Коротко


Подробно

2

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Лекарство от иностранцев

Как изолировать внутренний рынок без применения санкций

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 18

В 2018 году стало ясно: чтобы вынудить иностранные компании уйти из России, необязательно объявлять антисанкции. Можно просто создать им жесткие условия работы на внутреннем рынке, как это произошло в фармацевтической отрасли, и все получится само собой.


Весной 2018 года в запале реакции на новый жесткий раунд санкций США депутаты Госдумы разработали пакет предложений по ограничению ввоза в Россию американских товаров. Самое большое волнение вызвало присутствие в списке лекарств. Многие производители заявили, что из-за ограничений могут пострадать пациенты: около десятой части лекарств в России американские, в деньгах это 130 млрд руб. Врачебному сообществу перспектива тоже не понравилась. Зарубежные лекарства наиболее эффективны, отмечал главный клинический фармаколог Санкт-Петербурга Александр Хаджидис. Многие средства, в том числе американские, используются для лечения социально значимых заболеваний. Поэтому координатор программ благотворительного фонда AdVita Елена Грачева называла инициативу «катастрофической, безответственной, находящейся на грани геноцида».

Негативный общественный резонанс оказался столь широк, что в итоговый законопроект лекарства не попали. Но развитие событий показало, что для выдавливания зарубежных лекарств с российского рынка не нужно объявлять антисанкции. Вообще ни о чем не нужно объявлять, чтобы не волновать народ. Ведь есть менее громкие, но не менее эффективные способы. Например, вывод на рынок аналогов лекарств, находящихся под патентной защитой: 2018 году стал в Росси рекордным по количеству исков от иностранных производителей, пытающихся защитить свою интеллектуальную собственность.

Чаще всего ответчики регистрировали аналоги именно социально значимых лекарств, на закупку которых Минздрав тратит миллиарды рублей. Так, в 2018 году структура американской Johnson & Johnson заключила мировое соглашение со структурой «Р-фарм» Алексея Репика после разбирательства по поводу аналога антиретровирусного препарата дарунавир, но ответчик зарегистрировал новый дженерик. На это лекарство Минздрав ежегодно направляет более 2 млрд руб.

Основная причина войны с дженериками — боязнь западных фармкомпаний лишиться существенных объемов госконтрактов. А это прямой удар по их бизнесу, и эффект уже виден. Так, за январь—октябрь продажи американской Merck в рамках госпрограммы «Семь нозологий» сократились на 46,5%, американской же Celgene — на 12,6%. В целом по всем программам льготного обеспечения лекарствами граждан в январе—сентябре доля зарубежных препаратов сократилась на 4 процентных пункта, до 35%.

Искусственное выдавливание с российского рынка для иностранцев чревато рисками потерять инвестиции, вложенные в разработку инновационных препаратов и вывод их в нашу страну. Так, немецкая Bayer тратит на разработку нового препарата около €1 млрд, англо-шведская AstraZeneca — до $6 млрд. Руководство обеих компаний заявляло, что российские дженерики снижают привлекательность работы на местном рынке.

Конечно, Минздрав не может официально поддерживать эти теневые антисанкции, поэтому объявил о начале разработки законопроекта, обязывающего фармпроизводителей при регистрации препаратов предоставлять подтверждение отсутствия нарушений патентных прав. Но зарубежные производители не верят, что норма будет работать. Представитель одной из компаний подчеркнул, что у чиновников и сейчас есть возможность запросить информацию об интеллектуальной собственности в Роспатенте, но этого не происходит. Кроме того, при подаче заявления на регистрацию дженерика его производитель может считать, что патентные права на оригинальный препарат, даже если они еще не истекли, не нарушаются: можно слегка изменить запатентованное вещество, получив несколько другой продукт. Да и власти не таятся: Минобрнауки уже готовит нормативный акт, дополнительно упрощающий вывод дженериков на рынок, о наделении правительства РФ правом выдавать принудительную лицензию на производство аналогов лекарств, которую сейчас можно получить только через суд.

Российские конкуренты своих намерений не скрывают. Глава и совладелец «Биокада» Дмитрий Морозов, например, не раз заявлял, что отечественные компании прекрасно могут заменить иностранные. Вопрос в том, как отразится импортозамещение, продвигаемое «теневыми» антисанкциями, на пациентах. Детальный медицинский анализ не предмет новогодней колонки. Но достаточно сказать, что многие врачи серьезно сомневаются в благоприятности тенденции для граждан и системы здравоохранения в стране в целом.

Мария Котова


Комментарии
Профиль пользователя