ЖИЗНЬ НА СВЕТУ

Доказывать, что я — это я, современному человеку приходится чуть ли не по нескольку раз за день — и в метро, и у банкомата, и на проходной. О новейших технологиях идентификации личности корреспонденту «Огонька» Сергею Васильеву рассказывает заместитель гендиректора компании «Розан», занимающейся разработкой таких систем, Сергей БЕЛОВ

ЖИЗНЬ НА СВЕТУ

В последние годы нам чуть ли не на каждом шагу приходится подтверждать свои права и свою индивидуальность — паспорт, водительские права...

— Это простейший способ идентификации. Более сложные системы распознавания используют pin-коды, еще сложнее — когда вы можете использовать карты доступа, жетоны доступа. Это хорошо знакомо многим, когда у входа в подъезд нужно приложить «таблеточку» — и дверь открывается. Наконец, в последнее время начали применяться системы доступа, использующие индивидуальные биометрические признаки человека. Наиболее распространенные — отпечаток пальца, фотография, более экзотические — геометрия руки, строение скелета, тканей, вплоть до ДНК, самого полного биоидентификатора человека.

— ДНК?

— Это дело будущего, но прогресс не остановить. Сейчас же все просто: идентифицируют по лицу, отпечатку пальцев, радужной оболочке глаза, реже — по подписи...

— Что из перечисленного вами используют в России?

— Различные карты доступа, коды доступа, устройства памяти... Самые известные системы — по отпечаткам пальцев, лицу, радужной оболочке глаза.

— И где же человека опознают по радужной оболочке?

— Назвать коммерческие фирмы, где этот метод используется, я вам не могу, но на выставках технология демонстрируется. Есть примеры ее использования в мире.

— Где?

— Например, в Объединенных Арабских Эмиратах, где распознавание по «радужке» используется в целях пограничного контроля. Или в голландском аэропорту, где, заплатив определенную сумму, можно быстрее пройти через паспортный контроль.

— В американских фильмах мошенники тем не менее проходят через системы доступа. Это придумки режиссеров?

— Борьба между системами защиты и желающими преодолеть их, наверное, будет длиться вечно. То же самое и с системами идентификации. Когда появились системы идентификации по отпечаткам пальцев, все думали, что нашли очень эффективный способ. Давно известно из криминалистики, что палец несет уникальную информацию о человеке. Но достаточно быстро появились резиновые муляжи с отпечатками пальцев. Тогда разработчики предложили ряд способов определять, живой палец или нет. В любом случае нужно, чтобы разработчики средств и способов идентификации держались на достаточном удалении от своих криминальных преследователей.

— Если все здания, учреждения в России оснастить такими системами доступа, то будем ли мы в полной безопасности?

— Использование любого продукта можно довести до абсурда. Нужно исходить от разумного. Например, сегодня развитые страны движутся в сторону перехода на новые загранпаспорта с использованием биометрических параметров. Если введение таких документов позволит россиянам в упрощенном визовом режиме переходить границу, то да, это будет на благо. Все должно быть разумно и подчинено одной цели: обеспечить большую безопасность либо больший комфорт.

Вот такой биометрический паспорт будет когда-нибудь у каждого из нас. И «считать» нас станет еще легче

Вот банковская карточка. Условие для ее использования — соответствующее терминальное оборудование, расставленное в достаточном количестве мест. То же самое и в области систем биометрии и распознавания. Они могут быть безумно дороги, если обслуживают несколько человек. И дешевы, если обслуживают много людей. Поэтому нужно искать разумные компромиссы. Если на входе в здание стоит охранник, который знает всех входящих в лицо, то, наверное, он лучший контролер, человек — очень хорошая ЭВМ. А вот вокзалы, аэропорты, школы, больницы, которые посещает огромное количество людей, необходимо защитить от проникновения социально опасных лиц и прежде всего террористов. Для таких объектов можно думать о введении систем распознавания.

— Правительство вкладывает в это деньги?

— Да, и наша компания наряду с другими разработчиками проводит работы, связанные с внедрением биометрических параметров, которые финансируются бюджетом.

— У прогресса есть и обратная сторона: свобода передвижения сегодня под угрозой. Как быть?

— Один из способов — ужесточить требования к документам, подтверждающим личность. Я думаю, это нормально, если иметь в виду, что каждому из нас хотелось бы иметь большую свободу передвижения, даже если каждому из нас придется заплатить за это информацией о себе. Впрочем, это личное дело каждого. Мне кажется, каждый должен для себя решить: он хочет получить преференции, чтобы как можно чаще пользоваться режимом «зеленого коридора» — и тогда он должен быть более открытым и сообщить о себе максимальное количество данных. Либо он не хочет такие данные сообщать — тогда пользуйся стандартными процедурами.

— Когда мы в России получим биометрические паспорта?

— Это зависит от государства. Определенные проблемы, к сожалению, будут. Известно, например, что у 2 — 3 процентов людей очень «плохие» — с точки зрения идентификации — отпечатки пальцев. Но технологии усовершенствуются по мере их использования.

Одна из разработок компании, известная сегодня каждому москвичу, — социальная карта. О ее плюсах и минусах рассказывает заместитель гендиректора по региональному развитию Дмитрий КОНОНЫХИН

— Социальные карты — уникальная российская технология. Признанная, кстати, за рубежом. Проект «Социальная карта москвича» получил в 2002 году престижную международную награду Advanced Card Award. Социальная карта — сложный технологический продукт. Она соответствует международным стандартам банковских карт, а значит, сделать ее в соответствии с требованиями платежных систем может только сертифицированное предприятие.

Кстати, сложность еще вот в чем. Сделать карту, общую для разных участников проекта, — отдельная задача. Мы предложили схему, когда каждый участник системы имеет права на работу только с закрепленной за ним областью памяти карты. При этом есть информация, доступная для чтения всем участникам, — это ф.и.о., информация о льготах, номер карты, другие служебные данные. При этом мы, как разработчики технологии, только в самых общих чертах знаем, что и как участники проекта размещают в своих секторах. Именно это позволило создать такой продукт, который объединяет сразу многих участников, в том числе транспортников.

— Подделать соцкарточку можно?

— Случаев подделки не зафиксировано. И это закономерно: карты изготавливаются по защищенной технологии, в которой отсутствуют пустые бланки, а такие бланки — объект, наиболее привлекательный для хищения и криминального использования. Есть и другие методы защиты — уникальный номер чипа карты жестко привязан к ее номеру и персональным данным; участники проекта основываются на этом при анализе фактов использования социальных карт и в случае необходимости их блокирования и изъятия.

— С нового года начинается монетизация льгот. Этот процесс не сделает социальные карты ненужными?

— Напротив, скорее всего, социальные карты станут более необходимыми. На сегодняшний день социальная карта — единственный реально действующий инструмент, который позволяет решить все технические проблемы, связанные с монетизацией. Она позволяет выдать деньги (дотации и компенсации) именно тому, кому они предназначены. Социальные карты работают на городском транспорте, на пригородном сообщении Российской железной дороги. Технология дает возможность одновременно работать и с федеральными, и с региональными льготами и при этом безболезненно, без необходимости перевыпуска карт адаптируется к изменениям законодательства в области социальной поддержки населения. Не нужно забывать, что социальные карты реально экономят бюджетные деньги: защищают транспортников — метрополитен, трамваи, автобусы, троллейбусы, железную дорогу — от «зайцев». Держатели социальных карт могут также получать скидки в магазинах. Скидки по социальным картам — это не просто сэкономленные деньги, это еще и элемент социальной политики.

— А соцкартой может воспользоваться кто-то другой?

— В этом смысле преимущество карт в том, что они совмещены с банковскими, поэтому люди стараются держать их при себе — ведь это почти деньги, своего рода кошелек, который чужим не отдают. Конечно, на транспорте, когда идет плотный поток пассажиров, а вы пытаетесь воспользоваться картой вашей бабушки, скорее всего, не каждый раз вас поймают. Но есть регулярные мероприятия, которые эффективно пресекают такие попытки. Например, в метро за турникетами могут стоять контролеры — карты снабжены фотографией, турникеты могут различить тип карты — обычная социальная карта, социальная карта студента, школьника. Аналогично работает и схема на железной дороге, где выстроена турникетная система: контроль есть и на входе, и на выходе.

В любом случае, при всех тонкостях технологии и законодательства социальная карта — удобный и действенный инструмент, и правительство Москвы планирует с 2005 года предоставлять льготы только с использованием такой технологии.

В материале использованы фотографии: Василия СМИРНОВА/ИТАР-ТАСС, Сергея СМОЛЬСКОГО/ИТАР-ТАСС

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...