Глас НАРОДА

№ 13 / март-апрель 2004

ТРУДОГОЛИК ПОНЕВОЛЕ

Благодарю за интересную статью о трудоголиках. Конечно, есть прослойка людей, для которых весь смысл бытия заключен в работе именно из-за неустроенной личной жизни. Но это только одна сторона проблемы. С другой стороны, существует давление именно на работе, где достижения измеряются не качеством труда, а количеством проведенных часов «у станка». Особенно это проявляется в бизнесе. Разговоры об отпуске как бы и неприличны даже, а заявления типа: «Да я уже пять лет ни одного выходного не брал!» — чуть ли не пример для подражания. Когда измученный босс с плохо скрытой гордостью несет что-то о совещании, затянувшемся за полночь, ты невольно начинаешь нервничать и стыдиться: а я, дурак, после работы домой пошел. А постоянные таскания папок с бумагами? Это чтоб утром невзначай заметить, что какой-то там отчет дома перед сном прочел.Я, конечно, не знаю, как в России, но, например, на моей работе (я адвокат в Америке) часы учитываются только те, которые клиент непосредственно оплачивает. То есть появиться на работе — это еще не все. Просмотреть и ответить на корреспонденцию тоже не в счет. А требования к концу года такие (примерно две тысячи часов в год), что приходится на службе торчать сутками и расплачиваться за каждый выходной дополнительными часами. Такие требования, естественно, диктуются экономикой. Какого работника выгоднее держать? Ясно, что того, кто больше часов проводит в офисе и, следовательно, приносит больше прибыли бизнесу. А не желаешь на работе гореть, так вот тут очередь стоит. Незаменимых нет. Так что трудоголики разные. Есть, как наркоманы — без работы жить не могут. А есть и такие, которые очень даже и могут, да обстоятельства не позволяют. И что же, традиционно выражаясь, делать?

Милана Т
Миннеаполис, США

№ 13 / март-апрель 2004

ЖИЗНЬ ВАЖНЕЕ ДОГМ

Каким же высоким должно быть мастерство американских хирургов, сделавших уникальную операцию по пересадке семимесячной девочке восьми органов! Да, риск, как пишет автор статьи «Дальше — пересадка тела? или души?», был и остался. И большой. Но ведь надежда не умирает. Я считаю, что рисковать надо всегда, когда речь идет о жизни и смерти, тем более маленького ребеночка. Конечно, операции, связанные с пересадкой донорских органов, противоречат религиозным взглядам. Но разве может быть что-то важнее, чем спасение жизни, пусть даже за счет органов другого человека, если они ему уже никак не пригодятся. Я убеждена, что если ученым и врачам позволено изучать развитие и жизнь человеческого тела, то и нужно обязательно пользоваться полученными зна ниями для излечения болезней. А количество болезней, к сожалению, только приумножается.

Катя М., 22 года
Львов, Украина

№ 12 / март 2004

РОССИЯ И БОЛОНСКИЙ СТАНДАРТ

Позвольте высказаться по поводу единого европейского образовательного стандарта (в соответствии с Болонской конвенцией), который обсуждается в статье о переменах в высшем образовании. Я убежден, что двухуровневая система высшего образования в условиях России требует тщательно продуманного внедрения, если уж на самом деле это нам так необходимо. Прежде всего нижняя ступень (бакалавриат) должна быть надежно дифференцирована от среднего специального образования по целому ряду направлений. Кроме того, во многих случаях разделение российского высшего образования на ступени представляется мне и невозможным, и нецелесообразным. Например, я с трудом могу представить журналиста-магистра и журналиста-бакалавра. Или филолог-магистр, чем он отличается от такого же филолога, но бакалавра? Меньшим количеством ошибок в тексте? Будучи педагогом-юристом, я не могу себе представить качественную, отвечающую высоким университетским требованиям подготовку бакалавра юриспруденции за четыре года. Еле-еле удается сделать это за пять лет. Думаю, что Болонская конвенция применительно к России — это еще одна бессмысленная попытка «быть как все», не учитывающая наших реалий и потребностей. Если нам позарез нужен специалист среднего уровня квалификации, есть (пока еще не до конца разрушенная) система среднего профессионального и специального образования. Если требуется специалист высокой квалификации — это выпускник университета или другого надежного вуза. Нужна высшая квалификация — ее можно получить через подготовку научных кадров в аспирантуре. Все это, подчеркиваю, уже (или еще?) есть в России. И мне непонятно, чем это хуже болонского евростандарта.

Владимир ЛАПАЧ,
профессор Ростовского государственного университета
доктор юридических наук

№ 8 / февраль 2004

К ЧЕМУ КАПРИЗЫ, ПОДОЗРЕНЬЯ

М -да... Что можно сказать по поводу статьи о мужской измене? По-моему, это типичная истерика ревнивой и капризной женщины с низкой самооценкой. И эта ревнивая женщина очень мне напомнила мою бывшую жену. Реакция у нее была точно такой же — придирки, наговоры, ревность, подозрения и пр. В романсах, конечно, красиво звучит: «Капризная, упрямая, о, как я вас люблю!» Да, любой каприз приятен, когда ухаживаешь. Но началась семейная жизнь, родились дети, быт, работа, сами понимаете... Все! Больше я не смог терпеть, мне они надоели, эти ревности, капризы, подозрения. Я устал и ушел. Хотя прожили мы вместе 12 лет, и у нас двое детей. Сейчас мы в разводе, живу один. Люблю своих детей и, увы, терпеть не могу бывшую жену. Кто же из нас виноват?Вернусь к статье, так вот, из семи пунктов в начале статьи (там, где про классические признаки, по которым можно определить, что мужчина изменяет) поставил себе плюсы по пяти пунктам. Получается, что на 71% по вашей шкале я изменяю. Но мне некому изменять. Так что, вымысел все это. И, кстати, кроме истерики, в статье никаких практических советов. Удивлен, что ваши читатели так высоко ее оценили, правда, то был в основном женский взгляд.

А. К.
Москва

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...