Твердые согласные

Минфин представил РСПП идею соглашений о защите внутренних инвестиций

Первый вице-премьер Антон Силуанов представил РСПП пакет мер по стимулированию частных инвестиций, созданный по итогам полемики вокруг августовского письма помощника президента Андрея Белоусова президенту Владимиру Путину. Среди них — проект закона, описывающего соглашения о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК), прямое частное софинансирование бюджетной инфраструктуры, в том числе из прибылей новых проектов, стимулирующие меры ЦБ в банках, тарифные гарантии. По самой идее СЗПК еще нет полного согласия в Белом доме. Нет его и в РСПП, поскольку схема ограничивает возможность акционерных займов новым проектам. Торопиться с идеей не предполагается — постановление Белого дома о СЗПК ожидается через год.

Первый вице-премьер Антон Силуанов (слева) превращает пугающие РСПП идеи помощника президента Андрея Белоусова (справа) в высококачественную инвестиционную приманку

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

Участие президента РСПП Александра Шохина в заседании правительства в четверг, 6 сентября, продолжилось совещанием в союзе рабочей группы по реализации новых инвестпроектов с участием Антона Силуанова и помощника президента Андрея Белоусова. На нем РСПП были представлены новая рабочая версия плана Белого дома по ускорению темпов роста инвестиций в основной капитал и повышению до 25% их доли в ВВП, а также пакет законопроектов, связанных с новой идеей Минфина — СЗПК (есть в распоряжении “Ъ”) — как базовой схемой стимулирования инвестиций до 2024 года.

Напомним, режим СЗПК (см. “Ъ” от 31 августа) разрабатывался в Минфине под руководством замминистра Андрея Иванова после отказа от расширения режима специнвестсоглашений (СПИК 2.0) и стал неожиданно уместным после августовского острого обсуждения членами РСПП письма Андрея Белоусова президенту о «сверхприбылях» несырьевого экспорта и стимулировании инвестиций. В итоге в течение нескольких недель СЗПК, разрабатывавшийся в консультациях с РСПП и компаниями, обрел форму законопроекта и претендует на роль центрального элемента промышленной политики. Единого мнения об уместности нового специнвестрежима в Белом доме нет, “Ъ” известно мнение представителей финансово-экономического блока правительства, считающего СЗПК спорной разработкой, де-факто предоставляющей по итогам обсуждения «письма Белоусова» крупным инвестпроектам избыточные льготы. Обсуждение СЗПК, представленного РСПП первым вице-премьером, внесено в план «25% инвестиций в ВВП», хотя и в статусе долгосрочной идеи — пилоты по проектам рабочей группы планируются с марта 2019 года, принятие ФЗ о СЗПК — к июлю 2019-го, постановление правительства, делающее механизм СЗПК работающим и общедоступным для крупных инвесторов,— в августе 2019-го, то есть фактически через год.

Осторожность с СЗПК правительства при поддержке схемы понятна при знакомстве с текстом пакета (это законопроект, поправки к Налоговому и Бюджетному кодексам и др.): это очень крупное изменение в инвестрежиме РФ. Как уже писал “Ъ”, его логика близка к логике СРП 1990-х, хотя «раздела продукции» в нем нет, а единственной прямой «материальной» льготой для инвестора в нем является опция инвестирования налоговых платежей от нового проекта на определенный срок в необходимую для него инфраструктуру (оформляется как федеральная субсидия по факту подтвержденных ФНС уплаченных налогов). В реализации схемы основное участие в отборе проектов (который, впрочем, формален — проекту необходимо соответствовать критериям закона, чтобы подписать с Российской Федерацией СЗПК) будут принимать Минфин, Минэкономики, в разработке схемы также участвует АНО «Инвестиционно-технологическое развитие» (совместный проект фонда «Сколково» и Фонда развития промышленности Минпромторга), которое тоже, видимо, предполагается важным участником процесса.

В пакете есть поправки к Бюджетному кодексу, реализующие для отдельных элементов схемы СЗПК механизм внешнего финансового аудита, а также ВЭБа и Российского фонда прямых инвестиций как агентов правительства по заявкам на инфраструктурные проекты.

Гарантии инвесторам в законопроекте о СЗПК крайне подробны. РФ как сторона соглашения (на этой стороне соучастником со стороны государства может быть и региональная власть) может отказаться от него только в случае банкротства проекта или если «продолжение реализации проекта может привести к нарушению основ конституционного строя, конституционных прав граждан, обеспечения обороны страны и безопасности государства». В версии, представленной РСПП, минимальные собственные инвестиции инвестора в проект — 3 млрд руб. (при бюджете проекта не менее чем в 10 млрд руб.), допускается коллектив на стороне инвестора и создание спецкомпании (SPV), привлечение в проект в том числе средств российских и иностранных негосударственных пенсионных фондов, суверенных фондов других стран (окно возможностей для РФПИ). Госкомпании могут подписывать СЗПК, но лишь в партнерстве с частными структурами. Широчайшие гарантии стабильности закон о СЗПК дает на шесть лет при инвестициях до 30 млрд руб. (и еще шесть лет при реинвестировании) и на 12 лет для более крупных. В рамках же СЗПК возможно и гарантирование госзакупок не более 30% продукции инвестпроекта, и долгосрочный регуляторный контракт по тарифам — его разрабатывает Минэкономики. Список условий, гарантируемый СЗПК, фиксируется в договоре.

Впрочем, ограничивающие инвесторов моменты в проекте закона есть. Так, не допускается участие в СЗПК инвестора из офшоров и его прямых «дочек» (доступ к режиму резидентов из создающихся в РФ «внутренних офшоров» неочевиден). СЗПК нельзя подписать по уже действующему СПИК и в проектах ТЭКа. Но главный вопрос к режиму — это обязательное инвестирование средств в капитал: акционерные займы в финансировании не учитываются, между тем для большинства групп—членов РСПП это общераспространенный способ защиты инвестиций в РФ: вокруг этого пункта с большой вероятностью возникнут споры. Наконец, важным положением проекта закона является принципиальный отказ РФ как стороны соглашения гарантировать инвестпроекту в его рамках какую-либо прибыль или даже рентабельность. В этой оговорке явно демонстрируется суть будущего внутриправительственного спора о СЗПК: с одной стороны, очень многие инвесторы ориентируются на государство как на механизм обнуления рисков, с другой — предложенные механизмы выглядят как нечто, легко превращающееся в главный инвестрежим, с третьей — полной «автоматизации» отбора инвестпроектов (сейчас его предполагается реализовать грандиозным расширением механизма постановления правительства №1119 от 30 ноября 2014 года о технопарках и промышленных парках) добиться все равно не удастся, и это создает высочайшие коррупционные риски.

Но СЗПК — не единственный механизм стимулирования инвестиций, представленный Антоном Силуановым РСПП.

Так, к февралю 2019 года ФНС и Минфин могут предложить частично альтернативный СЗПК механизм «стабилизационной оговорки» для инвестпроектов компаний, ведущих по ним обособленный учет. К январю 2019 года предполагается разработать (в том числе с участием механизма внешнего финаудита) механизм софинансирования по схеме «50 на:50» инвестпроектов с участием бюджетных средств и прямого участия частных инвестиций в бюджетных расходах «при реализации государственных задач».

Минфин также намерен обратиться в феврале 2019 года в ЦБ с предложением стимулировать инвесткредитование специальными значениями риск-весов по кредитам таким проектам при расчете нормативов достаточности капитала банков, спецнормативами концентрации риска на заемщика и даже изменением нормативов ликвидности. Дискуссии Минфина на эту тему с ЦБ, отметим, вряд ли будут простыми — как и в целом обсуждение идеи СЗПК, остающейся пока самой масштабной инвестидеей Белого дома за последние годы.

Дмитрий Бутрин

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...