Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10
 Скандал вокруг "Кремлевской группы"

Отмывание "Кремлевской"

       В Антверпене (Бельгия) продолжается суд по делу о банкротстве Kremlyovskaya Group Trading Unlimited. Изучая материалы, судьи столкнулись с небезынтересными фактами из жизни ее основателей, о связях "Кремлевской" с русской преступностью. Выясняется также, что банкротство группы является по сути фиктивным. "Кремлевская" просто сменила вывеску, но реально за ней стоят те же люди. О них рассказывает спецкорреспондент Ъ ВЛАДИМИР Ъ-ИВАНИДЗЕ.
       
Неизвестная "Кремлевская"
       О компании Kremlyovskaya Group Trading Unlimited никогда и никто ничего не знал. С 1994 года она поставляла всякую водку в Россию и страны СНГ и к 1995 году стала здесь лидером экспорта спиртных напитков. Кроме того, компания экспортировала в Россию шоколад, вино, пиво и сигареты.
       У истоков компании стояло несколько человек. Среди них особого внимания заслуживает Рикардо Фанчини. О его доходах можно судить по принадлежащей ему яхте "Принцесса Кремля", стоимость которой оценивается в $20 млн. Недавно ее арестовала французская таможня за неуплату налогов на предметы роскоши. Впрочем, Яков Тилипман, представитель "Кремлевской группы" в Москве, утверждает, что яхта была взята компанией в лизинг, то есть арендована. Кроме того, "Кремлевская группа" являлась одним из спонсоров команды "Формулы-1" "Джордан-Пежо", спонсировала различные спортивные турниры, широко рекламировалась и всегда была на виду у российских потребителей.
       Тем неожиданнее стало известие о банкротстве "Кремлевской группы" и слухи о том, что ее купила некая британская фирма BDI Inc. В Антверпене начался суд по делу о банкротстве. На нем начали всплывать интереснейшие факты из биографии ее владельцев и представителей в России.
       
Грабители связались с Министерством обороны
       Первое упоминание в полицейских сводках о русскоязычном поляке с итальянской фамилией Рикардо Фанчини относится к 1982 году, когда немецкая полиция разослала ордер на его арест. Он проходил как подозреваемый по уголовному делу об ограблении ювелирного магазина в Мюнхене. Ордер действовал вплоть до 1987 года. Однако в Германии его так и не смогли найти и арестовать.
       Вспомнили о нем только в январе 1987 года, когда в департаменте нью-йоркской полиции появилось досье под названием "Джерзи Бэнк", в котором содержались материалы об ограблении магазина. Джерзи Бэнк — это было новое имя Фанчини, под которым он жил в США. В том же досье есть еще один интересный персонаж — Яков Тилипман. Он был сообщником Фанчини в этом ограблении. Его, кстати, арестовали, но американцы имеют дурную практику — отпускать обвиняемых из суда во время слушания дела. Отпустили и Тилипмана. Он этим не преминул воспользоваться.
       Кстати, агенты ФБР не могут до сих пор объяснить свою оплошность. Ведь к тому времени они прекрасно знали, что и Фанчини, и Тилипман входили в банду первого "крестного отца" русской мафии Евсея Агрона, которая появилась на Брайтон-Бич в конце 70-х годов. Знали они, что Яков Тилипман оказался вместе с Фанчини совсем не случайно. За два года до ареста Тилипмана по делу об ограблением магазина его имя появилось в списке русских эмигрантов, участвовавших в одной из самых крупных криминальных операций с бриллиантами и золотом за всю историю Америки. Главной жертвой этой операции стала известнейшая манхэттенская ювелирная компания Jardinay.
       
       Jardinay была создана примерно четверть века назад семьей венгерских эмигрантов. Вскоре годовой доход компании составил $100 миллионов, и она изобрела собственный дизайнерский почерк, названный Helen Z. Ее клиентами стали известные во всем мире оптовые ювелирные компании Blooingdale, Saks, Fortunoff и J. C. Penney.
       
       В 1985 году русская мафия внедрила в мастерские и офисы компании Jardinay в Манхэттене несколько десятков эмигрантов, которые начали разворовывать заготовки, готовые изделия из золота и бриллианты. Известнейшая фирма за несколько месяцев была ограблена на $54 миллиона. У русской мафии появились свои ювелирные магазины на Стейтен-Айленде, Лонг-Айленде и в Калифорнии, которые торговали ворованными изделиями.
       Но участие Тилипмана в этой афере не доказали. А от ее расследования агентов ФБР отвлекло убийство Евсея Агрона. В его организации заподозрили ближайших соратников русского "крестного отца" — его телохранителя Бориса Найфельда и Бориса Гольдберга, под непосредственным началом которого и работали Фанчини и Тилипман.
       Имена их вскоре всплыли вновь. Тилипман открыл ювелирный магазин, продал в нем ворованные изделия и быстро скрылся. О нем писали все американские газеты. Но Тилипман пропал очень надолго. Фанчини же опять появился под новым именем — Ричард Козина — и в августе 1987 года ограбил меховой магазин. На него завели еще одно досье, поэтому он решил не испытывать судьбу и отправился за океан, опять в Германию, где срок действия ордера на его арест уже истек. Фанчини приехал в Берлин вместе с Борисом Найфельдом.
       Здесь, в Берлине, произошла их встреча с Рашмиелем Брандвайном, тоже крайне удачливым аферистом. Эмигрировав из СССР, он прослужил несколько лет офицером в ВМФ Израиля, где засветился в нескольких незаконных операциях с золотом. Израильские спецслужбы не собрали против него достаточно доказательств, чтобы арестовать, но от греха подальше он решил перебраться в ФРГ, где открыл свой магазин и спокойно торговал электроникой. Основными его клиентами были московские студенты, спекулировавшие компьютерами. Они приезжали в Берлин к Брандвайну два раза в год за дешевыми компьютерами и бытовой техникой. Интересно, что им удавалось обменивать у него рубли на марки.
       Новые партнеры быстро нашли общий язык. Они определили и новое направление деятельности — Советский Союз. Потом направление было еще более уточнено — группировка советских войск в Германии (ГСВГ).
       
Героин в телевизорах
       Брандвайн и Фанчини создали в Бельгии компанию M&S Internaitional. Вокруг этой компании тут же появились другие, и вся эта так называемая бельгийская группа начала выкачивать с помощью генералов Министерства обороны России огромные суммы из армейского бюджета под контракты на закупку бытовой техники, одежды, сигарет, водки и продуктов питания для советской, а потом и российской армии в Германии.
       В прошлом году, давая интервью "Московским новостям", Брандвайн сказал, что установить тесные коммерческие связи с чиновниками и генералами МО ему помог Иосиф Кобзон. Контролируемые им и его родственниками фирмы (например, "Иннова", где тогда работал шурин певца. — Ъ). Источники в германской криминальной полиции (BKA) утверждают, что Брандвайна познакомил с Кобзоном Борис Найфельд, которому тоже нашлось дело: он создал совместное торговое предприятие в Москве M&S Intourcenter. Контролировал его Отари Квантришвили.
       Суть торговых операций M&S Internaitional с ЗГВ заключалась в том, что армейские чины покупали у компании ТНП и продукты питания по ценам, в несколько раз превышающим рыночные, за бюджетные деньги. Разницу партнеры честно делили. У генералов появились свои счета в зарубежных банках.
       Но эти операции были каплей в море по сравнению с огромным наркобизнесом, который развернули Фанчини, Найфельд и Брандвайн. По данным ФБР и BKA, именно они организовали один из крупнейших каналов переброски героина из Юго-Восточной Азии в Европу и США. За это они уже отчитывались лично перед Япончиком.
       В Бангкоке (Таиланд) на специальных предприятиях по сборке телевизоров, контролируемых русской мафией, героин очень высокой чистоты упаковывали в катодные трубки телевизоров, части которых поступали из Малайзии. Потом, по указанию Найфельда, из Бельгии или Германии поступал заказ на телевизоры, и они отправлялись в Европу. По словам таможенников, телевизоры можно было даже включить в сеть, и экраны светились. Казалось, что достаточно настроить каналы — и появится картинка.
       Затем героин расходился по Европе или отправлялся в США. Перевозили наркотики уроженцы Украины (бандиты называли их мулами), приклеивая пакеты с наркотиком к телу клейкой лентой. Кроме того, героин отправлялся в Нью-Йорк под видом муки в булочные. Канал действовал несколько лет и провалился, по официальной версии, из-за ареста одного из "мулов" в Дании сотрудниками местной полиции и людьми из агентства по борьбе с наркотиками США. Это расследование было проведено сотрудниками ФБР успешно: в начале 1994 года Борис Найфельд был арестован в аэропорту Нью-Йорка за организацию крупной контрабанды наркотиков и отправлен за решетку.
       Отмывались наркодоллары через московскую сеть M&S, а потом переводились в США на счета компаний, которые контролировали Япончик, Фанчини и Найфельд. Так было до убийства Отари Квантришвили в апреле 1994 года. После смерти Отари его бизнес поделили московские бандиты, и партнеры создали новую торговую сеть. И тогда появилась компания Kremlyovskaya Group Trading Unlimited, один из основных поставщиков водки в Россию и страны СНГ.
       
Лукавый представитель
       Создал компанию лично Рикардо Мариан Фанчини. Сначала она называлась Trading Unlimited и была зарегистрирована в Голландии. Но офис находился в Нью-Джерси, а счет — в нью-йоркском отделении крупнейшего израильского банка Leumi. Trading Unlimited была одной из фирм, через которую отмывались наркодоллары русской мафии. На фирму поступали также средства, полученные от хищений по фальшивым авизо.
       Но о происхождении Kremlyovskaya Group практически ничего известно не было, и выглядела она вполне самостоятельной компанией. Этой точки зрения придерживается и официальный представитель "Кремлевской" в России Яков Тилипман. Тот самый Тилипман, которого искало ФБР по делу об ограблении ювелирной фирмы в США. В беседе с корреспондентом Ъ он признал, что в середине 80-х у него действительно были проблемы с американским законом. "Но это было связано с некими банковскими делами, и сейчас у меня все в порядке. Моя семья, — подытожил Тилипман, — живет в США уже десять лет". Здесь следует заметить, что неприятности с американскими властями были у самого Тилипмана, а не у его семьи. Что касается Фанчини, то Тилипман, не вдаваясь в подробности, сказал, что у его партнера теперь тоже "все в порядке и он спокойно путешествует по миру".
       Пока Фанчини "путешествовал", "Кремлевская" продавала водку в Россию и страны СНГ. Это сопровождалось бешеной рекламой по всей Европе. Компании делали имидж. Все знали о ее огромных объемах. И тем неожиданнее стала новость о банкротстве Kremlyovskaya Group Trading Unlimited.
       Фанчини пришлось прервать путешествие и отправиться в суд в Антверпене, который рассматривает дело о банкротстве его компании. "Но больше никаких вопросов в суде не задают, — заверил Тилипман. — Не понимаю, откуда вообще появился такой интерес к проблемам 'Кремлевской' в России. Компания действительно обанкротилась, но это связано с двумя причинами. Во-первых, была очень крупная рекламная кампания в 1995 году, расходы были огромными. А когда в начале 1996 года ввели акциз на водку, то 'Кремлевская группа' не смогла возместить свои расходы на рекламу".
       Но Тилипман по меньшей мере лукавит. Судя по материалам судебного дела, вопрос о том, кому принадлежит Kremlyovskaya Group, является ключевым, и в Бельгии им занимаются серьезно. И интерес к этому подогревают известные суду факты о связи "Кремлевской" с Национальным фондом спорта, вокруг которого в России не прекращаются скандалы.
       Через НФС "Кремлевская группа" экспортировала в Россию водку, финансировала различного рода крупные спортивные мероприятия и даже пыталась создать совместное производство. Завод стеклотары во Владимире Фанчини и Борис Федоров решили превратить в завод по производству водки "Кремлевская". Фанчини должен был вложить $35 млн, а Борис Федоров подписался на $10,5 млн. Договорились они об этом в прошлом году на встрече в Бельгии. Но Фанчини не вложил ничего, Федоров перечислил несколько миллионов долларов, потом у НФС начались проблемы, а "Кремлевскую" объявили банкротом. Всеми ее акциями завладела компания Asia Media Communication, зарегистрированная в штате Невада, США. По утверждению Тилипмана, она не связана ни с одним из бывших акционеров и руководителей Kremlyovskaya Group.
       
Новые старые хозяева
       Офис представителя "Кремлевской" в России Якова Тилипмана находится в помещении компании "Бенитекс", которая, по словам Тилипмана, не имеет ничего общего с "Кремлевской группой", кроме старого совместного контракта на торговлю водкой. Но "Бенитекс" является дочерним предприятием компании "Консто", которой руководит Юрий Буховский. Он вместе с Тилипманом, Фанчини и Георгием Либерманом, одним из служащих бельгийской "Кремлевской группы", является владельцем и акционером американской корпорации Asia Media Communication, которая и поглотила "Кремлевскую". Адрес ее европейского офиса совпадает с домашним адресом одного из директоров "Кремлевской группы" в Швейцарии. Еще одним владельцем Asia Media Communication является некий Роберт Гаспарян, который вместе с Фанчини и наркоторговцем Найфельдом начинал все эти финансовые игры в России. Настоящее имя его — Рубен Гаспарян, и проходил он по уголовному делу в Нью-Йорке как соучастник убийства.
       Что касается Либермана, то одна из первых версий, появившихся после нападения на Бориса Федорова, заключалась в том, что Либерман получил в свое время лично от Федорова $3 миллиона наличными. Когда начался скандал вокруг НФС, Либерман решил не возвращать деньги и нанял киллеров. Впрочем, это лишь версия.
       Что касается Asia Media Communication, то до начала 1994 года она называлась SHERZEL Inc. и сменила название, оказавшись на грани банкротства. Весь 1995 год Asia пребывала в замороженном состоянии и оживилась лишь для того, чтобы перекачать деньги из Бельгии. Это, кстати, подтверждено данными аудиторской проверки Asia Media Communication властями штата Невада. Кстати, аудиторы заметили, что у компании были сложности с налогами со средств, полученных от торговли телевизорами, собранными в Малайзии.
       Совершенно очевидно, что, перебросив акции "Кремлевской" в Штаты, новым старым хозяевам было выгодно объявить компанию банкротом и даже распустить слух, что она продана некой британской фирме.
       Когда корреспондент Ъ спросил у одного из акционеров Asia Media Communication Якова Тилипмана, слышал ли он об этой компании, возникла продолжительная пауза. "Что-то слышал", — ответил Тилипман. "Кажется, они пытались купить акции 'Кремлевской группы'. Но только у них ничего не получилось", — завершил он нашу беседу.
       
Комментарии
Профиль пользователя