Коротко


Подробно

Фото: Reuters

Среди беглецов все меньше беженцев

Франция не справляется с числом запросов об убежище

от

Во Франции обсуждается ситуация с потоком иммигрантов, среди которых лишь часть на поверку оказываются беженцами, остальные же пользуются неопределенностью законов и нерешительностью в их исполнении. Ситуацией пользуются политические противники президента Эмманюэля Макрона не только внутри страны, но и в европейских правительствах, считает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.


Число запросов на предоставление убежища во Франции возрастает. При этом статистика, приведенная газетой Le Figaro, демонстрирует, насколько иммиграционные потоки отличаются от тех, к которым готовились власти. С начала 2018 года зарегистрировано 67 306 запросов, что на 17% превышает показатели года прошлого. Но неожиданнее всего выглядит распределение потенциальных иммигрантов по странам, откуда они прибыли.

Больше всего заявок подано выходцами из Афганистана, страны, которую действительно не назовешь безопасной, хотя и давно вышедшей из состояния большой войны. На втором месте оказалась Албания, где со времен Второй мировой не велось никаких военных действий, а на третье место вышла Грузия.

Два последних случая, похоже, стали следствием новых европейских иммиграционных правил. Получив возможность безвизового въезда в шенгенское пространство, граждане Албании и Грузии предпочитают вместо туризма попытаться получить убежище. Беженцев из воюющей Сирии, прибытия которых во Франции как раз ожидали, вновь прибывшие оттеснили аж на девятое место. В промежутке — граждане Кот-д'Ивуара, Судана, Демократической Республики Конго и Бангладеш.

Главной заботой чиновников теперь становится разделение иммигрантов на тех, кому действительно угрожает опасность на родине, и тех, кто не без оснований решил, что во Франции им будет лучше, чем дома. Новый закон об иммиграции, который защищал министр внутренних дел Жерар Коллон, вопреки ожиданиям, прошел практически без потерь парламентское утверждение. Но в итоге оказался трудно применимым.

Сокращение сроков рассмотрения заявок, которое должно было разгрузить центры приема беженцев, пока что создало лишь дополнительные проблемы властям. Недостаточно также отказать экономическому иммигранту в бумагах беженца, его надо выслать. Против этого выступают левая оппозиция, к которой вынужден сейчас внимательно прислушиваться президент Эмманюэль Макрон (ему не нужны новые имиджевые потери), и многочисленные организации помощи иммигрантам, поднимающие шум вокруг любого жесткого решения и организующие судебные апелляции на отказы.

Следующим шагом «отказников» становится врачебная комиссия. Безусловным правом на отсрочку пользуются тяжелобольные, поэтому количество обращений за помощью резко увеличилось, причем значительную часть мнимых и реальных больных составляют люди, пытающиеся попасть во французские психиатрические клиники.

Но даже в случае, когда у иммигрантов не остается никаких легальных причин оставаться во Франции, они вовсе не намерены собирать вещи и готовиться к отъезду. Чтобы вернуть иммигранта туда, откуда он приехал, надо получить согласие этой страны. Кроме того, национальность беженцев иногда трудно определить и фальшивые афганские и сирийские документы в ходу у искателей официального статуса.

Явившись в Европу нелегально и будучи зарегистрированным, иммигрант с этого момента не может пересечь границу в обратном направлении без документа на возвращение, а консульские службы не горят желанием эти документы выдавать. Широкий жест Марокко, власти которого согласилась принять у себя обратно 120 иммигрантов, пытавшихся 22 августа силой прорваться в испанский анклав Сеуту на африканском берегу, остается скорее исключением из правил.

Проблема и в том, что у Европы нет согласованной политики по отношению к иммиграционным потокам. О своем недовольстве ситуацией заявили на встрече в Милане два главных популиста Европы: премьер Венгрии Виктор Орбан и министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини. Венгрия не желает принимать иммигрантов, точно так же как Польша, Чехия и Словакия. Доклад французского министра по европейским делам Натали Луазо под грифом «для служебного пользования», который раздобыли журналисты L'Expresse, говорит о том, что Италия, а точнее итальянские популисты откровенно пользуются в пропагандистских целях событиями в Средиземном море. По ее мнению, на итальянской земле нужно создавать центры контроля, куда помещались бы люди, которых спасают в море и которым теперь каждый раз с каждой новой прибывшей партией импровизируют временное пристанище.

Однако идея о том, чтобы на границах Европы были созданы специальные проходные пункты, на которых беженцы бы регистрировались и помещались в центры временного содержания, встречает скрытое или явное сопротивление. Страны, находящиеся на «первой линии», не горят желанием организовывать у себя «лагеря перемещенных лиц», им выгоднее поскорее пропустить иммигрантов дальше в Европу, чтобы с ними разбирались соседи.

Пока же политики обсуждают возможные меры, недовольство прорывается самым неполитическим образом. Вроде огня, который уничтожил большой склад в Гранд-Сенте, пригороде Дюнкерка, который использовался ассоциациями помощи иммигрантам. Причина происшествия пока не определена, но здание, служившее раньше спортивным залом для городского клуба регби, находилось в полном порядке и регулярно проверялось пожарными и коммунальщиками.

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз