ЕДЯТ ВСЕ!

Отечественное телевидение становится кулинарным

ЕДЯТ ВСЕ!

Актриса Юлия Высоцкая хлопочет на телекухне каждую неделю

Сегодня редкий телеканал не обзавелся программой о вкусной и здоровой пище. Некоторые, как, например, НТВ, сразу тремя — по пятницам нас учат пищеприготовлению в передаче «Время есть», по субботам у нас «Кулинарный поединок», по воскресеньям — «Едим дома». А есть еще о том, что поесть в специальных рубриках различных семейно-бытовых программ. Не берусь ничего сказать, насколько все, что мы видим, питательно и вкусно; рискну высказать некоторые соображения, насколько виртуальное пищеприготовление аппетитно как зрелище.

Что смакует Андрей Макаревич?

Когда-то, а именно в советские времена, этот жанр на нашем ТВ был фактически под негласным запретом, по причине его бестактности — продуктовый дефицит прогрессировал год от года, добыча еды все больше ассоциировалась с лотереей, с приключением и даже с фокусом, щедрое застолье было похоже на домашний цирковой аттракцион, а слово «кухня», напротив, символизировало нечто нематериальное, исключительно духовное — например свободомыслие.

Помнится, под занавес советской власти Игорь Угольников организовал на телеэкране фантасмагорию под названием «Похороны еды». Было смешно. Ее воскрешение на телеэкране тоже выглядит фантасмагоричным ввиду ее избыточности.

Первой ласточкой стала программа Андрея Макаревича «Смак», на которую приходили (и приходят) знатные артисты, кинематографисты, звезды шоу-бизнеса, чтобы приготовить какое-нибудь свое фирменное блюдо, а больше потрепаться. Нас ведь, как говорится, хлебом не корми, дай...

Так вот, что дай?

Не рецепт же жаркого, пудинга или салата.

«Смак» — другое. Это площадка, на которой любимцы публики могут показать себя в рекламно-бытовом антураже, за непрофильным для них времяпрепровождением.

Условия игры понятны: кухня и готовка на ней — повод для живого естественного общения, которое, как известно, слывет еще большей роскошью, нежели самая лакомая еда. Потому, когда у гостеприимного Макаревича появляется флегматичный Ширвиндт, то весь интерес, конечно, в профанации самого священнодейства над плитой. Серьез, с которым готовится яичница или омлет, столь же велик, сколь и комичен.

В «Смаке» смакуется не еда, а человеческая контактность, людская «коммуникабельность», как говаривал водопроводчик Афоня.

 

Воскрешение еды на телеэкране выглядит фантасмагорией



Еда незнаемого

Непрактичность, то есть неутилитарность программы Андрея Макаревича, — достоинство, продолжением которого является очевидный недостаток: хозяйке на заметку почти нечего из нее взять.

Конкуренты это сразу почувствовали. На других каналах появились кулинарные передачи, менее зрелищные, но зато более прагматичные.

Очень конкретны выпуски программы «Время есть». Для приготовления салата из свежей дыни нужна как минимум дыня.

А для салата из ветчины надобна ветчина. Такие инструкции украшает ломаный русский язык иностранного специалиста: «Одна хорошая идея подавать стейка из лосося с малосолеными огурцом».

Но, как выяснилось, телевидению голой рецептуры, хотя бы и с акцентом, мало. Нужна какая-нибудь острая приправа. Надобна по крайней мере щепотка азарта, без которой телезрелище — не зрелище.

Таковой и стала состязательность, коей прострочена программа «Кулинарный поединок» с актером Дмитрием Назаровым. «Прострочена», разумеется, белыми нитками. Понятно, что соревнование шеф-поваров из престижных московских ресторанов идет понарошку, что студийные зрители оценивают не сами блюда, а артистизм их творцов, но игра в конкуренцию — тоже ведь зрелище. Рефери Дмитрий Назаров — человек харизматичный, и он сам по себе в немалой степени поднимает градус программы. (К слову заметим, что программа, в свою очередь, поднимает его рейтинг как артиста не хуже иного телесериала. Следствием телевизионной популярности артиста стал его переход из Театра Российской Армии во МХАТ.)

Но и в «Кулинарном поединке» одними поварами-профессионалами сыт не будешь, и приходится Дмитрию Назарову все чаще вызывать «на ринг» звезд кино, театра и шоу-бизнеса. Выходит, что и здесь удачный выбор кулинарного дуэлянта — половина дела. Как это случилось в «Поединке» с участием Николая Фоменко. То было шоу импровизационного дара. Но ведь это еще не шоу еды, поскольку она здесь предмет неодушевленный. Одушевить ее удалось Юлии Высоцкой в программе «Едим дома»

Едим дома, облизывая пальчики

Все прежние кулинарные «игры» шли под лозунгом «Приготовим, как в ресторане», где по определению все праздничнее и эксклюзивнее.

Юлия Высоцкая готовит дома, где все буднишнее и вкуснее. Притом у этого шоу довольно высокий коэффициент утилитарности — понятно, из чего что делается, в каких пропорциях, на каком масле жарится, что куда добавляется и т.д. «Дрожжевое тесто, — говорит Юлия, мечась по своей кухне, заглядывая в духовку, доставая с верхней полки баночку с каким-то снадобьем, сдергивая какую-то кастрюлю с плиты, сливая воду, прыская укропом, капая оливковым, — не должно застаиваться. А если оно застаивается, то становится грубым, тяжелым. А нам нужны воздушные пузырьки как воздух в прямом смысле слова». И смеется нечаянно обнаружившемуся в ее словах каламбуру. А потом: «Ой, как пахнет, как я люблю, когда пахнет свежим тестом!»

Какая актриса Юлия Высоцкая — трудно сказать. По фильму Андрея Кончаловского «Дом дураков», где она сыграла пока единственную роль, это непонятно. Но здесь понятно, какой она искренний и непосредственный человек, когда чувствует себя в своей тарелке.

Для нее приготовление какого-нибудь блюда — как забег на спринтерскую дистанцию. И это зрелище, причем достаточно азартное, динамичное, интересное, безотносительно того, нужны ли тебе все эти практические рекомендации или нет.

После финиша хозяйка позволяет себе расслабиться и отведать приготовленное блюдо. К ней присоединяются детишки, члены съемочной группы, иногда муж, Андрей Кончаловский, который, к слову сказать, является продюсером этого проекта, и все дружно угощаются, облизывая пальчики.

Мы, телезрители, там были, вдыхали вкусные ароматы приготовляемой еды, что-то ели, чем-то запивали... По усам текло, но в рот не попадало. Да это, впрочем, и не важно. Эти яства состряпаны не для насыщения, а для воображения. Для бесперебойной работы наших зрительских поджелудочных желез.

***

Изобилие гастрономических телепередач способно создать превратное впечатление о нездоровом спросе на них нашего зрителя и о его духовном, то есть о бездуховном содержании. На самом деле речь может идти не о спросе, а о предложении со стороны нынешнего российского общепита — ресторанов, фирм, сетей магазинов. Это он, разросшийся общепит, спонсирует все эти пищеварительные телешоу, которые и служат двигателями торговли. В свою очередь, сами телешоу «работают» сладкоголосыми сиренами.

Юрий БОГОМОЛОВ

В материале использованы фотография предоставленная фондом Андрея КОНЧАЛОВСКОГО

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...