылькова, объясняла: «Наркотики стали доступнее, их стало больше, но проблему невозможно решить, просто забивая тюрьмы людьми, которые их употребляют».

Примерно через полтора часа после начала подавляющему большинству митингующих стало скучно, аплодисменты практически не были слышны, лозунгов со сцены в толпе не поддерживали. К собравшимся вышел Сергей Бойко и с большими паузами зачитал резолюцию митинга: «Отменить статьи 228 и 282 УК РФ, отменить статьи, ограничивающие свободу слова, провести системную реформу правоохранительных и судебных органов». На каждый тезис толпа отвечала взмахами красных карточек — их заранее раздали волонтеры. Когда со сцены объявили об окончании собрания, участники стали расходиться с видимым облегчением. Буквально за десять минут оцепленный периметр почти опустел, оставались только организаторы и азербайджанские активисты. «Уважаемые граждане, митинг окончен, проходите за ограждения»,— миролюбиво напоминал строгий голос сотрудника ОМОНа.

Мария Старикова, Николай Борисов



От Петербурга до Новосибирска


Несанкционированный митинг в Петербурге привел к единичным задержаниям

Фото: Давид Френкель, Коммерсантъ

На несанкционированной акции против полицейского произвола в Санкт-Петербурге были задержаны три человека, из которых двое держали плакаты с лозунгами против президента России Владимира Путина в прямой или завуалированной форме. Активист Вадим Казак, задержанный первым, заковал себя в деревянные колодки, после чего его и увели в автозак. Всего на акции присутствовало примерно 60 человек, при этом около половины из них были журналистами или блогерами. Тех, кто пришел с фотографиями фигурантов уголовных дел, было около 20 человек. Их полиция не задерживала — они простояли рядом с выходом из метро «Гостиный двор» немногим более часа.

Изначально митинг в Санкт-Петербурге заявило молодежное движение «Весна». В уведомлении в комитет по вопросам законности, правопорядка и безопасности Смольного они указывали, что на мероприятие придет до 5 тыс. человек. На анонсированный за два дня несогласованный сход пришло менее 100. После отказа в согласовании митинга «Весна» анонсировала мирный сход с фотографиями несправедливо осужденных и преследуемых людей, среди которых, по мнению активистов, фигуранты дела «Сети», «Нового величия», режиссер Олег Сенцов, Анастасия Шевченко из «Открытой России», Артем и Лия Милушкины и ряд других.

За проведением митинга следил заместитель начальника ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Дмитрий Баранов. В начале мероприятия он беседовал с одним из активистов, призывая «не портить школьникам праздник» и «заняться чем-то полезным». Одновременно со сходом на Невском проспекте, перекрытом для автомобильного движения, проходил уличный концерт, а через несколько часов в полутора километрах от места проведения акции должна была начаться официальная часть традиционного праздника выпускников «Алые паруса». Отметим, что в ответе профильного комитета активистам эта причина для отказа в согласовании мероприятия в центре города не упоминается ни разу. Напомним, городские власти предлагали заявителям перенести митинг на окраину города, в Удельный парк.

В Орле митинг численностью до 1 тыс. человек был согласован с городскими властями, однако не там, где хотели организаторы,— в центре на площади Ленина, а на окраине — в Северном районе. По словам координатора «Открытой России» Сергея Носова, мероприятие посетили около 60 человек. Он уточнил, что акция прошла мирно. Митингующие отпустили в небо 80 белых воздушных шаров с именами политзаключенных. Специально для орловского митинга аудиосообщение записала активистка «Открытой России» Анастасия Шевченко, обвиняемая в участии в нежелательной организации.

В Новосибирске митинг «За свободу слова и против произвола силовиков» прошел еще 21 июня. Участники потребовали реформировать работу российской полиции и пересмотреть приговоры по ст. 228 УК РФ и пересмотреть уголовные и административные дела в отношении журналистов, если есть подозрение, что они могут быть связаны с их профессиональной деятельностью. Участники акции вышли с лозунгами: «Воруют они, а сидим мы!», «Свободу политзаключенным», «Незаконный арест = преступление», «Правде быть!», «Силовики есть — ума не надо», «228 — кто подбросил?». Организаторами митинга выступили новосибирский фотограф Александра Попова, журналисты «Тайга.инфо» и НГС. По подсчетам сотрудников полиции, на мероприятии находилось до 150 человек, по данным организаторов — до 250.

Митинги или пикеты планировалось провести также в Хабаровске, Нижнем Новгороде, Калининграде, Краснодаре, Ульяновске, Омске, Казани, Новокузнецке, Ростове-на-Дону, Самаре, Перми и Тюмени. В Дагестане минюст отказал в согласовании митинга в поддержку журналиста «Черновика» Абдулмумина Гаджиева и против фабрикации уголовных дел, который был заявлен организаторами на 30 июня. Решение ведомство объяснило законодательным запретом на проведение публичных мероприятий на территориях, прилегающих к зданиям, где размещены органы государственной власти и местного самоуправления. Отметим, что главная площадь Махачкалы регулярно становится местом проведения акций, организуемых властями.

Корреспондентская сеть “Ъ”


Комментарии
Профиль пользователя