Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ   |  купить фото

«Подписать-то надо было за Итина»

Десятое заседание по делу «Седьмой студии»: прокуратура приступила к оглашению уголовных материалов

от

В Мещанском суде продолжаются слушания по делу о хищениях в «Седьмой студии». На заседании завершился допрос бывшего директора департамента Минкультуры, директора РАМТа Софьи Апфельбаум, затем гособвинение перешло к исследованию томов дела. Ход слушаний — в онлайн-трансляции “Ъ”.


Десятое заседание по делу «Седьмой студии». Главное

  • Завершен допрос бывшего руководителя департамента Министерства культуры Софьи Апфельбаум. Прокуратура приступила к изучению уголовных материалов.
  • На заседании 29 ноября гособвинение зачитало 9 из 258 томов дела. Первые три тома — постановления о возбуждении уголовных дел. Первое — против Итина и Масляевой — было возбуждено еще в 2014 году, затем его объединили с делом против Малобродского, Апфельбаум и Серебренникова. В отдельное производство выделено дело против Екатерины Вороновой, она работала продюсером «Седьмой студии», после начала уголовного преследования скрылась за рубежом.
  • Остальные шесть томов дела (с третьего по девятый) — это договоры между «Седьмой студией», подрядными организациями и индивидуальными предпринимателями. Почти все эти договоры были подписаны Юрием Итиным, гендиректором «Седьмой студии», некоторые — Екатериной Вороновой. При этом, как заявил на заседании адвокат Дмитрий Харитонов, представляющий интересы Кирилла Серебренникова, «все договоры, подписанные Вороновой, не включены в обвинение».
  • В уголовном деле есть прослушка телефонов подсудимых. Мосгорсуд разрешил оперативникам прослушивать Серебренникова, Малобродского, Итина, Масляеву, ее помощниц. Одна из них — Татьяна Жирикова. В материалах дела есть ее жалоба, которую процитировал адвокат Юрий Лысенко: «Подписать-то надо было за Итина. Он вообще охренел, он даже не знает, что подписывает».
  • Департамент государственной поддержки искусства и народного творчества напрямую не занимался перечислением денег на «Платформу». Средствами распоряжался департамент экономики и финансов, пояснила суду Софья Апфельбаум. На замечание судьи, почему она не проверяла полученные от бухгалтера «Седьмой студии» Нины Масляевой документы, она ответила: «Мне приносили на подпись завизированные документы. Я исходила из того, что их уже проверили».

17:53. Судья объявляет заседание закрытым. Следующее заседание — завтра, 30 ноября, в 09:30.

17:53. Малобродский с места обращается к суду. Он просит прекратить слушания на сегодня, потому что у него болит сердце и превышен его «порог восприятия».

17:51. Исследуется девятый том. В нем также договоры между «Седьмой студией» и подрядными организациями и индивидуальными предпринимателями, акты приемки-сдачи, платежные поручения, счета-фактуры.

Когда прокурор закончил исследовать девятый том, поднялся адвокат Серебренникова Дмитрий Харитонов.

«Все договоры, подписанные Вороновой, не включены в обвинение»,— обратил он внимание судьи.



17:25. Заседание возобновляется после перерыва. Прокурор изучает восьмой том дела. Вновь идут договоры с подрядными организациями и индивидуальными предпринимателями. Договоры от «Седьмой студии» подписывал в основном Итин, но некоторые — Воронова. «Восьмой том исследован»,— объявляет прокурор.

16:50. Прокурор закончил изучать седьмой том. Итин тихим голосом просит перерыв. Адвокат Лысенко встает и говорит, что его подзащитный Итин плохо себя чувствует.

— Скорую вызвать? — спрашивает судья.

— Можно перерыв на 5 минут? — говорит адвокат Лысенко.

Судья объявляет пятиминутный перерыв.

16:48. Журналисты один за другим выходят из зала. Кроме участников процесса, в зале остались только шесть человек. Серебренников каждые полчаса смотрит на часы над входом в зал.

Судебный пристав, обеспечивающий порядок в зале, присел на лавочку и уставился в телефон.

16:47. Шестой том исследован. У прокурора весь стол заставлен томами уголовного дела. Он переходит к чтению седьмого тома. Там договоры между «Седьмой студией» в лице Вороновой с индивидуальными предпринимателями. Далее идут договоры между «Седьмой студией», но уже в лице Итина, также с индивидуальными предпринимателями, после вновь встречается фамилия Вороновой. Суммы договоров от нескольких сотен тысяч до нескольких миллионов рублей

16:28. Адвокат Лысенко, слушая материалы шестого тома, сделал замечание. Он назвал договор и спросил, есть ли там подпись Итина. Прокурор сказал, что подписи нет, есть печать. Адвокат попросил далее указывать, имеются ли подписи под договорами. Прокурор продолжил читать материалы дела, под большинством договоров стоят подписи Итина.

16:25. В зачитываемом прокурором шестом томе содержатся договоры между «Седьмой студией» в лице Итина и рядом компаний и индивидуальных предпринимателей. Суммы договоров — от нескольких тысяч до нескольких миллионов рублей. Также в томе сопровождающие документы к этим договорам: платежные поручения, счета-фактуры, приложения к договорам.

16:05. Прокурор переходит к изучению пятого тома. В нем — карточки счета «Седьмой студии» за 2014 год. Далее — оборотные ведомости «Седьмой студии». После в деле идут сразу несколько договоров на несколько сотен тыс. руб. между «Седьмой студией» в лице Вороновой и индивидуальными предпринимателями Серегиной, Сиваевой, Абалихиной, Щегловой. Далее — договоры между Итиным и рядом компаний, после идут платежные поручения по этим договорам. «Том пятый исследован»,— говорит прокурор.

15:42. Прокурор переходит к изучению четвертого тома. В нем финансовые документы ООО «Инфостиль», ООО «Стар», ООО «Техносфера», далее учредительные документы ООО «Горизонт». После идут запросы и другие документы, в том числе из налоговой,— по ИП Синельникову, ИП Заварскому, ИП Виноградову, ООО «Кино и театр», «Актив Эй», «Дизайн групп», ИП Сиваеву, «Академ Сервис». Далее отчет «Седьмой студии» по проводкам, после — финансовый отчет об использовании бюджетных средств (подписаны: Тарасовой — со стороны Минкульта, Серебренниковым — со стороны «Седьмой студии»). Затем идут оборотные ведомости «Седьмой студии». После в деле идут страховые и пенсионные взносы «Седьмой студии». На этом изучение четвертого тома закончено.

15:30. Встает адвокат Лысенко. Ему не нравится, что материалы дела изучаются поверхностно. «Хоть суть-то, о чем говорится»,— просит адвокат.

Далее он комментирует третий том, переговоры Татьяны Жириковой с некой Галиной. «Подписать-то надо было за Итина. Он вообще охренел, он даже не знает, что подписывает»,— читает слова Жириковой адвокат Лысенко. Он поясняет, что Жирикова — это помощник и подруга Масляевой. «Там была займ Итина, который ему "Седьмая фирма" (дословно) должна была отдать»,— цитирует Жирикову адвокат Лысенко.

Далее поднимается Малобродский. Он говорит, что первое уголовное дело было возбуждено против Итина и Масляевой в 2014 году. Он говорит, что его фамилия появляется 18 июля 2017 года — спустя месяц после ареста.

15:30. Прокуроры возвращаются, заседание возобновляется.

15:05. В зал заходит прокурор Надежда Игнатова. Она о чем-то весело переговаривается с прокурором Лавровым. Затем оба прокурора выходят из зала.

15:04. Прокурор просит перерыв, чтобы к нему могла присоединиться коллега Надежда Игнатова. Судья объявляет перерыв на 10 минут.

15:03. Прокурор закончил исследование третьего тома.

15:03. В нем — прослушка. Прокурор читает, Итин говорил с Масляевой, Татьяна Жирикова говорила с «различными абонентами».

Постановление о рассекречивании информации с оптических дисков. Далее идут постановления Мосгорсуда об осуществлении ОРМ в отношении Серебренникова.

Зачитывая материалы, прокурор ошибается: инициалы К. С. он читает как «Константин Семенович», а не «Кирилл Семенович». Адвокат Серебренникова смеется.

15:00. Прокурор закончил читать второй том. Затем переходит к третьему.

15:00. В нем — письмо из налоговой службы по «Профконсалтингу», «Инфостилю», Синельникову. Затем в нем вновь фигурируют соглашения о предоставлении субсидий. Далее во втором томе постановление о соединении дел: соединены уголовные дела по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Затем — результате оперативно-разыскной деятельности, рапорты об обнаружении признаков преступлений, постановление о рассекречивании гостайны, еще один рапорт об обнаружении преступлений.

Появляются фамилии Серебренникова и Апфельбаум. Прокурор говорит, что действия режиссера квалифицируются по статье 159, а Апфельбаум — по статьям 286 и 293.

Далее в деле опять идут результаты оперативно-разыскных мероприятий: это прослушивание телефонных переговоров — Серебренников разговаривал с неким Леонидом Сурковским.

14:51. Прокурор закончил изучать первый том. Переходит к изучению второго тома.

14:51. Прокурор читает, что неустановленная группа лиц в неустановленное время вступила в преступный сговор по похищению государственных денег. Они подали заведомо ложные сведения в Минкульт для хищения средств. Далее, говорит прокурор, установлены два лица — Малобродский и Итин.

В первом томе содержится копия письма из налоговой службы, потом — договоры между Итиным и компанией «Инфостиль» на сумму более 1,1 млн руб., далее идут платежки с «Инфостилем». Затем еще один договор — между Овчинниковым и «Инфостилем». Сумма договора — десятки тысяч рублей, прокурор говорит быстро. Также в томе — протокол заявок на участие в конкурсе, участвует «Седьмая студия», цена предложения — 10 млн руб. «Допущены, признаны участником конкурса»,— читает прокурор. Далее в деле идет госконтракт на 10 млн руб. Его подписала Апфельбаум (со стороны министерства) и Итин (со стороны «Седьмой студии»). После идет соглашения на субсидии в 2012 году на 67,9 млн руб. (со стороны министерства подписывал Шалашов), соглашения на субсидию в 2013 году (со стороны «Седьмой студии» подписывал Серебренников). Далее — соглашение по субсидии от 2014 года (подписали Апфельбаум и Серебренников).

Затем в деле идет постановление о соединении уголовных дел. Соединяется дело, возбужденное по ч. 4 ст. 159 УК РФ, с делом против Итина, Малобродского и Масляевой. Далее идет постановление о возбуждении дела в отношении Екатерины Вороновой. Далее — постановление о выделении дела в отдельное производство в отношении Вороновой.

14:41. Суд по просьбе прокурора переходит к исследованию томов дела. Заявлено исследование первых пяти томов. Секретарь приносит документы. Прокурор раскрывает первый том, начинает читать.

14:36. Серебренников возвращается на место. Судья говорит, что допрос Апфельбаум закончен.

14:31. Серебренникову дают возможность сказать реплику: «Хочу напомнить, как делалась "Платформа". Она делалась мною и кураторами заранее, потом выяснилось, что какие-то проекты мы не можем сделать, но они заменялись. Второй момент — меня не спрашивали, мне не задавали ни одного вопроса по "Платформе". Мне не задали ни одного вопроса о характере, о соответствии названий в начале и в конце. "В стороны света" вошло другое мероприятие. Мы сбивали проекты в тематические блоки. Внутри есть все мероприятия. Мы все выполнили абсолютно, даже перевыполнили».

14:27. Апфельбаум просит приобщить к делу несколько писем от Вороновой, которых нет в уголовных материалах. В письмах Воронова приглашала Апфельбаум на премьеру, на встречу с журналистами, в последнем письме речь идет о соглашениях «Седьмой студии» и Минкульта в 2015 году и о гастролях во Франции. «Странно, что следствие эти три письма не приобщило к делу»,— говорит Апфельбаум. Письма приобщают.

14:21. Далее вопросы задает судья Аккуратова. Вопросы касаются Масляевой. Апфельбаум говорит, что их познакомил в 2011 году Итин. Один раз с Итиным, по словам Апфельбаум, она приходила в министерство. Далее Масляева в основном общалась с помощницами Апфельбаум. Один раз в 2013 году Масляева и Апфельбаум созванивались по телефону, они обсуждали замечания к отчетам «Седьмой студии». «Никогда никакой переписки не вела»,— говорит Апфельбаум. Далее Апфельбаум дает пояснения про Воронову. По словам подсудимой, их познакомил Серебренников, общения у них почти никакого не было. Далее — про Малобродского. Апфельбаум говорит, что когда он ушел с «Платформы», то они почти не общалась.

— Доходы от реализации проекта «Платформа», как предполагалось…,— начала задавать вопрос судья.

— Все проекты, которые поддерживает Минкульт, это только частичная поддержка. В министерстве не было документа, который бы регламентировал, куда должны были идти доходы. Но мы исходили, что никаких значительных доходов там не будет, что этот проект некоммерческий,— ответила Апфельбаум.

14:18. Встает Серебренников.

— У меня не то, что вопрос. У меня реплика.

— Сейчас вопросы задаются.

— А вопросы дадите задать?

— Нет.

14:07. «Юридический департамент давал формы соглашений. На стадии самих соглашений документы смотрели юристы из нормативного департамента»,— поясняет Апфельбаум.

14:05. В зал вошла судья Аккуратова. Продолжается допрос Апфельбаум. Вопросы ей задает адвокат Поверинова. Ее интересует, кто подписывал контракт в 2011 году. Апфельбаум говорит, что подписала она, поскольку Шалашов был в отпуске.

— То есть это была случайность? — уточняет Поверинова.

— Да.

— А последний транш?

— Последний транш — шесть млн руб. Его подписала Ольга Жукова, мой заместитель, когда я была в отпуске.

14:05. Заседание возобновилось после перерыва. В зале много свободных мест. Если в первые дни процесса все места были заняты, то теперь последние две скамейки из семи в зале стоят пустыми. На местах для слушателей сидят только журналисты и родственники подсудимых — не более 20 человек.

13:18. «Я доверяла сотруднику (Балашовой), которая проверяла отчеты. Если бы я знала про несоответствия, мы бы сделали дополнительное соглашение и все несоответствия устранили»,— говорит Апфельбаум.

— Перерыв на обед можно сделать? – прерывает допрос адвокат Поверинова.

— У вас прямо все по расписанию,— отвечает ей судья.

— Я общее мнение выражаю. Об этом все мечтают.

Судья объявляет перерыв на полчаса.

13:14. — Были несоответствия по планам? – спрашивает судья.

— Все мероприятия были выполнены. Было несколько мероприятий, которые были объединены. Были мероприятия, которые по факту были больше, чем заявлены,— отвечает Апфельбаум.

— Сами функции по проверке… Что вы делали?

— Мне приносили на подпись завизированные документы. Я исходила из того, что их уже проверили.



— Со слов Балашовой, вы знали…

— Да. Знала, что все нормально.

13:13. Прокурор закончил задавать вопросы. Теперь вопросы задает судья.

13:12. — В принципе имелась в министерстве методика оценки заданий на соответствие техзаданию? — спрашивает прокурор.

— Нет. Я признаю, что плохо, что «Седьмая студия» не отразила всех изменений, которые были к отчету по госконтракту в 2011 году. Но были произведены замены и они были адекватны. <...> Что касается «Охоты на Снарка», 28 января, через три недели после начала работы, была показана work in progress. Но работа началась уже в 2011 году. Плохо, что это не было отражено в отчете за 2011 год,— говорит Апфельбаум.

— Техзаданию это не соответствовало, но вы не считаете это нарушением?

— Не считаю.

13:12. Апфельбаум рассказывает о работе в Минкульте:

«Контракты — это гора документов. Часов в восемь вечера у руководителя департамента появляется время. Вечером он сидит их и подписывает».

13:04. Далее вопрос о контроле за мероприятиями. «В какой-то момент меня следователь спросил, почему мы не посещали каждое мероприятие. Я ответила, что не было такой возможности»,— отвечает Апфельбаум.

Прокурор читает материалы дела. «Я понимаю, что это за пределами предъявленного,— говорит он, видимо, сам себе. — Сейчас попробую уточнить».

— Шалашов (Алексей Шалашов, директор департамента Минкульта.— “Ъ”) вам велел вести контроль? — уточняет прокурор.

— Никогда не поручалось. Я в этот момент работала над проектом постановления правительства <...> Никакого отдельного поручения Шалашова не было,— отвечает Апфельбаум.

12:58. — Какую вы поддерживаете позицию, на суде или на допросе? — спрашивает прокурор.

— На суде.

Я говорила, что ну, наверное, что-то я не досмотрела. В дальнейшем, я уверена, функции по финансовому контролю абсолютно точно не входили в мои обязанности,— отвечает Апфельбаум.



12:55. Судья закончила читать материалы. Прокурор начинает задавать вопросы.

12:55. «Вопрос следователя: почему в творческом отчете нет мероприятия ''Харакири''? Ответ Апфельбаум: мероприятие проводилось в рамках проекта ''Компас: стороны света''. Вопрос: в финансовом отчете за 2013 года мероприятие <...> указывается два раза, что можете пояснить? Ответ: возможно, это ошибка. Вопрос: что значит фраза Балашовой "у них тоже внутри все гуляет" (речь идет об одном из отчетов "Седьмой студии")? Ответ: контроль за бюджетными средствами не входил в мои обязанности»,— читает судья Аккуратова.

12:39. Судья начинает читать. Листы дела 72-75. «Могу заявить, что вину не признаю. <...> Денег не получала, ни с кем не делила <...> Должна была организовать контроль, этого мной сделано не было. <...> С моей стороны не было должного контроля, это является халатностью»,— зачитала судья.

Лист дела 76. Судья читает допрос: следователь спрашивает, какие были обязанности у Апфельбаум, следила ли она за финансовыми отчетами; та отвечает, что у нее не было возможности полного контроля за осуществлением мероприятий.

Лист дела 160-178. Судья читает: следователь предъявил Апфельбаум госконтракт от 2011 года, а также соглашения по субсидиям по всем остальным годам существования «Платформы» и приложения к ним, а также акты сдачи-приемки. Апфельбаум поясняет следователю, что работа по проекту была выполнена, читает судья. «Вопрос: куда документы отправлялись после их согласования? Ответ: в департамент экономики и финансов. Вопрос: без предоставления документов, можно было бы платить деньги. Ответ: я не знаю»,— читает судья. Далее Апфельбаум говорит следователю, что все документы были законны, никаких указаний делать незаконные документы она не давала, читает судья допрос.

12:14. «Я присутствовала на всех допросах. Никаких противоречий там нет. В принципе, я не возражаю»,— говорит адвокат Поверинова.

«Я не понимаю, о чем идет речь, поэтому на ваше усмотрение»,— говорит Малобродский.

У других возражений тоже нет.

12:12. — Выполненная работа на «Платформе» по техническому заданию была выполнена? — спрашивает прокурор Лавров.

— Техническое задание — это часть документации госконтракта. Объем работ был выполнен. <...> Было выполнено не 38, а 42 мероприятия. <...>. Вопросы могут быть только к качеству работ. Некоторые пункты были заменены другими мероприятиями. Здесь нельзя говорить, что эти деньги были похищены,— отвечает Апфельбаум.

Прокурор заканчивает задавать вопросы. Он просить огласить некоторые протоколы допросов, поскольку «прослеживаются противоречия».

12:09. — Вы говорите, что в рамках проекта «Платформа» должен был быть контроль проверки. Тогда поясните, почему и в департаменте финансов есть такой пункт и в вашем департаменте есть такой пункт? — спрашивает прокурор.

— Давайте уточним. Речь идет о госконтрактах. Второе — в рамках своей компетенции департамент поддержки искусства не является самостоятельной структурой, у нас не было своих финансистов и юристов <...>. Проверить сама этот договор, в чем меня обвиняют, ни я, ни кто из сотрудников департамента, не могли. Я еще раз говорю, в полномочия нашего департамента не входило проверять финансовые документы,— отвечает Апфельбаум.

— Право запросить платежки вы имели?

— Если Шалашов хотел бы, он запросил.

— Вы считаете, что этот пункт имеет отношение к госконтрактам?

— Я абсолютно в этом уверена.

12:05. Прокурор попросил зачитать некоторые приказы и положения департамента, где работала Апфельбаум. «Департамент <...> осуществляет функции федерального заказчика»,— читает судья. Она перечисляет, какие обязанности возлагаются на руководителя.

Судья закончила читать положения.

— Вы должны были руководствоваться положениями? — спрашивает прокурор.

— Да,— отвечает Апфельбаум.

11:54. Вопросы начинает задавать сторона гособвинения — прокурор Олег Лавров. Но прежде он просит зачитать некоторые материалы дела. Судья начинает читать.

11:51. Есть вопросы у Малобродского. Вопрос его сводился к тому, каким документом «Седьмой студии» запрещалось покупать рояль. «Закупка оборудования не предусмотрена нашими проектами. <...> Позже Соколова сказала, что ее спрашивают про рояль.

Я сказала, что рояль не надо нам в отчеты включать и за бюджетные деньги покупать. <...> Мы не видели эту проблему, как какую-то глобальную



<...> По какому документу? Я не могу вам сказать. Но нам все время говорилось, что закупать оборудование нельзя»,— рассказала Апфельбаум.

Далее адвокат Карпинская спрашивает, был ли какой-то сговор. Апфельбаум говорит, что не было никакого сговора.

На этом вопросы со стороны защиты и подсудимых закончились.

11:49. — Каким образом производились оплаты? — спрашивает адвокат Поверинова.

— Я никогда не была распорядителем денежных средств. Ни я, ни Шалашов этим правом не располагали. Мы отправляли промежуточные акты в департамент экономики и финансов. <...> Как дальше там происходила оплата, мне неизвестно. Мне это стало известно только из материалов дела,— отвечает Апфельбаум.

— Уточните, пакет документы, который вам передавался с «Платформы», вы себе оставляли только творческую часть?

— Я себе ничего не оставляла, я отдавала в отдел театрального искусства.

— Форму документ и рекомендации, как должно быть написано письмо, кто вам давал?

— Департамент экономики и финансов.

У адвоката больше нет вопросов. У Итина также нет вопросов.

11:39. Далее Апфельбаум рассказывает, что Екатерина Воронова общалась с ней и в какой-то момент пригласила ее в «Гоголь-центр» на премьеру спектаклей. «Тогда мне не казалось это чем-то подозрительным <...>. Я думаю, что ее попросил пригласить меня Серебренников»,— говорит Апфельбаум.

11:35. Затем Апфельбаум комментирует переписку с Евгенией Шерменевой, тогда заместителем Сергея Капкова, который в то время занимал пост руководителя департамента культуры Москвы. «Мне звонил Серебренников. Говорил, чтобы я сходила на прием к Капкову. Говорил, чтобы я шла работать в московскую организацию. Малобродский мне, наоборот, говорил, что не надо ходить к Капкову»,— рассказывает Апфельбаум. По ее словам, это ее личная переписка, к делу не имеет отношения.

11:32. Далее Апфельбаум комментирует еще несколько писем, которые, по ее словам, не имеют отношения к «Платформе»: в частности, речь идет переписке с Малобродским, когда он работал в драмтеатре, с Итиным, когда они обсуждали вопрос упрощения получения виз для артистов при выезде на зарубежные гастроли.

11:27. В переписке фигурирует дочь Итина. Апфельбаум поясняет, что в 2010 году она писала какую-то работу в МГУ. Итин обратился к Апфельбаум и попросил переслать ее диссертацию его дочери, Александре Итиной. Апфельбаум говорит, что отправила ей диссертацию, потому что ее не было в открытом доступе. За это Александра Итина отблагодарила ее в письме. «Это никакого отношения к "Платформе" не имеет. Никакой речи о "Платформе" в 2010 году не шло»,— поясняет Апфельбаум.

11:23. Внезапно допрос прерывается. Судья очень тихим голосом делает замечание Серебренникову. Режиссер поднимается со скамьи. Все замерли.

— Мне кажется, в вашем постановлении о домашнем аресте говорится, что вы не имеете права общаться с другими фигурантами дела. Прекратите общаться,— говорит судья.

— Извините,—отвечает Серебренников.

Режиссер садится на место. По его правую руку сидит Малобродский. До замечания судьи Серебренников что-то говорил ему на ухо.

11:21. Лист дела 62, речь идет о переписке сотрудницы ярославского театра Оксаны Смирновой и Балашовой. «Здесь есть речь про меня. Я должна была поехать в командировку для вручения премий Волкова, которая происходит в волковском театре. Но я туда не поехала».

— Эта переписка имеет отношение к «Платформе»? — спрашивает Поверинова.

— Нет,— отвечает Апфельбаум.

11:14. — Кто такая Балашова? — спрашивает адвокат Поверинова.

Апфельбаум поясняет, что в какой-то момент Евгения Соколова ушла в декрет, на ее место пришла Александра Балашова.

11:12. Апфельбаум рассказывает, почему именно Серебренников подписывал документы: Минюст не согласовал проект, который разработал Минфин; в проекте финансового ведомства «Седьмая студия» шла приложением к тексту, а в Минюсте потребовали прописать «Седьмую студию» в самом проекте. Поэтому возник вопрос авторского права. «Мы начали думать, как прописать это авторство»,— говорит Апфельбаум. «В итоге родилось лицензионное соглашение между Серебренниковым и "Седьмой студией". <...> Было бы правильно, чтобы от "Седьмой студии" документы подписывал Серебренников»,— поясняет она.

11:06. Далее Апфельбаум дает пояснения по переписке с Дмитрием Мозговым. «Тогда я не знаю, какую должность он занимал. Но сейчас он — заместитель председателя совета театральных деятелей»,— говорит она. «Здесь, я так понимаю, следствие зацепилось за то, что Итин привез мне статуэтку»,— поясняет Апфельбаум. По ее словам, речь идет о двух статуэтках, предназначенных для двух театров. Они не смогли их получить в ярославском театре, где работал Итин, поэтому Апфельбаум должна была передать статуэтки. Это не имеет отношения к «Платформе», говорит Апфельбаум.

11:02. Апфельбаум поясняет, что Соколова делала всю мелкую работу со стороны министерства по «Платформе». Сама Апфельбаум подключалась в самые сложные и ответственные моменты. Далее она рассказывает про переписку с Малобродским. По ее словам, генпродюсер «Седьмой студии» спрашивал, сколько денег просить у Минфина. «Все понимали, что проект будет больше (70 млн рублей). Поэтому Малобродский спрашивает, какую сумму подавать в Минфин»,— поясняет она.

По словам Апфельбаум, о какой сумме попросишь Минфин, такая и будет в субсидии.

Но, вновь подчеркнула она, все понимали, что проект будет дороже 70 млн руб. Насколько дороже, точно никто не знал. Именно поэтому, отмечает она, Малобродский в итоге просил у Минфина субсидию на «Платформу» в 70 млн руб.

10:55. Судья закончила читать переписку. Апфельбаум вернулась к кафедре и начала давать комментарии по переписке.

— «В нем конкурсного больше, чем во всех остальных фестивалях». Здесь Евгения (Соколова) просто советуется. <...> Когда были расходы, например авиабилеты, тогда министерство обязано объявлять аукцион. А для нас это еще хуже, потому что тогда шанс провести мероприятие сводился бы к нулю. Евгения спрашивает моего совета,— я обращаю внимание, что здесь никаких указаний я не даю <...>.

Далее Апфельбаум комментирует письмо про сметы от февраля 2013 года.

— Счетная палата просила переделать отчет. Я прошу, чтобы его посмотрела Олеся Махмутова. Что касается мероприятия, я прошу сделать сметы. Нас упрекали за то, что мы сметы не собираем <...> Мы их подготовили.

«Говорить, что я что-то диктовала — не приходится»,— утверждает она.

«Не было никакого документа. Счетная палата могла позвонить в любой департамент и задать любой вопрос. Они мне позвонили и спросили, я дала свои пояснения»,— рассказывает Апфельбаум.



Далее она поясняет: сотрудники Счетной палаты находились прямо в министерстве, в экономическом департаменте; они могли позвонить, кому угодно в министерстве. Они позвонили Апфельбаум и спросили насчет отчетов. Их суть претензий была в следующем: раз «Платформа» выполнялась по проектам, то и выплаты у всех должны были быть по проектам. На это Апфельбаум им ответила, что, по ее мнению, было логично оставлять постоянных сотрудников вне проектов и показывать в отчетах их зарплаты отдельно.

10:42. Зачитывается переписка с другого диска. Апфельбаум — получатель, отправитель — Малобродский. «Спасибо за письмо <...> С упоминанием о нашей договоренности. <...> Вчера вернулась Мария <...>, координатор с нашей стороны. <...> Смету вышлю завтра. <...> Надеюсь вас видеть на премьере оперетты "Понарошку"». Далее зачитывается, что Малобродский переслал Апфельбаум несколько смет, он также сожалеет, что Апфельбаум не смогла быть на премьере.

«Возмущение, ведь раньше всегда такие сметы прокатывали, а теперь <...>», «Такие сметы каждый дурак рисовать может»,— фразы из переписки Апфельбаум. «Серебренников орет, что надо идти к Капкову, а ГИТИС — болото. <...> наоборот орет, что туда идти не надо, что там все воры. <...> А сегодня договорились, что надо брать МХТ»,— читает переписку судья.

Письмо Апфельбаум, получатель Воронова. «Чтобы иметь ответы доброжелателем <...> Давайте сделаем сравнительную таблицу, чтобы показать, что мероприятий меньше не стало <...>». Воронова — Апфельбаум: «Как сообщили сотрудники, соглашение за 2014 год подписано. <...> У нас срок получения денег — 20 марта, можно ли получить их раньше?» Еще одной письмо Вороновой к Апфельбаум: « <...> Оставим вам пригласительный <...>».

10:23. Далее зачитывается переписка Масляевой и Балашовой, затем Балашовой и Смирновой, после — письмо Апфельбаум — Балашовой. «Про аукцион я уточню <...>»,— пишет Апфельбаум и говорит, что нужно сокращать численность персонала. Ей отвечает Балашова: «Если у нас будет конкурс, тогда из сметы нужно убрать проживание. <...>

Мы не можем оплачивать юриста, экономиста и бухгалтера. Предлагаю кого-то из них спрятать администратором».



10:19. Серебренников сегодня в черной кофте и черной футболке. Он сидит на первом ряду и слушает, как судья зачитывает переписку.

Судья продолжает читать письма. В одном из них фраза: «<...> Для нас важно, чтобы все документы подписал Кирилл (Серебренников) <...> То, что на гастролях, так и назвать "на гастролях"». Далее письмо от Малобродского — Апфельбаум, Итину, Серебренникову: «Итин нашел неточность, прошу внести правку». О каком документе идет речь, сказать сложно.

Далее зачитывается переписка между сотрудницей Балашовой и вторым бухгалтером «Седьмой студии» Ларисой Войкиной. «Привезем к 15 часам. Вы будете?»,— пишет в 2015 году Войкина. «<...> Не сохранился отчет по первому траншу за 2014 год»,— также пишет она Балашовой.

10:12. Судья зачитывает переписку.

В одном из писем есть такая фраза: «Платформа, на мой взгляд,— это конкурс, в нем конкурсного больше, чем во всех наших фестивалях вместе взятых».



Апфельбаум — Балашовой: «Тему с соглашением не замораживай. <...> По всем мероприятиям пусть сделают отчеты самые обобщенные. <...> Зарплату пусть назовут орграсходами». Далее зачитывается сразу несколько писем Апфельбаум к Соколовой, которая была тогда ее подчиненной. В одном из писем: «Отправляется таблица разногласий по проекту». Речь идет о разногласиях Минкульта и Минфина по правительственному постановлению о проекте «Платформа». Также зачитывается письмо Малобродского. Он пишет, что если министерство (финансов) ограничится 70 млн руб., (сумма субсидии для «Седьмой студии») они попробуют остаться в рамках бюджета.

10:01. Судья Аккуратова начала зачитывать протокол осмотра: накопитель на 3 ГБ подключен к компьютеру, на нем три папки, в одной из них — файл «Балашова С. Т.». Дальше судья читает письма. Отправитель — Балашова; получатель — Масляева. «Добрый день, Нина Леонидовна, пока по тем договорам, по которым я вам перечисляла». Отправитель — Балашова; получатель — Воронова. «Катюша, Софья Михайловна (Апфельбаум) и <...> ждут ответа». Балашова — сотрудница Минкульта, судя по переписке.

9:56. На сегодняшнем заседании нет представителей потерпевшей стороны — Министерства культуры. Не пришла и прокурор Надежда Игнатова. Сторону гособвинения сегодня представляет только прокурор Олег Лавров.

9:56. Всех пригласили в зал. Вышла судья Ирина Аккуратова и начала заседание. Адвокат Поверинова сразу заявила ходатайство: зачитать материалы дела.

9:45. Прибыли Серебренников и Малобродский. Они даже не стали проходить к залу, так и остались в холле. Серебренников стал общаться со старой знакомой — актрисой Юлией Пересильд, а Малобродский с Апфельбаум.

Фото: Эмин Джафаров, Коммерсантъ

9:35. За 10 минут до начала заседания, назначенного на 09:30, появились подсудимая Софья Апфельбаум со своим адвокатом Ириной Повериновой.

— Мы раньше всех! — объявила Поверинова.

— Вы как всегда! — с улыбкой сказала женщина-пристав, которая минуту назад просила принести ей беретку.

Следом за ними пришел Юрий Итин. Малобродского и Серебренникова пока нет.

9:34. Перед началом десятого заседания по делу «Седьмой студии» на четвертом этаже Мещанского суда, у зала 433, где рассматривается дело, собралось необычно много судебных приставов. Шесть человек в форме обсуждали, кому сегодня дежурить на заседании. У одной женщины не оказалось беретки. «Скажи Сереге, пусть принесет беретку»,— сказала она своему коллеге.


Первое заседание: болезнь адвоката фигуранта дела Алексея Малобродского и перенос заседания.

Второе заседание: оглашение обвинительного заключения, допрос Кирилла Серебренникова.

Третье заседание: прерванный допрос Кирилла Серебренникова и проверка представителя Минкульта.

Четвертое заседание: Кирилл Серебренников об аудите, документах и расходах проекта.

Пятое заседание: Малобродский заявил о подтасовке доказательств и подделке своей подписи.

Шестое заседание: судья весь день читала переписку Алексея Малобродского.

Седьмое заседание: Алексей Малобродский весь день комментировал свои письма.

Восьмое заседание: завершен допрос Алексея Малобродского.

Девятое заседание: Софья Апфельбаум о письмах Дмитрию Медведеву, субсидиях на «Платформу» и рояле.

Фигурантами по делу проходят пять человек. Среди них — режиссер Кирилл Серебренников, директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум, бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский, экс-гендиректор «Седьмой студии» Юрий Итин и продюсер Екатерина Воронова (находится в международном розыске). Их обвиняют в хищении не менее 133 млн руб., выделенных на проект «Платформа» с 2011 года по 2014 годы. Все фигуранты отрицают вину.

Роман Дорофеев, Алина Сабитова, Михаил Беляев, Роман Шаталов


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя