Коротко


Подробно

  Олег Добродеев: 'Вести' сейчас — программа дистилированная

Десять лет первой несоветской информационной программе

       Вчера информационная программа "Вести" Российского телевидения отмечала свое десятилетие. Накануне праздника корреспондент Ъ ВИКТОРИЯ Ъ-АРУТЮНОВА встретилась с первым директором "Вестей" и нынешним председателем Всероссийской гостелерадиокомпании ОЛЕГОМ ДОБРОДЕЕВЫМ.
       
       — Почему вы решили, что юбилей нужно отмечать именно 13 мая? Президент России Борис Ельцин в разное время подписывал несколько указов о создании Всероссийской государственной телерадиокомпании, и, помнится, начать юбилейные торжества собирались еще в прошлом году.
       — 13 мая — дата первого выхода в эфир программы "Вести", главного тогда информационного выпуска будущего канала РТР будущего холдинга ВГТРК. Первой альтернативной информационной программы, которая не носила название "Время".
       — Вы знали, как делать альтернативное телевидение? Школа-то была одна — Гостелерадио.
       — Если убрать все политические знаки, то это была очень неплохая школа. Мы с самого начала сформулировали для себя цель — цивилизованная информация. Конечно, иногда случался эмоциональный перехлест, некоторые программы были излишне политизированы. Но давайте не забывать, что в то время не давалось никакой информации по Чернобылю, вводу войск в Баку. Где-то информация держалась, а где-то она была. Вначале — на "Радио России", которое вышло в эфир за несколько месяцев до нас. Вообще, с 13 мая по 19 августа 1991 года был совершенно особенный период, когда "Вести" собирали невероятную аудиторию. Мало какая телевизионная программа сыграла такую политическую роль в истории страны. 19 августа, когда появились военные, нам на два дня перекрыли вещание, но "Вести" тем не менее выходили прямо с Ямского Поля. У меня в кабинете, как сейчас помню, все эти дни и ночи сидел Игорь, капитан Псковской воздушно-десантной дивизии, отличный мужик, с которым мы обсуждали все происходящее.
       — Приходя на новое телевидение, вы понимали, что делаете выбор между старой и новой политическими командами?
       — Безусловно, это был политический выбор. Но тогда слово "демократия" для нашей страны было настолько чистым, что ради этого можно было рискнуть очень многим. И люди, которые пришли на РосТВ, безусловно, рисковали: в случае неудачи они могли оказаться на улице с волчьим билетом. Например, продолжить "карьеру" на радиоточке ВДНХ — судьба очень многих проколовшихся редакторов и дикторов. Конечно, "Вести" были жестко политизированной программой...
       — Более политизированной, чем сейчас?
       — "Вести" сейчас — программа дистилированная. В тот момент она возникла как альтернатива программе "Время" и ежедневно опровергала ту информацию, которая шла в главных тогда новостях страны. "Вести" в тот момент были, если хотите, флагманом демократической России. Я прекрасно помню время, когда я был директором "Вестей" и утром мне звонил Руцкой или Бурбулис, чтобы узнать, что происходит в мире и что мы сейчас делаем; это непередаваемое ощущение.
       — И все-таки вы ушли из "Вестей". Почему?
       — Я думаю, что сработал синдром победителя: тогда хотелось всего и моментально. Я был убежден, что надо быстро перекоммутировать сигнал, начать вещание из Останкино, забрать все мощности первого канала. Но было и другое мнение (противником "взятия" первой кнопки был первый председатель ВГТРК Олег Попцов.— Ъ).
       — Опишите этапы "большого пути" превращения первого альтернативного российского ТВ в государственное.
       — Если говорить о канале РТР, то он был единственным государственным с августа 91-го. Это был канал тех, кто тогда победил. С тех пор ничего не менялось. Естественно, что руководство канала очень жестко ориентировалось на курс, который проводил Борис Николаевич Ельцин.
       — Возможно, дальнейшее огосударствление канала стало результатом того самого эмоционального перехлеста в первых альтернативных "Вестях"?
       — Конечно, за историю существования канала были вещи, которых лучше бы и не было...
       — Например?
       — Не хочу говорить об этом. Но все остальное вполне естественно.
       — Естественно, например, что сейчас "Вести" конкурируют с прочими информационными программами за доли аудитории, тогда как в 91-м она была вне конкуренции?
       — Я согласен. Но воспринимаю это как возвращение прежних долгов, я ни от чего не отрекаюсь. Однако не забывайте, что совсем недавно "Вести" выходили в 19 и 21 час. Вспомните, что аудиторию "Вести" потеряли в бесконечных экспериментах. Сейчас они занимают свою нишу, они на подъеме. Я говорю даже не о цифрах рейтингов, а о качественных характеристиках, количестве эксклюзивных материалов. Другой вопрос — как и за счет чего они появляются.
       — Как вам кажется теперь, может ли в России существовать альтернативное телевидение? Недавняя телевизионная история с превращением двух телеканалов, полугосударственного ОРТ и частного НТВ, в государственные показывает, что этого не может быть в принципе.
       — Я не согласен, что НТВ — государственный канал. Это канал, где существует альтернативная информационная служба. Я абсолютно уверен, что телевидение сейчас представляет всю полноту информации. Я чутко реагирую на эти вещи — и не вижу никаких проблем. Другое дело, я знаю, об этом думают и на первом канале, что механизм взаимоотношений телевидения с обществом нуждается в серьезном изменении.
       — Даже по имущественному признаку ВГТРК всегда была госкомпанией, учредителем которой является правительство РФ. Удовлетворение нужд власти до сих пор входит в одну из главных обязанностей госканала?
       — Ответ — в эфире. Есть сетка программ, есть содержание информационных выпусков. Ответ там.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение