Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

«Они попытались все свалить на оппозицию, а потом на Россию»

Григол Вашадзе рассказал “Ъ” о том, как следует понимать события в Грузии

от

В Тбилиси не прекращаются протесты. Их спровоцировало проведение в стенах грузинского парламента заседание Межпарламентской ассамблеи православия, в ходе которого глава ассамблеи депутат Госдумы РФ Сергей Гаврилов сидел в кресле спикера и выступал на русском языке. Президент Грузии Саломе Зурабишвили обвинила в дестабилизации Россию, назвав ее «врагом и оккупантом». Председатель оппозиционной партии «Единое национальное движение» экс-глава МИД страны Григол Вашадзе по телефону рассказал спецкору “Ъ” Владимиру Соловьеву о том, как понимать происходящее и почему нынешний кризис не стоит считать угрозой России и ее гражданам.


— Что сейчас происходит? Как это описать?

— Неделю мы власть предупреждали, что нельзя впускать в страну человека (депутата Госдумы РФ Сергея Гаврилова.— “Ъ”), который не раз нарушал законы Грузии: посещал Южную Осетию и Абхазию. Говорил, что надо смириться с новой реальностью — с независимостью этих регионов Грузии. Мало того, что впустили, еще и назначили ему государственную охрану. Самое возмутительное, никто не знал программу (Межпарламентской ассамблеи православия.— “Ъ”), никто не знал, куда его приведут и так далее. Это все исключительно по поводу одного человека, который не понимает, куда он приехал и что за этим всем стоит. Вот и все. К антирусским настроениям все это не имеет никакого отношения — туристы из России сейчас спокойно ходят по Тбилиси.

— Начавшийся протест не только против конкретного человека — теперь это уже против действующей грузинской власти.

— Совершенно верно. Объединенная оппозиция, моя партия «Единое национальное движение» является частью объединенной оппозиции, все мы просили, предупреждали (не принимать в Тбилиси Сергея Гаврилова.— “Ъ”), никаких особых телодвижений не делали. Можно было все спокойно сделать. Потом выясняется, что спикер парламента, который ушел в отставку (спикер Ираклий Кобахидзе покинул свой пост 21 июня.— “Ъ”), знал заранее, что по протоколу мероприятия, этот товарищ в кавычках (Сергей Гаврилов.— “Ъ”) будет восседать в кресле, с которого было провозглашено восстановление независимости Грузии. Что этот человек будет какую-то ахинею нести по поводу православного братства. Какое православное братство после войны 2008 года и Украины?

Предположим, власти допустили ошибку. Но вот гигантский митинг стоит перед парламентом. Народ раскален до предела. И к нам в какой-то момент приходят и говорят: «Выберите трех человек для переговоров, приходите и поговорите с нами». И назвали три фамилии, включая вашего покорного слугу, и имена тех, кто нас на этих переговорах ждал. Мы пошли туда, где должен был быть предполагаемый коридор, чтобы спокойно, цивилизованно поговорить. Мы стояли, стояли и оказались первыми, кому в лицо брызнули газом.

— Это было 20 июня?

— Да, в четверг. Прямо в лицо брызнули. После этого я еще четыре раза попадал в облако газовое. Мне выжгло глаза, я весь следующий день у доктора провел. Вот что это за так называемое правительство, которое себе в ногу все время выстреливает? Вы же бывали в Грузии не раз. Русские туристы тут по улицам ходят и слова худого никто им не скажет.

Теперь все это перевели в межгосударственные отношения. Все, что мы видим, — результат действий этих идиотов, которые себя называют политической властью в Грузии.

— Заявления Москвы по поводу поездок российских туристов в Грузию появились после того, как грузинский президент Саломе Зурабишвили назвала Россию врагом и оккупантом. Реакцией на ее слова стал запрет российским авиакомпаниям летать в Грузию. Нет?

— Абсолютно. Все представители власти выбежали и начали каяться. И произносить слова, которые, такое впечатление, им представители какой-то внеземной цивилизации написали. Начали кричать, оскорблять и так далее. Хотя оппозиция их за неделю до всего этого предупреждала — не надо этого делать. Ну кто такой Гаврилов? Был он, не было его. Не впустили бы его в Грузию и ладно. А теперь вот запретили прямые перелеты и российских туристов отзывают отсюда.

Но я русских знаю. Они просто покажут средний палец власти и скажут: «Как это вы нам запрещаете? Принципиально будем летать. Через Армению, через Азербайджан, через Стамбул».



Ничего, кроме популярности, это нашему маршруту не принесет. Туристы из России приезжают в нашу страну, здесь спокойно с ними разговаривают и ничего кроме удовольствия они здесь не получают.

— Все сначала выглядело внутригрузинской историей: протест оппозиции против действий власти, сделавших возможной недопустимую с точки зрения оппозиции ситуацию. И возникло внутреннее противостояние.

— Это была ситуация, недопустимая с точки зрения гражданина Грузии. Потому что политические партии и политики были гарниром. Это было спонтанное возмущение граждан Грузии. Вот 21 июня перед парламентом было мероприятие опять — 35 тыс. минимум. Люди говорили, что все эти инвективы власти, которая утверждает, что протесты организованы одной партией или одним объединением, это полный бред и что все сделали мы, люди.

— Власть это спонтанное возмущение жестко подавила 20 июня. Пули, газ, водометы. А потом власти Грузии объявили, что во всем виновата Россия.

— Они попытались это сделать. Сперва все свалить на оппозицию, а потом на Россию. Попытались каким-то образом выскочить из позора, в котором оказались из-за своего непрофессионализма и идиотизма. Это всегда так происходит, когда у тебя нет дееспособного правительства. Любая ошибка превращается во вселенскую катастрофу. То, что мы сейчас наблюдаем — яркий пример недееспособного правительства, которое не может рассчитать последствия своих шагов.

— В соцсетях я видел снимок, который активно тиражируют. Молодая, красивая грузинка стоит у парламента с плакатом: «F*ck Russia». Ситуация, которая сложилась в эти дни в Тбилиси, какое отношение к России имеет?

— Давайте честно посмотрим на ситуацию, которая сложилась. Гаврилов — депутат Госдумы РФ. Ну если ты куда-то приезжаешь, ну возьми телефон, позвони в МИД и получи инструкции, что говорить, а что не говорить.

А реакция молодых людей — это реакция молодых людей. Что в Грузии, что во Франции, что в Танзании. И с этим уже ничего не сделаешь. У молодых людей тормозов нет никаких. Может и хорошо, что их нет. И потом все натерпелись уже: Грузия в 2008 году, Украина в 2014-м. Всех достали эти примеры.

Вообще, это противостояние сегодня — это противостояние между гражданином Грузии и так называемым правительством. Я очень жалею, что 21 июня вас не было на митинге. Я там выступил, перечислил наши требования, а потом сказал: «А теперь микрофон ваш». После этого выступали гражданские активисты. И ни один политик, ни один руководитель политической партии оппозиционной на сцену больше не поднимался. Ситуацию, спровоцировавшую последние события, один из наших союзников, не хочу его имени называть, квалифицировал, как клинический идиотизм.

— Диагноз поставили. Что с лечением?

— Вопрос этот будет оставаться грузинским внутриполитическим вопросом и чем быстрее в России поймут, что никакого отношения все это к ним не имеет — тем лучше.

— Внутри Грузии как все может развиваться дальше?

Судя по всему, никто расходиться не собирается и все идет пока по армянскому сценарию. Расходиться никто не собирается. Была одна страшная ночь, когда власть пыталась устроить форменную экзекуцию собственным гражданам. Потом все собрались на абсолютно мирную акцию. После нее все разошлись, но снова соберутся. Это будет продолжаться пока все требования оппозиции не будут выполнены. А ведь в оппозиции не только оппозиционные партии — это было бы меньшим из зол для нынешнего так называемого правительства. Это противостояние гражданина и власти. В таком противостоянии всегда побеждает гражданин.

— Наблюдая за разгоном протеста в четверг я вспомнил прошлую осень — кампанию по выборам президента. Вы тогда были главным конкурентом Саломе Зурабишвили и все телеканалы, подконтрольные Бидзине Иванишвили, пугали людей кадрами разгона демонстраций во времена президентства Михаила Саакашвили. Этим пытались показать, что в случае вашей победы на выборах вернется Саакашвили и те времена. И вот сейчас грузинская власть повела себя ровно как тот, кем она всех пугала.

— Если сравнить любые кадры тех времен с нынешними, можно увидеть гигантскую разницу в жестокости. Никто тогда резиновыми и пластиковыми пулями в головы демонстрантам не стрелял. Никто не травил их газом так, как это было сейчас. Меня всю ночь рвало. Мне приходилось просто выносить молодых мальчиков и девочек с поля боя. В некоторых по пять-шесть-семь раз попали пули. По нашему законодательству, нельзя применять против демонстрантов спецсредства, если до этого их трижды не предупредили.

— А этого не было?

— Не было. Мы были первыми, кому в лицо первым брызнули этим газом. Я, Гиги Угулава и Ника Мелия (господин Угулава — лидер партии «Европейская Грузия», а господин Мелия — председатель политсовета партии «Единое национальное движение».— “Ъ”). Люди, которых они же и позвали на переговоры. Мы специально остановили митинг и спросили у народа идти ли на переговоры. Нам сказали: «Идите. Донесите наши требования и вернитесь». В итоге мы были первыми, кому досталась порция газа. А после этого началось.

— Какой план у вас? Стоять до победы? До роспуска парламента и проведения досрочных выборов?

— Да. Это уже не политики, не оппозиция, а граждане Грузии требуют немедленной отставки главы МВД, развязавшего войну против собственных граждан и того поколения, которое родилось в свободной Грузии. Требуют немедленных досрочных выборов парламента по пропорциональной системе, чтобы, наконец, избавиться от того безобразия, которое у нас сейчас есть. Если мы это не сделаем, то еще 28 лет Грузия будет ходить по заколдованному кругу, потому что управлять этим государством без стопроцентной демократии невозможно. Не терпит ни один гражданин Грузии единоличного или однопартийного правления. Они хотят, чтобы их голос был слышен. А он не будет услышан, пока есть единоличное, однопартийное правительство.

— События в Молдавии, где недавно пал режим правившего страной олигарха и где ситуация чем-то была похожа на грузинскую, как-то вдохновили вас и других людей?

— Думаю, что в огромной степени. То, что там ACUM и социалисты договорились (прозападный блок ACUM и пророссийская «Партия социалистов» объединились против молдавского олигарха Владимира Плахотнюка.— “Ъ”) покончить с десятилетней приватизацией государства, которое было просто узурпировано — это на всех произвело огромное впечатление.

Про нас говорили, что мы светоч демократии в регионе и прочее. А после Молдовы все вдруг увидели, что какое-то государство, находящееся с нами в одном положении, придумало что-то гораздо более умное и правильное: партии, которые, якобы, были несовместимы, договорились и избавились от ярма олигарха.

— Россия уже предприняла шаги на грузинском направлении. Граждан РФ предупреждают о нежелательности поездок в Грузию, отменяются рейсы и так далее. Будь у вас возможность обратиться к российским властям, чтобы вы им сказали?

— Я в оппозиции нахожусь, поэтому мой голос вообще ничего не решает. Это правительство должно сделать.

— Но оно этого пока не делает.

— Может, додумаются это сделать. Но если бы я сейчас был в правительстве, хотя упаси боже находится в таком правительстве, как правительство «Грузинской мечты» (правящая в Грузии партия.— “Ъ”), я бы сделал одну вещь.

Я бы сказал (России.— “Ъ”), все это к вам вообще не имеет никакого отношения. Это все грузинская внутриполитическая проблема. Никаких антирусских настроений в Грузии нет и быть не может.



Наши внутриполитические проблемы граждан третьей страны вообще никак не касаются.

Комментарии
Профиль пользователя