Коротко


Подробно

6

Фото: Михаил Соколов / Коммерсантъ   |  купить фото

Казань: самый инновационный миллионник России

Наш репортаж из столицы Татарстана

Два десятка забитых до отказа бизнес-центров и технопарков, единственный в стране высокотехнологичный город-спутник, автоинформаторы в автобусах, вещающие на трех языках, и самая высокая концентрация айтишников. Делать бизнес в Казани лучше, имея доверительные отношения с властью, но власть, нужно отдать ей должное, сейчас проявляет редкую готовность к отношениям с бизнесом.


МАРИЯ ЛИБЕРМАН


"Это что это у меня здесь копают?!" — Олеся Балтусова неожиданно бросает меня посреди улицы Рахматуллина в центре Казани, протискивается в щель ближайшего забора, обнаруживает работающий экскаватор на территории исторического памятника и начинает кому-то звонить. Олеся — человек в Казани легендарный. Известный блогер и журналист, известность она получила в то время, когда Казань начали активно перестраивать, превращая в нынешний рай для инноваторов. Олеся взялась за охрану старины и летом 2011-го написала письмо Рустаму Минниханову с приглашением на экскурсию — чтобы президент республики знал, какие исторические памятники оказались под угрозой. Минниханов позже признавался в интервью, что люди из его окружения говорили: "Она сумасшедшая, не надо с ней ходить". Но на экскурсию пошел, и с тех пор Олеся — его помощник.

"Да это "Билайн" линию связи прокладывает, все нормально",— слышу я оправдывающийся голос из динамика Олесиного телефона. Олеся придирчиво оглядывает территорию, и мы идем дальше.

"В центре постоянно рвутся построить что-то высокое, застекленное, офисное. Я все время спрашиваю: почему опять офисник? Ну почему? — возмущается Олеся.— Офис — это ведь вечером все разошлись, дверь на ключ закрыли, несколько фонариков горят — ходить страшно. Но все сейчас хотят посадить в центр свой золотой офис — медом тут намазано. С паркингом все плохо, улицы перегружены — нет, все равно все лезут в центр. Некоторые застройщики вроде бы проектируют на первых этажах общественные пространства — кафе, рестораны, но они ведь тоже закрываются на ночь. И из-за этого ощущения живого города в центре мало: нужно, чтобы вокруг была жизнь, окошки светятся, кошки гуляют, белье сушится, на лавочке можно посидеть".

Парк связей


Дмитрия Еремеева называют казанским Биллом Гейтсом

Фото: Михаил Соколов, Коммерсантъ

Белье на веревках в центре Казани сушилось, конечно, очень давно: программа ликвидации ветхого жилья началась еще при Шаймиеве, в середине 1990-х. Потом, в 2005-м, было тысячелетие (историки, правда, до сих пор уверены: татары с датой схитрили), а остатки всего ветхого вычистили под фанфары Универсиады-2013. Начальство в Казани любят как нигде. Наверное, Шаймиева помнят за строительство метро, моста "Миллениум" через реку Казанку, за мечеть Кулшариф и за официальный, запатентованный статус третьей столицы. Но нынешнее величие, с громкими федеральными событиями и бюджетами под них, с инновациями в парках (бесплатный Wi-Fi) и модернизацией в подъездах (в нескольких домофон пугал меня подробным рассказом о событиях в городе),— это все Минниханов. "Минниханов на ИТ в хорошем смысле повернут,— улыбается директор ИТ-парка Антон Грачев.— Все гаджеты, новые изобретения и разработки его очень вдохновляют".

Огромную стеклянную хай-тековскую коробку ИТ-парка с улицы не видно — закрывают переделанные под офисы здания бывших казарм. Сам технопарк построен на месте военного плаца — кто-то из резидентов даже помнит, как маршировал здесь призывником. Строительство ИТ-парка обошлось в 2,9 млрд руб., и за пять лет работы эти деньги полностью вернулись в виде налогов. "Мы, когда это дело запускали, боялись, что ни одной заявки не будет — знаете ведь, по России таких примеров сотни. А в итоге очередь стояла! Половину только смогли заселить из желающих",— рассказывает Рустэм, один из сотрудников администрации. Помимо количества резиденты ИТ-парка гордятся рекордной выживаемостью проектов: из 400 компаний, которые заселялись сюда с момента основания, в полноценный бизнес превратилось около четверти. "Потому что среда правильная! — гордится Грачев.— Зеленые стартаперы, крупные компании, где работает по 300 человек, и выпускники нашего инкубатора — все они вместе, вне зависимости от того, где работают, регулярно встречаются, пьют кофе и общаются. Здесь же и кабинет нашего министра информатизации и связи Романа Шайхутдинова". Такая близость к власти Грачева не смущает, скорее наоборот: "Министра всегда можно подловить, быстро рассказать ему про свое решение и тут же получить ответ, насколько, например, это интересно будет для госсектора. Государство — хороший заказчик, и важно, чтобы оно вкладывалось в российские разработки, узнавало про них".

Возможность завести полезные знакомства действительно привлекает в ИТ-парк, подтверждает Камиль Вильданов, работающий сейчас над запуском платформы для рынка строительной спецтехники Sapron: подрядчики могут с заказчиками познакомиться, качество работ мониторить проще. Вильданов знает об этом не понаслышке. Он является резидентом и в ИТ-парке, и в Иннополисе — огромном с нуля построенном и продолжающем строиться ИТ-пригороде Казани. И главное, что он получает от этого резидентства, как сам признается, связи. Казань сегодня, как известно, российский лидер по объему строительных работ — простор для его бизнеса огромный. "Сейчас, по сути, вся коммуникация между строителями ведется через группу в Whatsapp — это занимает достаточно много времени. Когда я сам подключился к каналу, то увидел, что все это можно автоматизировать и втрое сократить временные затраты. Мой клиент меня поддержал, а затем к нам присоединился мой друг-разработчик. Общий объем вложений на троих составил 3 млн руб.— на эти деньги и разрабатывается приложение". В том, что проблем с его монетизацией не будет, Камиль не сомневается: на установку уже подано 900 заявок.

Другой резидент ИТ-парка Александр Бобылев с командой приехал в Казань из дальневосточного Благовещенска: "Прочитали в интернете, понравилось, решили приехать — город-то продвинутый". Сначала развивали сервис "ТаксиНадо", однако быстро поняли, что рынок мобильных приложений для вызова такси уже поделен — в Казани есть с десяток разных решений, не считая того что сюда уже пришли сильно демпингующие Uber и "Яндекс.Такси". "Тогда мы решили сделать сервис корпоративных водителей,— рассказывает Бобылев,— сначала для физлиц: платишь 5000 рублей в месяц — и водитель всегда под рукой, а потом переориентировались на организации и запустили Altocar. Мы подсчитали, что автопарк используется только 33% времени, остальное время машины просто простаивают. Это гигантские расходы для компаний". Сейчас дело идет бодро — меньше чем за год удалось заработать около 16 млн руб. и вернуть все вложенные инвестиции.

Электронное все


В ИТ-парке в центре Казани нет свободных мест

Фото: Михаил Соколов, Коммерсантъ

Внедрять инновации и новые технологии власти республики начали с себя, чтобы перейти на электронный документооборот, в 2010 году на время даже вводили полный запрет на хождение бумажных документов. Госуслуги тоже почти все электронные: помимо привычных уже во многих городах школьного электронного дневника, записи к врачу, подачи заявления в загс, с этого же аккаунта можно проверить лицензию такси или наличие автомобиля на спецстоянке, плюс еще порядка 200 сервисов.

— Все, конечно, плохо работало поначалу,— рассказывает мне Алсу, одна из посетительниц городской поликлиники,— записываешься, приходишь, а народ все равно вперед лезет: "Только спросить".

На стенде перед ней крупными буквами выведено: запись к педиатру только через uslugi.tatar.ru (кстати, Татарстан стал первой республикой, у которой появилось свое доменное имя).

— Но сейчас лучше стало,— продолжает Алсу.— Такое впечатление, что помимо электронной записи просто стало больше врачей, особенно в больницах.

Зарплаты в Казани не выше и не ниже, чем в других российских миллионниках. По данным мэрии, средняя зарплата 33 тыс. руб., по ощущениям жителей — 20-25 тыс. "Индекс бедности" здесь один из самых низких по стране, практически нет безработицы. "Зарплаты у нас не выросли, но качество жизни стало лучше — множество хороших кафешек, мастерских, автомоек, и цены приемлемые, жить можно",— рассказывает разнорабочий Егор. "У нас в Казани наконец додумались не доводить дороги до ям, а регулярно верхний слой обновлять,— делится со мной своим пониманием городских инноваций его товарищ,— видите, здесь дорога слегка неровная — это считается уже плохое покрытие, будут ремонтировать. Ездил недавно в Уфу, как на машине времени попутешествовал — Казань двадцатилетней давности. Машина еле уцелела".

Качество казанских дорог недавно посчитали инновационным и международные урбанисты, приезжавшие на форум Made in Kazan: особую похвалу заслужило отсутствие маршруток, большое количество развязок и запрет на поворот налево на основных магистралях. В результате действительно в Казани самый низкий показатель по пробкам по сравнению с другими крупными городами. Кроме того, город плотно увешан дорожными камерами: на всех переходах меня пропускали как королеву. Иначе, говорят, получаешь "письмо счастья" — штраф на 1,5 тыс. руб. Штраф, кстати, придет в личный кабинет в системе электронных госуслуг — без него, видно, теперь вообще здесь не обойтись.

"Uber" на могилку


Вход по отпечаткам пальцев не только в инновационных офисах, но и на стройке

Фото: Михаил Соколов, Коммерсантъ

"Будущее ЖКХ уже наступило",— гласит буклет проекта "Открытая Казань". Эта городская платформа, как ни высокопарно звучит, сделала действительно уникальную вещь: связала в одну систему всех жителей, управляющие компании и подрядчиков.

"Смотрите, весь город как на ладони",— показывает мне на айпаде многочисленные графики и диаграммы главный идеолог проекта Дмитрий Еремеев, президент ГК FIX и ИТ-советник мэра города. Еремеева здесь почти официально называют казанским Биллом Гейтсом, что, впрочем, не совсем корректно. Основав свою компанию FIX в 23 года, за несколько лет Еремеев сумел вывести ее в лидеры поисковой оптимизации — к программированию эта деятельность имеет косвенное отношение. Тем не менее заслуги его проекта "Открытая Казань" неоспоримы: за пять лет платформа обработала 1,3 млн заявок (большинство горожан о существовании системы, правда, даже не догадываются, в основном обращения принимаются по старинке по телефону), сроки выполнения неаварийных работ снизились втрое, на 28% уменьшилось количество претензий жителей по поводу проблем ЖКХ, а эффективность выполнения заявок вообще выросла до фантастических 99%. Для Казани FIX делает эту систему бесплатно — заработать компания надеется на внедрении ее в других городах — она уже стоит в Грозном, Астрахани, Елабуге и Нижнекамске. Опыт "Открытой Казани" изучают и в Москве, но пока сомневаются: "Слишком прозрачно".

Такое ощущение на самом деле, что айтишники могут прийти к властям Казани с любой идеей, и идея будет поддержана. Еремеев, например, помимо "Открытой Казани" курирует проект по оцифровке всех регистрационных книг на кладбищах: теперь на портале cemetery.kzn.ru можно узнать, где находится могила родственника или известного человека — информация обо всех недавно умерших сразу же попадает в эту базу. "В дальнейшем, я рассчитываю, запустим сервис, которого нет нигде в мире,— делится Дмитрий,— организовать "кладбищенский Uber", чтобы каждый пользователь из любой точки мира мог заказать уборку могилы своего родственника. Могилу уберут, а заказчику пришлют фото — здорово же?" Кроме этого, Казань запустила для бизнеса проект "Открытые данные": по запросу мэрия возьмется оперативно предоставить необходимую информацию, например, о движении транспорта в городе, которая может пригодиться при разработке каких-то решений.

"Казань — это пилотная площадка. Город открыт для внедрения любых технологий и апробирования любых информационных систем,— подтверждает сотрудник мэрии Антон Тараев (чиновника в нем — айтишнике с длинными волосами и на байке — угадать непросто).— Мы честно говорим: денег нет, но с остальным поможем: на городском уровне примем необходимые регламенты, сведем с нужными людьми. А потом с маркировкой "Работает в Казани" уже компании могут монетизировать свои проекты".

Щедрые объятия


"Казань-Арена" по мере надобности превращается в площадку для IT-конференций

Фото: Михаил Соколов, Коммерсантъ

Каждый, кто знает хоть что-то о ведении бизнеса в Казани, скажет, что без теплых отношений с властью ничего не получится. Это правда, но правда и то, что свои объятия власть распахивает здесь охотно — причем и своим, и чужим.

— У нас в Татарстане очень просто можно пойти и поговорить с чиновниками,— рассказывает мне Максим Булатов из дизайн-студии Alto Vision, компании с оборотом в 25 млн рублей, имеющей в числе клиентов тот же Иннополис, "Казань-Арену", Татагропромбанк и другие крупные структуры.— Конечно, может, к Рустаму Нургалиевичу ты сразу не попадешь, но на уровне министров, заместителей министров — спокойно можно пообщаться. Очень многим нашим знакомым так помогали решить их вопросы.

Даниль Губайдуллин сложностей в ведении бизнеса в Казани тоже не видит. До того как войти в команду проекта HalalGuide — мобильное приложение позволяет найти халяльные рестораны и кафе, специализированные магазины одежды и продуктов, книжные с мусульманской литературой, а также ближайшие мечети и молельные комнаты,— он пробовал себя в обычном бизнесе: на пособие по безработице открыл сувенирный фотомагазин.

— Да, наверное, мне легче: я свой, но бизнес — это везде отношения между людьми. Тут скорее решают не связи, а доверие: если кто-то уже с нами поработал, то, конечно, он посоветует нас другим.

Даниль признается, что запущенный в Москве HalalGuide в Казани оказался гораздо более востребованным: здесь все-таки гораздо больше соответствующих заведений. На волне успеха парни даже запустили сервис доставки халяльной еды и приложение GreenBonus — бонусы за посещение кафе и ресторанов.

Многие мои собеседники признаются, что такой активной, как сегодня, Казань не была никогда. Как никогда не было и такой активности в бизнесе: в 2015 году доля малого и среднего бизнеса в ВРП города достигла 36,9%. В городе проходит мероприятие за мероприятием, то "Startup Сабантуй", то урбанистический Made in Kazan, то "Нефорум блогеров". Я лично за неделю посетила два мероприятия: форум "Цифровая индустрия промышленной России" и "Российский интернет-форум", но все места в гостиницах были заняты не только их участниками: у врачей тоже проходили одновременно две конференции.

Инновации — это молодежь, а значит, новая стилистика: лаборатории современного искусства, актуальные театральные проекты, свои лофты и коворкинги. Правда, молодежных кафе в городе все еще маловато: в основном дорогие рестораны или забегаловки с национальной едой.

Шамиль Зигантдинов, еще один выпускник ВМК КГУ, в поисках себя даже открыл свое кафе Hub на улице Гоголя — правда, жалуется, что из-за кризиса рентабельность оказалась сильно ниже прогнозируемой. Тем не менее он взялся за новый проект — уже по специальности, в ИТ: вместе с другом разработал программу курсов по хирургии с использованием очков виртуальной реальности.

— Сначала проектом заинтересовалось Министерство здравоохранения, но нам предпочли роботов. Потом, правда, наш проект понравился в Министерстве сельского хозяйства — для ветеринаров, но и там дело застопорилось,— рассказывает Шамиль.— Тогда мы пошли в родной университет и он наконец наш проект поддержал.

Для прототипа понадобится разработать виртуальную инструкцию под три операции — проработка каждой обходится в 2,5 млн руб. А всего базовых операций три десятка, но Шамиль уверен: потом проект пойдет, главное, чтобы в начале кто-то оказал поддержку.

Кофе у Шамиля в Hub отличный, о чем я ему и сообщаю.

— Это, кстати, наши, казанские, обжаривают,— говорит Шамиль,— сейчас уже научились, а до этого какой только кофе не перепробовали: и горький, и сладкий. Перепробовали не зря: получилось!

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение