Коротко

Новости

Подробно

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ

«Здесь, на площади, столько не поместится»

Разрешенный митинг в поддержку Ивана Голунова оказался немноголюдным

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

На согласованный с мэрией Москвы митинг «Закон и справедливость для всех», организованный Союзом журналистов России на проспекте Сахарова, по данным главного управления МВД по Москве пришло около 1,6 тыс. человек. Корреспонденты “Ъ” на месте событий насчитали гораздо меньше участников. В оценке успеха мероприятия разошлись также его соорганизаторы и участники несанкционированного марша в поддержку Ивана Голунова 12 июня.


До начала митинга на перекрытом проспекте Сахарова находилось от силы 100 человек. Некоторые из них пояснили, что пришли, так как не смогли попасть на несанкционированный марш 12 июня. Напомним, марш был анонсирован как акция солидарности с задержанным 6 июня автором «Медузы» Иваном Голуновым, которому грозило обвинение в распространении наркотиков. 11 июня господин Голунов был освобожден ввиду отсутствия доказательств его вины, но марш состоялся и закончился задержанием нескольких сотен участников. «Я не смог прийти 12 июня и сегодня решил отдать долг»,— объяснил “Ъ” студент Никита. Другой студент Кирилл считает, что стоит посещать все акции против ограничений свободы слова в России: «Конечно, этот митинг — договорной матч, но важно приходить на все митинги. Двенадцатого числа я тоже ходил, меня свинтили». «Мы не пришли двенадцатого, потому что марш был не согласован и было страшно,— сказала корреспонденту “Ъ” менеджер по продажам Юлия.— Но если бы Голунова не выпустили, пошла бы 12 июня».

Некоторые участники держались группами и не выражали энтузиазма, но отказались сообщить корреспондентам “Ъ”, представляют ли они какие-либо организации. Вскоре после начала у сцены собралось около 300 человек.

Некоторые из них держали плакаты в поддержку арестованных или находящихся под следствием журналистов и общественников: редактора дагестанской газеты «Черновик» Абдулмумина Гаджиева, подозреваемого в финансировании терроризма, азербайджанского журналиста Фауда Аббасова, обвиняемого в нарушение миграционного законодательства, кабардинского активиста Мартина Кочесоко, которого обвиняют в хранении наркотиков. Звучали требования пересмотра дела ивановского тележурналиста Андрея Евгеньева, осужденного по ст. 228 УК. «Каждый человек, покупающий наркотики, спонсирует наркомафию. Мы считаем, что они преступники,— говорил со сцены дзюдоист и основатель организации "АнтиДилер" Дмитрий Носов.— Но когда полицейские подбрасывают наркотики, это еще хуже».

Задник сцены украшал слоган солидарности с Иваном Голуновым, но списки заслуживающих солидарности были свои у каждого из участников. Например, ведущий «Первого канала» Анатолий Кузичев призвал к солидарности с находящимся в киевском СИЗО по обвинению в госизмене Кириллом Вышинским, главредом портала «РИА Новости-Украина». А бизнесмен Сергей Полонский, в 2017 году приговоренный к пяти годам лишения свободы за мошенничество, но освобожденный за истечением срока давности, напомнил о 40 тыс. предпринимателей, которых «каждый год сажают незаконно: здесь, на площади, столько не поместится».

На сцену поднимались родители задержанных по ст. 228 и гражданские активисты из разных регионов, но не особенно многочисленные слушатели были более внимательны к именитым выступающим — главному редактору «Московского комсомольца» Павлу Гусеву, журналистам Еве Меркачевой, Лесе Рябцевой и Екатерине Винокуровой. Госпожа Винокурова и господин Гусев выступили в качестве соорганизаторов митинга, но госпожу Винокурову сначала не допустили на сцену. «Я спокойно прошла через рамки со стороны Комсомольской, подошла к сцене, но сотрудник МВД предложил обойти весь проспект Сахарова и подойти со стороны Лубянки. Мне, кстати, в толпе нравится больше, чем в президиуме»,— пояснила она корреспонденту “Ъ”. По словам Екатерины Винокуровой, в последние дни она испытывает ощущение, что ее «предали все друзья, даже не выслушав». Она пояснила, что не у всех журналистов есть возможность приходить на несанкционированные акции, так как многие из них рискуют лишиться аккредитаций для работы с госструктурами. Екатерина Винокурова считает важным любой повод высказаться «по теме статьи 228»:

«Я хочу, чтобы каждый из нас шел домой и не боялся, что у него в кармане найдут пакет кокаина. Я бы хотела, чтобы полиция перестала подбрасывать наркотики».



В этом с организаторами митинга на Сахарова согласны и те участники марша 12 июня, которые на проспект не пришли. «Митинг вроде организовали в противовес (маршу 12 июня.— “Ъ”), но никакого противостояния нет: полиция подбрасывает наркотики, надо что-то делать с этим,— пояснил “Ъ” главный редактор самиздата "Батенька, да вы трансформер" Григорий Туманов.— Сегодняшний митинг можно было не проводить: ощущение, что его впопыхах организовали и забыли отменить. На нынешней волне можно было бы попробовать вытащить остальных (незаконно преследуемых журналистов и активистов.— “Ъ”), есть шанс начать диалог, но все действуют привычными сценариями. Сегодняшний митинг — один из гвоздей в крышку гроба». Журналист Илья Азар назвал митинг «фейком», «симулякром» и «имитацией ответа на искреннее "народное возмущение"».

Через час после начала митинга госпожа Винокурова получила возможность выступить и заявила, в частности, что хочет озвучить «просьбу» корреспондента “Ъ” не замалчивать задержаний журналистов во время митинга 12 июня. Позднее корреспондент “Ъ FM” Петр Пархоменко, который освещал в эфире марш 12 июня и был задержан, пояснил в Facebook, что он, «разумеется, ни о чем не просил», «а просто задал вопрос, почему никто из выступающих не вспомнил события трехдневной давности». К теме безопасности на митингах после Екатерины Винокуровой вернулся господин Гусев, который потребовал «от силовых структур» «выработать общие правила работы на массовых мероприятиях для журналистов». Этот пункт включили в итоговую резолюцию, которую прочитал глава Союза журналистов России Владимир Соловьев. Участники также потребовали провести проверку по делу Ивана Голунова и найти виновных и проанализировать ст. 228 УК РФ и практику ее применения, в особенности по делам журналистов и гражданских активистов.

Около трех часов участники, которых, по наблюдениям корреспондентов “Ъ”, едва ли было более 600 человек одновременно, покинули проспект Сахарова.

Дмитрий Кальченко, Иван Сурвилло, Иван Тяжлов


Комментарии
Профиль пользователя