Коротко

Новости

Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ   |  купить фото

Декриминализация Дагестана вышла на правительственный уровень

Зачистка в республике задела региональных чиновников высокого ранга

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

Минувший год в Дагестане прошел под знаком декриминализации республики. Подобные зачистки проводились здесь и раньше, но эта оказалась самой масштабной, причем впервые под уголовное преследование попали региональные чиновники самого высокого ранга, включая теперь уже бывших премьер-министра Абдусамада Гамидова, его заместителей, министров и руководителей ряда ведомств. Уже скоро правоохранительные органы и спецслужбы столкнутся в Дагестане с новым вызовом — массовым возвращением из Сирии жителей республики, воевавших на стороне антиправительственных сил и террористических организаций.


Первую большую зачистку в Дагестане связывают с именем Владимира Колесникова. В 1998 году он прибыл в республику в ранге первого замминистра внутренних дел России и объявил о намерении разобраться с местными коррупционерами. Одним из первых был задержан лидер лакского народного движения, депутат Народного собрания, замминистра сельского хозяйства Магомед Хачилаев. Почти одновременно его брат Надиршах, депутат Госдумы, был лишен депутатской неприкосновенности, а в октябре 1999 года арестован.

В сентябре 1998 года был задержан и мэр Каспийска Руслан Гаджибеков, его подозревали в организации убийства в январе 1994 года предпринимателя Арсена Байрамова, кроме того, проверяли на причастность к хищению 1,5 млрд руб.

По обвинению в злоупотреблении должностными полномочиями были арестованы министр юстиции республики Тажутдин Бижамов, глава администрации Табасаранского района Шейхмагомед Нурмагомедов, начальник «Запкаспрыбвода» Эсенбулат Магомедов. Уголовное дело было возбуждено в отношении председателя отделения Пенсионного фонда России (ПФР) по Дагестану Шарапутдина Мусаева, он следствию не сдался и долгое время отсиживался в горном селе.

Результаты этой декриминализации оказались весьма скромными. В 2000 году Надиршах Хачилаев и его брат Магомед были признаны виновным в организации захвата заложников и незаконном хранении оружия, приговорены к незначительным срокам лишения свободы и освобождены в зале суда в связи с амнистией. Руслан Гаджибеков, заплативший, кстати, $3 млн за освобождение представителя президента России в Чечне Валентина Власова, был отпущен под подписку о невыезде. С 2000 года он занимал посты замминистра в нескольких министерствах. Эсенбулат Магомедов с 2001 года шесть лет возглавлял министерство ЖКХ. Шейхмагомед Нурмагомедов сохранил за собой кресло главы районной администрации. Числившийся в розыске Шарапутдин Мусаев стал депутатом Народного собрания.

Главным событием эпохи правления Рамазана Абдулатипова, начавшейся в 2013 году, стал арест могущественного мэра Махачкалы Саида Амирова. В итоге последний был приговорен к пожизненному заключению за убийство и терроризм, а еще один тяжеловес дагестанской политсцены Сагид Муртазалиев, возглавлявший республиканское отделение ПФР, обвиняемый в преступлениях террористической направленности, скрылся от правосудия в Дубае.

Попутно шла работа против коррупционеров муниципального масштаба. Как сообщили “Ъ” в республиканском управлении Следственного комитета России, за 2015–2017 годы было возбуждено более 150 антикоррупционных уголовных дел (примерно столько же передано в суд), чаще всего их фигурантами становились муниципальные чиновники.

За девять месяцев этого года было возбуждено 35 дел по коррупции, 40 — было передано в суд. При этом главной темой года стал арест высокопоставленных правительственных чиновников.

В феврале по подозрению в превышении должностных полномочий и мошенничестве, хищении денежных средств, выделенных из бюджета республики для реализации социальных программ на территории региона, были задержаны бывшие премьер-министр Абдусамад Гамидов и его заместители Шамиль Исаев и Раюдин Юсуфов, экс-министр образования Шахабас Шахов. Криминал правоохранители обнаружили и в работе мэра Махачкалы Мусы Мусаева, а также главного архитектора города Магомедрасула Гитинова. Их задержание связывают с работой спецгруппы, направленной в Дагестан для наведения порядка Генеральной прокуратурой РФ.

В марте среди арестованных оказался руководитель управления Федеральной антимонопольной службы Кубасай (Курбан) Кубасаев. Он якобы за взятку, полученную от директора ГКУ «Дирекция единого государственного заказчика-застройщика» Шамиля Кадиева, обещал не препятствовать проведению ГКУ аукционов на право заключения госконтрактов. Генпрокуратура сочла фигуру господина Кубасаева настолько опасной и влиятельной, что добилась в суде решения об изменении территориальной подсудности дела и переводе его из Дагестана в Москву.

В мае было возбуждено уголовное дело по факту хищения из бюджета около 38 млн руб., выделенных на строительство исторического парка «Россия — моя история» в Махачкале. Среди подозреваемых оказался числящийся с середины марта в розыске бывший министр строительства, архитектуры и ЖКХ республики Ибрагим Казибеков, а также его сын и сноха. В схеме по выводу бюджетных средств якобы было задействовано предприятие, аффилированное с бывшим главным архитектором дагестанской столицы Магомедрасулом Гитиновым. Сам господин Казибеков, по оперативной информации, нашел убежище на Украине, как и скрывшийся от следствия Шамиль Кадиев.

В июне оперативники центрального аппарата ФСБ и ГУСБ МВД задержали в Москве начальника оперативно-разыскной части службы собственной безопасности МВД Дагестана полковника Магомеда Хизриева. Он был заподозрен в попытке через цепочку посредников дать взятку в размере $2 млн за свое назначение на пост главы республиканского МВД.

Уже к началу июля число привлеченных к ответственности чиновников превысило двести человек, об этом Владимир Васильев доложил президенту России.

Не все они попали под уголовное преследование. Многие были уволены после проверок прокуратуры из-за конфликта интересов, несоответствия расходов и доходов. Некоторые уволились «по собственному желанию». Работа по очищению Дагестана от коррупционеров продолжится и в дальнейшем, пообещал тогда еще врио главы Дагестана Владимиру Путину.

В конце июля был задержан заместитель мэра Махачкалы Курбан Курбанов. Его обвинили в подстрекательстве экс-мэра Мусы Мусаева к совершению преступления. По версии следствия, Курбан Курбанов уговорил своего шефа незаконно подписать постановление о предоставлении фирме его отца в собственность земельного участка по заниженной стоимости, чем причинил ущерб бюджету на сумму более 44 млн руб.

В августе в Махачкале задержали руководителя территориального фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС) по Дагестану Магомеда Сулейманова. Его подозревают в создании преступного сообщества с использованием служебного положения, в мошенничестве в особо крупном размере и в превышении должностных полномочий. По данным следствия, с 2010 года из ФОМСа было похищено более 210 млн руб. Для перечисления денежных средств фонда за якобы оказанные медицинские услуги использовались поддельные документы. Все эти суммы проходили через страховые компании, которые возглавляли аффилированные лица.

Между тем процесс декриминализации не снижал оборотов. В начале сентября был задержан глава филиала управления федеральных автомобильных дорог «Каспий» Магомедрасул Омаров. Он подозревается в мошенничестве, связанном с заключением госконтракта на строительство автодороги. По версии следствия, Магомедрасул Омаров рассчитывал получить от коммерсанта 680 млн руб.

В том же месяце по подозрению в участии в преступном сообществе был взят под стражу депутат Народного собрания Раджаб Абдулатипов, брат бывшего главы республики. По данным следствия, группа сообщников фигуранта за взятки незаконно оформляла гражданам инвалидность, которая дает право на получение ежемесячного пособия из бюджета. До него силовики задержали предполагаемых членов этого сообщества — руководителя республиканского бюро медико-социальной экспертизы Магомеда Махачева и его подчиненных.

Кроме того, по делу о растрате и превышении должностных полномочий при обслуживании частных автомобилей за государственный счет под уголовное дело попали заместитель руководителя администрации главы и правительства Дагестана Исмаил Эфендиев и первый заместитель председателя правительства республики (бывший руководитель администрации главы и правительства) Рамазан Алиев. Вместе с ними за решеткой оказался племянник Рамазана Абдулатипова — руководитель ГКУ «Автохозяйство» (правительственный гараж) Асхабали Абдулатипов.

Наконец, несколько дней назад в Санкт-Петербурге силовики задержали генерального директора компании «Газпром межрегионгаз Махачкала» Владимира Анастасова, он стал фигурантом уголовного дела, возбужденного по факту хищения природного газа в особо крупном размере.

Глава Дагестана Владимир Васильев не устает повторять, что антикоррупционная работа в республике будет продолжена, обещая в то же время поддержку тем, кто согласится выйти из тени и «вернуть награбленное».

«Возврат украденного экс-чиновниками, которые сегодня находятся под следствием, может повлиять на избранную в отношении них меру пресечения,— заявил он на недавнем совещании в Махачкале.— Власти Дагестана готовы выступать с ходатайством к правоохранительным органам в отношении коррупционеров при условии, что они будут активно сотрудничать со следствием, а также примут меры по минимизации ущерба, причиненного республике и людям».

Между тем велика вероятность того, что вслед за большой антикоррупционной кампанией в Дагестане начнется зачистка антитеррористическая, после того как в республику начнут возвращаться боевики, воевавшие в Сирии на стороне запрещенного в России «Исламского государства» и других террористических организаций. Пока этот поток не так велик. За последние годы было установлено и задержано 129 лиц, вернувшихся из Сирии после участия в международных террористических организациях, заявил в начале декабря на заседании антитеррористической комиссии в Махачкале врио министра внутренних дел республики Дмитрий Гутыря. Девять из них, уточнил он,— в этом году. Все они были привлечены к уголовной ответственности. Кроме того, уголовные дела были возбуждены в отношении 84 человек, только планировавших примкнуть к сирийским боевикам, из них в отношении 11 человек — в 2018 году. По словам Дмитрия Гутыри, террористы избрали тактику создания на местах законспирированных автономных террористических групп, так называемых спящих ячеек, деятельность которых координируется из-за границы. В этом году, сообщил он, на территории Дагестана выявлено 7 таких групп, задержано 14 и уничтожено при оказании вооруженного сопротивления 15 их участников.

По словам Владимира Васильева, выступившего на том же заседании, установлено еще более 1,5 тыс. жителей Дагестана, участвовавших в деятельности террористических организаций в Сирии и Ираке. Большинство из них, по данным главы республики, в возрасте 25–30 лет.

Юлия Рыбина, Махачкала


Комментарии
Профиль пользователя