Коротко

Новости

Подробно

Книга -- источник премий

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 64
 Фото: СЕРГЕЙ СЕМЕНОВ 
 Роман Александра Проханова "Господин Гексоген" стал национальным бестселлером благодаря одноименной премии 
       На прошлой неделе Нобелевской премии удостоилась венгерская литература — лауреатом стал прозаик Имре Кертес. А достижения русской литературы 5 декабря отметят премией "Букер — Открытая Россия". Среди читателей по этому поводу особого волнения не наблюдается. В России многочисленным литературным наградам самим приходится участвовать в негласном конкурсе на звание самой азартной премии.
"Букер"
       "Русского Букера" учредили в 1991 году вместе с англичанами. Премия с невиданным по тем временам призовым фондом ($12,5 тыс.) и строгими процедурными правилами должна была стать главной. Так и получилось — западная идея помогла соединить внушительность со светскостью: навечно прикрепляемым титулом букеровского лауреата одаривали во время званого обеда.
       Председатель нынешнего букеровского жюри, в прошлом сам букеровский лауреат, известный прозаик Владимир Маканин сказал, что мечтает о будущих временах, когда чтение вновь станет делом престижа. Видимо, тогда премиальные списки будут азартно просматриваться, словно календари винных урожаев или букмекерские прогнозы на скачках.
       Читатели из Англии, откуда пришел к нам "Букер", уже давно зарекомендовали себя тем, что при любой погоде на следующее утро после церемонии Booker Prize, бегут в магазины за книгой лауреата. Это при том, что, по словам принимавшего участие в судьбе "Русского Букера" известного слависта Арча Тэйта, "английский читатель гораздо ленивее русского". Впрочем, английский издатель много изобретательнее: "У нас специально выпускают аудио-кассеты с фрагментами из книг лауреатов. Чтобы публика со знанием дела могла поддерживать светскую беседу".
       По английскому образцу объявление лонг-листа и шорт-листа призвано было невероятно закручивать интригу. Предполагалось бесконечное обсуждение, споры на каждом этапе и катарсис в финале. Споры шли, а результатов не было. Имена лауреатов упорно не желали греметь. Очереди за их книгами не выстраивались. "Букер" все дальше отходил от Booker Prize, становясь внутрицеховым развлечением и меняя спонсоров. Последняя его ипостась — "Букер — Открытая Россия". Посмотрим, станет ли премия с этим названием удачливей предшественников.
       
 Фото: МИХАИЛ РАЗУВАЕВ 
 Премией Андрея Белого в 2001 году наградили прозаика Владимира Сорокина (слева) — "за особые заслуги в развитии русской литературы" 
"Антибукер"
       В противовес "Букеру" недовольные литераторы, поддержанные "Независимой газетой", придумали в 1995 году "Антибукер". Сумма, как у "Букера", только больше на 1 доллар. Вручали не только лучшему роману, но и лучшим драматургу, мемуаристу, поэту и критику. "Антибукер" родился в скандале, в скандале же и скончался, когда в течение последних лет его существования главной интригой было не кто получит премию, а кто от нее откажется. В этом году "Антибукер" признаков жизни не подает, а жаль.
       
 Фото: АЛЕКСАНДР КУРБАТОВ 
 Сергей Гандлевский в 1996 году стал лауреатом сразу обеих премий 
Премия имени Аполлона Григорьева
       Противопоставила себя "Букеру" и учрежденная Академией русской современной словесности премия имени Аполлона Григорьева. Она больше всех ($25 тыс.), и ее получает то роман, то стихотворный сборник. Изначально она задумывалась как рабоче-цеховая: никаких излишеств, никаких обедов, "академики" выбирают лучшего и награждают. Эта премия — с самыми счастливыми и несчастными одновременно шорт-листниками. Занявшим второе и третье место дают по ноутбуку, и посвящают специальные речи, но клеймо не вполне лауреата остается. Академики же спустя некоторое время после церемонии устраивают междусобойчик с обсуждением лауреатов. И особо следят за тем, чтобы не только материалы этих обсуждений, но и книги лауреатов вовремя издавались.
       
Премия Андрея Белого
       Санкт-Петербургская премия возникла раньше "Букера", потом угасла, а потом гордо возродилась уже как антитеза московскому мажорному "Букеру". Учредители премии прозрачно намекают, что не все измеряется деньгами: лауреатам вручают по бутылке водки и по рублю. Примерно на ту же сумму премия и интересна.
       
 Фото: ИТАР-ТАСС 
 Виктор Пелевин ни одной премии так и не дождался 
Премия имени Юрия Казакова и премия имени Белкина
       Это чисто жанровые премии, явно не сопоставимые с "Букером". Премию имени Белкина учредили журнал "Знамя" и издательство "Эксмо": искали, в соответствии с названием, лучшую повесть. Журнал "Новый мир" третий год награждает премией имени Юрия Казакова лучший рассказ. Обе премии изначально задали кандидатам высокую планку: тягаться им приходится, соответственно, с самим Иваном Петровичем Белкиным и одним из лучших российских рассказчиков Юрием Казаковым. И ничего, лауреаты находятся.
       
"Дебют"
       Организаторы премии "Дебют", учрежденной в 2000 году, занялись тем, чем обычно занимались семинары молодых писателей. Они не только отсеивают десятки тысяч произведений начинающих литераторов (в этом году на конкурс было подано 32 тысячи заявок), но и устраивают отобранным соискателям несколько занятий в школе creative writing. В этом году помимо традиционных романов, повестей и драм от молодых авторов ждали детской прозы — "Дебют" учредил специальную номинацию "Детская литература". Это важный симптом. Если премиальный процесс будет и дальше развиваться по возрастному и "политкорректному" принципам, то следует ожидать появления премии "Отставка" для когда-то известных, но ныне сошедших с издательской дистанции писателей.
       
Национальный бестселлер
       Место антипремии, оставленное "Антибукером", в 2001 занял конкурс "Национальный бестселлер". "Букер" так и не смог навязать населению своих лауреатов. Жюри "Национального бестселлера" учло неудачный опыт предшественников. Премированное произведение назначалось бестселлером и с помощью печатных машин доносилось до каждого чума и яранги. Книгу победителя организаторы обещали издать тиражом не менее чем 50 000 экземпляров, что было едва ли не более заманчивой наградой, чем премиальные $10000, делившиеся между автором, издателем и номинатором. На второй раз организаторов ждал сюрприз: победил писатель-коммунист Александр Проханов, чей роман "Господин Гексоген" был признан нацбестселлером и распространен по России.
       
       Пока получается, что просто собрать достойных экспертов и наградить роман — недостаточно. Не ожидая, пока премиям, как драгоценным винам, настанет свой черед, литературные конкурсы стараются искать лауреатов самыми изощренными способами. Каждая следующая премия хочет быть непохожей на предыдущую, что в скудном литературном ландшафте вскоре приведет к тотальному покрытию премиями всех русских писателей.
ЛИЗА НОВИКОВА
       
"Букер — Открытая Россия" (2002). Финал

Бортников Дмитрий. Синдром Фрица.— СПб: Лимбус-Пресс, 2002.
Гандлевский Сергей. НРЗБ // Знамя, 2002, #1.
Мелихов Александр. Любовь к отеческим гробам // Новый мир, 2002, #9-10.
Месяц Вадим. Лечение электричеством: Роман из 84 фрагментов Востока и 74 фрагментов Запада // Урал, 2002, #2-3.
Павлов Олег. Карагандинские девятины, или Повесть последних дней // Октябрь, 2001, #8.
Сорокин Владимир. Лед.— М.: Ad Marginem, 2002.
       
Спор за ящик виски

       Нобелевская премия — самая большая премия по литературе (10 млн шведских крон, или более $1 млн), но по многим другим параметрам она заметно уступает менее знаменитым конкурентам.
       

       Самая пристрастная. Главную французскую премию, Гонкуровскую, основал один из братьев Гонкур — Эдмон Луи Антуан. Он завещал все свое состояние на создание Гонкуровской академии, которая и занимается поиском достойнейшего автора. В состав академии пожизненно избирают 10 человек, в основном французских литераторов. Согласно завещанию, номинация одна — "художественное произведение в прозе, появившееся в этом году". Победитель определяется перед Рождеством на совместном торжественном обеде академии. В разное время премию получали Марсель Пруст, Анри Барбюс, Морис Дрюон, Мишель Турнье. В денежном выражении награда невелика — всего около 10 евро.
       Гонкуровскую премию чаще других называют самой ангажированной: якобы академики выбирают с оглядкой на интересы ведущих издательств, в первую очередь трех крупнейших — Gallimard, Grasset и Seuil. Возможно, обвинения не лишены оснований: книге победителя обеспечены огромные тиражи, а выиграет, естественно, издательство. В прошлом году, например, книга "Красная Бразилия" Жан-Кристофа Руфена была напечатана тиражом 70 тыс. экземпляров. После присуждения премии издательство Gallimard сразу же допечатало 250 тыс. экземпляров, и все они разошлись.
       
       Самая скандальная. Букеровская премия была учреждена в 1969 году компанией Booker, специализирующейся на производстве продуктов питания и сельскохозяйственных товаров. Премию вручают за роман на английском языке, написанный гражданином Великобритании, Ирландии и Британского Содружества. В числе лауреатов премии — Кингсли Эмис, А. С. Байетт, Айрис Мердок, Иэн Макьюэн и нобелевский лауреат прошлого года Видьядхар Найпол.
       Главные компоненты премии — четкая интрига, постоянно подогреваемый интерес публики и заметный налет скандальности. Например, в 1972 году в речи на церемонии вручения премии лауреат Джон Берджер, получая за роман "G" чек на 5 тыс. фунтов, заявил, что намеревается передать половину денег движению "Черные Пантеры" — в знак протеста против эксплуатации компанией "Букер" негров Вест-Индии. Через год случился новый переполох: вручавший чек лорд Батлер, приглашенная знаменитость, насытил свою речь антисемитскими шутками. Пикантность ситуации заключалась в том, что издателем романа-лауреата был еврей, о чем Батлер прекрасно знал.
       
       Самая язвительная. Американскую премию Бульвер-Литтона учредила в 1982 году кафедра английского языка и литературы американского университета Сан-Хосе. Известный английский прозаик Эдвард Джордж Бульвер-Литтон, по мнению учредителей премии, прославился самым неудачным началом романа: "Была холодная и ненастная ночь... и дождь низвергался на землю стремительными потоками — временами затихая, когда его вдруг гасили лютые порывы ветра, который мчался по улицам (ибо дело происходило в Лондоне), громыхая по крышам домов и неистово раздувая огонь в уличных лампах, пытавшихся бороться с окружающей темнотой" ("Поле Клиффорд", 1830).
       Премию дают тому, кто напишет еще хуже. В прошлом году ее получила некая миссис Рефа Берг из Окленда: "Подумав немного, Анджела поняла, что ее отношения с Томом всегда были шаткими, хотя ощущения были не такими, как когда катаешься на американских горках, а, скорее, похожими на те, что испытываешь, когда рулон туалетной бумаги больше не разматывается и при каждой попытке раздается противный звук рвущейся бумаги, пока вас это не начинает доставать..."
       
       Самая вкусная. Английскую награду "За лучшее произведение о еде и напитках" учредили в 1970 году производители одного из самых известных шотландских виски. Победители в номинациях "Лучшее произведение о еде", "Лучшая книга о выпивке", "Лучший писатель-кулинар", "Лучшая телевизионная программа" получают ящик этого виски и чек на 800 фунтов стерлингов. Два года назад премию торжественно вручили автору книги "Треска. Биография рыбы, изменившей мир", а в прошлом году отметили наградой произведение "Приправы".
ВИКТОРИЯ МУСВИК
       
За хрупкий мир и произвол истории

  
  
Имре Кертес (род. 1929) получил Нобелевскую премию с формулировкой "за работы, которые противопоставляют хрупкий мир человеческой личности варварскому произволу истории". Венгерский автор, прошедший через Освенцим и подвергавшийся гонениям на родине, постоянно возвращался к пережитой им трагедии. В лагерь Кертес попал подростком в 1944 году вместе с тысячами других венгерских евреев. Освенцим для него — не единичное случайное событие, но логическое завершение пути современного человека, ведущего негармоничное и унизительное существование.
       Среди самых известных романов и повестей Кертеса — "Человек без судьбы" (1975), "Фиаско" (1988), "Кадиш по неродившемуся младенцу" (1990). Кертеса много переводили на английский, немецкий, французский. В России венгерский автор практически не известен, однако в этом году издательство "Текст", словно предугадав решение Нобелевского комитета, издало сборник его повестей "Английский флаг" (перевод Юрия Гусева). Редактор сборника Ирина Опимах, комментируя присуждение премии, сказала, что выбор Шведской академии, конечно,— большая неожиданность, но, по ее ощущениям, Кертес — "настоящий большой писатель, философ, мыслитель".
       Решение Шведской академии застало врасплох большинство критиков: догадки о будущем лауреате в последние дни строили многие, не угадал никто. Самым ожидаемым кандидатом был американец Филип Рот, среди других называли голландца Сэйса Нотебоома, южноафриканца Джозефа М. Кутзее, бельгийца Хьюго Клауса, перуанца Марио Варгаса Льосу. Имя Кертеса среди них не упоминалось. Похоже, Нобелевский комитет в очередной раз будут обвинять в причудливости выбора. С другой стороны, можно сказать, что премию на этот раз присудили в полном соответствии с завещанием Альфреда Нобеля — "за идеализм".
       
Комментарии
Профиль пользователя