Коротко


Подробно

Удобрения перешли под управление

Гидрометаллургический завод на Ставрополье выйдет из финансового кризиса через процедуру наблюдения

В начале декабря была введена процедура наблюдения на лермонтовском предприятии «Интермикс Мет», выпускающем скандиевые и титановые лигатуры. Через некоторое время наблюдение могут ввести и на «Гидрометаллургическом
заводе» - крупнейшем в Ставропольском крае производителе удобрений. Менеджмент обоих предприятий назвал процедуру наблюдения одним из этапов плана по выводу заводов из кризиса.


Около года назад оба предприятия, объединенные в группу вместе с «Южной энергетической компанией», остановились из-за финансовых проблем. В октябре в капитал группы вошел новый инвестор — Альберт Авдолян. Он привел с собой команду управленцев, которые пообещали не только вывести заводы из кризиса, но и увеличить объемы производства. По словам представителя инвестора, руководителя проекта по финансовому оздоровлению группы Андрея Коробова, у команды есть четкий план действий, а процедура наблюдения — часть этого плана.

О том, какие изменения в ближайшее время будут проведены на предприятии, господин Коробов рассказал в интервью.

— На ваш взгляд, почему группа компаний в Лермонтове оказалась в такой ситуации? Что было корнем проблемы?

— У случившегося было несколько причин. Первая — предыдущие собственники запускали огромное количество разных продуктов, и финансирования на все эти проекты не хватало. В рамках нашей стратегии мы фокусируемся на основной линейке удобрений и главным результатом первого этапа видим полную загрузку производственных мощностей именно по линейке водорастворимых удобрений.

Вторая причина — головные офисы компаний «Интермикс Мет» и «Южной энергетической компании» при предыдущих собственниках находились в Москве, что порождало проблемы с управлением. Мы переносим сейчас офисы группы в Лермонтов, это одна из главных наших задач. Де-факто управление уже происходит из Лермонтова.

Третья — низкий уровень вложений в производство и модернизацию оборудования. То есть сейчас заводы нуждаются в существенном обновлении.

— Почему вы считаете, что у вас получится решить все проблемы?

— Мы, с одной стороны, планируем в разы снизить долговую нагрузку на предприятия. Она не будет висеть на них тяжелым грузом. С другой — мы понимаем, каким образом организована поставка сырья, логистика, производство и другие важные параметры заводов. Нам известно, как с этими показателями получать продукцию с адекватной для нас себестоимостью. В отношении рынков мы считаем, что продукция, на которой мы в первую очередь сфокусированы,— это водорастворимые удобрения. Они очень востребованы в мире: рынок таких удобрений сегодня растет более чем на 10% в год. На российском рынке мы такого роста не ожидаем, поскольку в нашей стране такие удобрения применяются в основном в тепличных хозяйствах, а темпы строительства теплиц сейчас не слишком высоки.

— Но в целом ситуация на рынке удобрений сейчас благоприятная?

— Да, причем не только в части водорастворимых удобрений. Для всех направлений сельхозпроизводства 2018 год был очень успешным — получен большой урожай по хорошим ценам как на внутреннем, так и на мировом рынках. Таким образом, у сельхозпроизводителей есть хороший объем ликвидности, которую они в том числе смогут потратить на закупку гранулированных удобрений, которые традиционно используются в российском АПК.

— Для любого бизнеса важно работать по плану. У нового инвестора, как сообщалось, есть план вывода заводов из кризиса. Можете рассказать о плане подробнее?

— План оздоровления в первой части уже начался. Мы запустили Гидрометаллургический завод и сейчас активно работаем с покупателями, предлагая им качественную продукцию по конкурентным ценам. Следующий этап, который сейчас идет,— переговоры по долгам и приведение компании в здоровое операционное состояние. Часть этого плана — введение процедуры наблюдения.

Она вводится на предприятиях, которые испытывают финансовые трудности. Это делается, чтобы составить список кредиторов, оценить правомерность их требований и предложить им реструктуризацию. Одновременно с этим, что очень важно, при процедуре наблюдения предприятие имеет возможность в полной мере функционировать, платит все текущие налоги, зарплату, операционные расходы, может принимать сырье и продавать продукцию. Процедура наблюдения длится шесть-девять месяцев. В этот период мы сможем спокойно работать, производить продукцию, оплачивать текущие налоги, взаимодействовать с клиентами и платить работникам зарплату. Это будет время, когда мы сможем подготовиться к дальнейшему развитию предприятия, его техническому перевооружению.

Процедура наблюдения может завершиться двумя путями: либо дальнейшим функционированием прежних юридических лиц, либо созданием новых.

— Почему банкротство — это тоже путь к оздоровлению?

— Иногда болезнь запущена так давно и серьезно, что вылечить ее уже невозможно. И тогда проще ликвидировать старую компанию и создать новую. Но тут надо понимать, что у нас есть четкий план действий. А процедура банкротства дает возможность достаточно безболезненно перевести предприятие от старой и неэффективной финансовой модели к новой, которая будет экономически рентабельна. Процедура банкротства, если она начнется, будет проходить открыто и прозрачно для кредиторов.

— Наблюдение подразумевает, что управлять компанией в этот период будет кто-то извне?

— Нет, извне компанией будут не управлять, а наблюдать и оценивать все операции менеджмента завода. Руководство предприятия, гендиректор и заместители никуда не исчезают, а продолжают делать свою работу.

Таким образом, мы получаем дополнительную поддержку независимого лица, временного управляющего, назначенного арбитражным судом. Он в рамках закона оценивает, требования каких кредиторов правомерны, а каких — нет, обеспечивает сохранность имущества предприятия, следит за законностью использования денежных средств, не нарушив права кредиторов.

— Насколько мне известно, сейчас счета компаний группы заморожены. Что с ними будет во время процедуры наблюдения?

— Арест будет снят, и предприятие будет осуществлять текущую деятельность и все платежи с этих счетов. Это важный момент, который позволит предприятию нормально функционировать в период наблюдения.

Повторюсь, зарплаты работникам выплачивались и будут выплачиваться полностью и в срок. Нас также никто не ограничивает в найме новых работников.

— Коснется ли процедура наблюдения «Южной энергетической компании»? Если да, то как это отразится на теплоснабжении Лермонтова, ведь компания — главный поставщик тепла в городе?

— Все кредиторы ЮЭК согласились на предложенную нами реструктуризацию. На данный момент компания работает в нормальном режиме и не будет проходить через процедуру наблюдения. Процедура коснется только Гидрометаллургического завода и «Интермикс Мет».

— Каких показателей вы планируете добиться в период наблюдения? Будут ли запланированы рост объемов производства и его модернизация в этот период?

— В ближайшие два месяца мы начнем процесс увеличения доли высокомаржинальных водорастворимых удобрений в структуре объемов производства. Сейчас мы уже суммарно выпускаем около 15 тыс. тонн продукции в месяц. Существенный процент мощностей задействован для выпуска традиционных гранулированных удобрений — аммофосов и сульфоаммофосов. Переориентация на водорастворимые удобрения скоро начнется, но это процесс небыстрый и займет какое-то время.

— Давайте вернемся к процедуре наблюдения. Как будет развиваться ситуация после того, как эта процедура завершится?

— Как уже говорилось выше, процедура продлится шесть-девять месяцев. Сразу после этого мы планируем начать полное техническое перевооружение предприятий: строительство новых производственных линий, разработку нового генплана заводов с новыми складами, улучшенной логистикой, автоматизацией процессов и увеличением мощности производства. Эта программа будет рассчитана на несколько лет.

Мы ставим перед собой много амбициозных целей, о которых будем сообщать по мере их достижения. Как я уже говорил, наблюдение для нас — механизм, который, с одной стороны, поможет решить вопросы с долгами предприятий, а с другой — никак не повлияет на их работу. В России масса успешных примеров того, как компании через процедуру банкротства создавали новые бизнес-модели и успешно работали. Это не первое кризисное предприятие, которое мы берем в управление. У нас большой опыт ведения подобных проектов, и мы уверены в успешной реализации нашего антикризисного плана.

Комментарии

Наглядно

в регионе

обсуждение