Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

Александр Кокорин и Павел Мамаев встретят Новый год в СИЗО

Арест футболистов до февраля признан обоснованным

от (обновлено в 18:04)

Мосгорсуд во вторник отклонил жалобы футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева на продление срока содержания под стражей. На этот раз адвокаты упирали на то, что дальнейшее пребывание в СИЗО морально истощает спортсменов и может негативно сказаться на их здоровье, но не смогли убедить в этом суд. Таким образом, фигуранты дела останутся под стражей до начала февраля, хотя следствие планирует уже в январе направить материалы дела в прокуратуру, а затем и в суд.


Перед заседанием около входа в Мосгорсуд можно было увидеть нескольких человек с плакатиками, содержание которых позволяло предположить, что они пришли поддержать арестованных. Возможно, они откликнулись на призывы адвокатов в соцсетях, которые подчеркивали, что фигуранты дела «морально истощены». Накануне заседания в интернете также появились и ролики, на которых другие футболисты поддерживают обвиняемых.

В апелляционной инстанции тактика защиты была несколько иной, чем в суде первой инстанции, который недавно продлил срок ареста фигурантам дела до 8 февраля. В Тверском суде, напомним, адвокаты пытались помимо прочего убедить судью, что Павел Мамаев, Александр Кокорин, его младший брат Кирилл и их приятель Александр Протасовицкий во многом были спровоцированы на вызвавшие огромный общественный резонанс драки — сначала возле ресторана «Пекин», а затем в «Кофемании» на Большой Никитской.

Сегодня помимо традиционных заявлений о том, что оснований для дальнейшего содержания обвиняемых в СИЗО нет, значительное внимание защитники уделяли физическому и моральному состоянию своих подопечных. В частности, суду были представлены документы, подписанные психологом и главврачом «Зенита», за который выступает Александр Кокорин.

«Кокорин чрезмерно выкладывается на поле и в ходе тренировочного процесса, после этого его нервная система нуждается в восстановлении,— говорится в заключении психолога Ирины Рюхиной.



— На этом фоне возможны перепады настроения, повышенная чувствительность к оценке его действий окружающими — реакция на оскорбления требует высокой психической устойчивости».

Несколько месяцев перед инцидентом футболист, по словам психолога, «находился в состоянии постоянного напряжения из-за травмы, пропуска чемпионата мира по футболу, большого количества монотонной восстановительной работы и давления со стороны социума».

Главврач Михаил Гришин заявил, что в СИЗО у недавно травмированного спортсмена может развиться инвалидность. «Ему необходимы занятия в бассейне, восстановительные тренировки. Отсутствие возможности заниматься правильным восстановлением здоровья может привести к прогрессированию артроза с возможной инвалидизацией и завершением карьеры»,— отметил господин Гришин.

Защита также указывала, что оснований для дальнейшего содержания фигурантов в СИЗО больше нет: следственные действия по делу завершены, у обвиняемых нет загранпаспортов и скрыться они не могут.

Кроме того, футболисты готовы возместить ущерб потерпевшим, чьему здоровью, по утверждению адвокатов, был причинен в худшем случае легкий вред. Защитники предлагали отпустить фигурантов под залог, чтобы те могли тренироваться, или хотя бы под домашний арест, чтобы они могли провести новогодние каникулы с близкими.

Сами футболисты на суде говорили, что не понимают, почему необходимо продлевать срок их содержания под стражей. Павел Мамаев напомнил, что перечислил на карточку одному из потерпевших — водителю Виталию Соловчуку — 500 тыс. руб. в порядке компенсации, которыми тот по неизвестной причине пока не воспользовался. Александр Кокорин выразил готовность компенсировать ремонт повреждений, полученных машиной телеведущей «Первого канала» Ольги Ушаковой, за рулем которой находился господин Соловчук.

Представитель следствия и прокурор выступили против удовлетворения жалоб. При этом следователь сообщил, что еще не закончена экспертиза повреждений автомобиля, отметив, что уголовное дело он планирует направить сначала в прокуратуру, а затем в суд уже в январе 2019 года.

В итоге Мосгорсуд оставил всех четверых под арестом.

«Ваша честь, даже говорить ничего не хочется — это просто позор. Я больше не хочу ничего обжаловать и ничего говорить, можете отключить звук» — отреагировал на решение апелляционной инстанции Павел Мамаев.



Защита Александра Кокорина также сообщила журналистам, что оспаривать сегодняшнее решение пока не намерена.

Две драки с участием футболистов и их сообщников произошли 8 октября. Сначала, по данным следствия, братья Кокорины, Павел Мамаев и Александр Протасовицкий избили водителя Виталия Соловчука, а потом в кафе — главу департамента Минпромторга Дениса Пака и руководителя НАМИ Сергея Гайсина. Обвиняемым вменяются групповое хулиганство (ст. 213 УК РФ) и побои (ст. 116 УК РФ).

Уже после завершения судебного заседания пресс-служба Мосгорсуда выступила с таким заявлением: «В период нахождения в производстве суда упомянутых апелляционных жалоб в суд по электронной почте поступило письмо с угрозами и "предостережением": "Хочу оставить жалобу. Ну или предостережение. Если сегодня Павел Мамаев и Александр Кокорин не будут выпущены на свободу я буду вынужден на неделе устроить митинг… А судья пусть ходить с охраной потому что ему вообще не жить. Ждите изменений в своей жизни..." (орфография и пунктуация сохранены — “Ъ”). Соответствующая информация об угрозах передана в ГУ МВД России по г. Москве для проверки и принятия незамедлительных и необходимых мер реагирования по обеспечению безопасности судей. Что же касается иной части обращения, касающейся сути решения, следует вновь обратить внимание на недопустимость оказания давления на суд. Независимость судьи обеспечивается предусмотренной законом процедурой осуществления правосудия; запретом под угрозой ответственности чьего бы то ни было вмешательства в деятельность по осуществлению правосудия».

Владислав Трифонов


Комментарии
Профиль пользователя