Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

 Неприятности адвокатского бюро


Лечение ташкентского вора

       Адвокатское бюро Анатолия Лобанова известно своей нерядовой клиентурой: это и крупные представители криминального мира, и высокие армейские и милицейские чины. В последнее время у преуспевающего бюро были серьезные неприятности. На днях вступил в силу приговор ведущему адвокату бюро Андрею Чувилеву: он попал в тюрьму на четыре года за передачу наркотиков в Бутырском СИЗО вору в законе Дато Ташкентскому. А руководитель адвокатского бюро Анатолий Лобанов потерпел неудачу в судебном споре с "Московским комсомольцем" — газета опубликовала его фамилию в списке отсидевших на зоне кандидатов в депутаты Госдумы. Эти события привлекли внимание обозревателя Ъ ЕКАТЕРИНЫ Ъ-ЗАПОДИНСКОЙ.
       
Свой в Бутырке
       Адвокат Анатолий Лобанов звонит мне и настаивает на том, чтобы не писала о нем. "А вы не боитесь?.." — спрашивает он. Адвокат, наверное, хотел продолжить фразу, но я невежливо прерываю мастера спорта по боксу Лобанова: "Боюсь".
       Как-то Лобанов назначил мне встречу у входа в Бутырский СИЗО. Я тогда знала о нем лишь как об адвокате помощника начальника Бутырки Николая Заболоцкого. Помощника арестовали за то, что во время его дежурства в следственный изолятор проникли уголовные авторитеты. Анатолий Лобанов вошел тогда в предбанник тюрьмы (именуемый КПП) как свой человек. И провел туда меня. Помню его слова, сказанные тогда: "Я тоже был подставлен старшими коллегами за рвение в работе, но потом реабилитирован". Понимать эти слова надо было так: тоже сидел, но приговор суда затем был отменен.
       Анатолий Лобанов дождался на КПП своего давнего приятеля, офицера из службы режима тюрьмы, они пообщались, и мы вместе с Лобановым на его шикарной ярко-красой иномарке поехали к нему в юрконсультацию. "А хотите, — спросил он меня по дороге, — съездим к Жириновскому?". Похоже, и для лидера ЛДПР адвокат Лобанов был своим.
       Год спустя Жириновский включил его в списки кандидатов в депутаты Госдумы от ЛДПР, но Лобанову это не понравилось. Он решил идти в депутаты не как либеральный демократ, а как житель деревни Степаньково Пушкинского района, то есть по местному избирательному округу. Но стать депутатом помешало, как он выразился, "душилово правоохранительных органов".
       Дело в том, что РУОП и ФСБ никак не могут забыть Лобанову, что тот в 80-х годах, когда работал инспектором угрозыска, был дважды судим. Первый раз за то, что они с коллегой Ларионовым якобы злоупотребили властью в отношении некоего торговца джинсами Березикова, забрав у него 800 рублей. Второй — за недонесение на Ларионова, замышлявшего убийство и разбойное нападение.
       Что было, то было — милиционер Лобанов получил от московской Фемиды сначала три, а потом два года лишения свободы. Сидел и в Бутырке. По выходе на свободу поставил целью доказать свою невиновность. Писал даже Брежневу — и получал ответы, что осужден законно. Тогда решил стать адвокатом, чтобы восстановить справедливость прежде всего в отношении себя.
       Удивительно, но через 14 лет Лобанову это удалось. Его уголовные дела прятали в спецархиве, но он нашел-таки их и попросил знакомых адвокатов написать надзорные жалобы ("Сам я, — объяснил он мне, — человек стеснительный"). В итоге оба приговора отменили (президиум Мосгорсуда и президиум Верховного суда), и оба дела прекратили за недоказанностью. Спустя столько лет суды решили, что милиционер Ларионов злоупотреблял властью в отсутствие коллеги Лобанова. А последний не знал о преступлениях Ларионова и потому не мог о них кому-либо донести.
       Но РУОП, ФСБ и Генпрокуратура, похоже, не в курсе, что Лобанов реабилитирован. Или в курсе, но решения судов им не нравятся. При всяком удобном случае ему напоминают о прошлом.
       Например, защищал он обвиняемого в хищениях армейского генерала Юдина. Следователи Генпрокуратуры раздобыли вынесенный Лобанову первый приговор и намекнули ему: мол, знаем все о вас... А когда Лобанов защищал бывшего гендиректора Мособлторгцентра Эдуарда Шнайдера оперативники, напоминая о судимостях адвоката, склоняли его к сотрудничеству с ними — им надо было, чтобы обвиняемый сознался в получении взятки.
       Генерал Юдин, высокопоставленный чиновник Шнайдер... Надо отметить, что клиентура у Лобанова и его адвокатского бюро особая — это криминалитет и высокого ранга чиновники и милиционеры. Лобанов говорит о своих подзащитных не без гордости. Еще бы не гордиться, ведь не так просто было рядовому милиционеру стать адвокатом, создать в Москве свое бюро и за короткий срок привлечь состоятельную клиентуру.
       Хотя лично я предполагаю, что именно его личное знание нравов тюрьмы во многом привлекает к нему как к адвокату. Раз сам сидел — поймет и защитит.
       Так, видимо, думал, житель Балашихи Сергей Фролов (по данным милиции — лидер балашихинской группировки Фрол), привлекая Лобанова в свои защитники. Впрочем, самого Фрола о выборе адвоката уже не спросишь — его убили более двух лет назад в криминальных разборках.
       
Пей залпом, Дато!
       Собранные Лобановым в адвокатское бюро юристы, как правило, были раньше прокурорами или милицейскими офицерами. Например, адвокат Андрей Чувилев в прежние времена работал следователем и дослужился до майора МВД. В этом чине и уволился на пенсию. И когда в апреле прошлого года сотрудники РУОПа задерживали Чувилева с поличным при передаче наркотиков его подзащитному Дато Цихелашвили, один из руоповцев шептал: "Ты же пенсию милицейскую получаешь, а подался в услужение к вору..."
       
       Некоторые качества вора в законе Датико Цихелашвили (Дато Ташкентского) вызывают уважение милиционеров: он "не играет с нами в прятки и не скрывает свой воровской сан"; он, хотя хитер и расчетлив, но не жаден, особняков в Москве не покупает. И по всей России нет у вора ни одной фазенды. А когда два года назад Цихелашвили ездил в гости в США к Вячеславу Иванькову (Япончику) и тот предлагал ему остаться, да и имеющаяся наличность позволяла, Дато предпочел вернуться в Россию. И продолжил делать тут свое дело — мирить криминальные группировки. Кстати, миролюбие — одна из примечательных черт Цихелашвили: по данным РУОПа, еще никому на сходках он не вынес смертного приговора.
       
       Дато не мог долго обходиться без наркотиков (главным образом, без опия). Их в немалом количестве нашли в декабре 1994 года в номере гостиницы "Москва", который снимала жена Дато — 19-летняя гимнастка, чемпионка Европы Оксана Лизун.
       В этом номере его и задержали. Часть наркотиков нашли в косметичке у Оксаны, но Дато сказал: "Это мои. Ее (Оксану. — Ъ) не трогайте". Протокол обнаружения наркотиков Цихелашвили подписать отказался: "Я же вор...".
       Защищать Дато взялась целая бригада адвокатов под руководством Арама Мовсесяна. В нее входил и адвокат из бюро Анатолия Лобанова Андрей Чувилев. Последний регулярно навещал Цихелашвили. "И ладно бы водку или сигареты носил, — говорят сотрудники РУОПа, — мы и сами иногда преступников куревом угощаем, но наркотики — это уже слишком".
       Поработав с агентурой в Бутырском СИЗО, милиционеры узнали, что Дато и в тюрьме частенько пребывает в состоянии наркотического одурманивания. Приносить Цихелашвили наркотики могли контролеры СИЗО или посещавшие его адвокаты. Решили ловить поставщиков наркотиков с поличным, взяв у Мосгорсуда разрешение на оперативное наблюдение за Цихелашвили с применением видеозаписи.
       21 апреля 1995 года в Бутырку к Дато пришел адвокат Чувилев. В следственном кабинете, куда ему пообещали привести Цихелашвили, он спрятал за стул пакет с наркотиками. А когда тот прибыл, вынул их из-за стула и передал Дато. Вместе с тремя лимонами, жевательной резинкой, бутылкой рома "Баккарди" (которую Цихелашвили тут же залпом опустошил) и почтой от друзей и родственников.
       Чувилева и Цихелашвили задержали при передаче адвокатом пакетика с 46,8 граммами опия. Правда, Дато успел бросить пакет на пол, но все было записано на видеопленку.
       После задержания Чувилева в стенах следственного управления ГУВД Москвы произошло загадочное событие. Следователь Сергей Солянкин собственноручно стер ту часть видеозаписи, где Чувилев прячет пакет с наркотиками за стул. "Это нелепая случайность", — прокомментировали ЧП в следственном управлении. "Это злой умысел следователя", — убеждены в РУОПе. Оперативникам пришлось давать в суде показания о том, что было на стертой части видеокассеты.
       Чувилев получил за передачу наркотиков Цихелашвили четыре года лишения свободы. Сам Дато отделался двумя годами и решением суда о его принудительном лечении от наркомании. В декабре его срок истекает. Криминальный мир Москвы уже сейчас готовит достойную встречу влиятельному вору.
       А в адвокатских кругах Москвы сочувствуют Чувилеву. Не один он, нарушая правила, проносил в СИЗО запрещенные предметы. Его начальник по адвокатскому бюро Анатолий Лобанов и вовсе считает, что Чувилев выполнял миссию милосердия — нес наркотики как лекарства, чтобы избавить подзащитного от ломки. Правда, сотрудники РУОПа убеждены, что дело тут не в милосердии: принесенная Чувилевым доза привела бы к еще более сильной ломке.
       Адвокаты знают, что, если подзащитный на свободе регулярно употреблял наркотики, не выполнять требования его друзей и родственников о проносе ему наркотиков в тюрьму иногда становится не только невыгодно, но и опасно. Неслучайно Чувилев ни на следствии, ни в суде не рассказал, от кого получил опий для Дато.
       
Кандидат в доктора, или Из песни слова не выкинешь
       Пока судили Андрея Чувилева, его начальник по адвокатскому бюро Анатолий Лобанов развернул вторую по счету кампанию по выборам в Госдуму. И тут его прямо-таки подкосила публикация в "Московском комсомольце" "черного" списка ранее судимых кандидатов в депутаты. Лобанов состоял в ней как осужденный и отбывший срок наказания член ЛДПР.
       "МК" "забыл" сказать читателям, что Лобанов уже реабилитирован. Сила газетного слова оказалась убийственной: депутатский мандат ему не достался. Вчинив иск к газете, Лобанов был беспощаден: его требования — опровержение, 50 млн рублей моральной компенсации плюс стоимость тиража "МК".
       Позицию штрейкбрехера заняла в суде Центральная избирательная комиссия, которую "МК" привлек в соответчики. Именно она предоставила газете тот самый список кандидатов в депутаты. Но когда пришло время держать ответ на суде, ЦИК (в лице своей представительницы) заявила, что дала упомянутый список не для публикации, а для сведения. Теперь журналисты знают, зачем ЦИК собирает их на пресс-конференции и дает документы. Хотя надо отметить, что в предоставленном ЦИК списке были сведения о том, что оба приговора в отношении Лобанова впоследствии были отменены.
       В свою очередь, адвокат "МК" Андрей Муратов задался на суде вопросом: "Можно ли заставить редакцию через суд дописать что-либо к уже опубликованной статье?" Если — да, то истцы будут понуждать журналистов дописывать о них, что они герои соцтруда, и т. д. И завалят суды такими исками.
       "В конце концов, — говорил Муратов, — адвокат Лобанов действительно был в свое время осужден. Это его горе, трагедия, но, как говорится, из песни слова не выкинешь".
       Пресненский райсуд с этим согласился. А может, вала исков от героев соцтруда испугался. В общем, иск Лобанова был отклонен. Решение суда уже обжаловала помимо Лобанова Пресненская прокуратура — она на его стороне, но считает, что он может довольствоваться и 10 миллионами рублей.
       А моя попытка поговорить с Анатолием Лобановым об этом любопытном судебном деле обернулась его письмом в редакцию о том, что если я напишу о нем до рассмотрения его кассационной жалобы, то тем самым грубо вмешаюсь в его личную жизнь. Письмо было подписано не просто "заведующий адвокатским бюро", но и "кандидат юридических наук". Добавлю ради объективности, что Лобанов еще и кандидат в доктора юридических наук (пишет вторую диссертацию), о чем он поведал недавно журналу "Человек и закон". А мне он показал при встрече свой последний труд — монографию "Функции уголовного преследования и защиты в российском судопроизводстве". Что и говорить, дважды отсидевший милиционер, переквалифицировавшийся в адвокаты и сумевший себя реабилитировать через 14 лет после осуждения, обладает бесценным опытом защиты от уголовного преследования.
       

Комментарии
Профиль пользователя