Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: Мария Заикина

Музыка для пластмасс

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 21

После двадцатилетнего перерыва в России снова начали производить виниловые пластинки. Услышать о коммерческом успехе нового производства, похоже, не придется: винил в России ценят только обеспеченные меломаны, но российские грампластинки и их не особенно интересуют.


ОЛЕГ ХОХЛОВ, АНАСТАСИЯ ДЕМИДОВА, ДИАНА ХРОМОВСКИХ


Апрелевский ренессанс


В конце весны московская компания "Винил Рекордс" запустила производство грампластинок. Запуск проекта был обставлен с большой помпой: еще бы, впервые в новейшей истории у нас будут делать собственный винил. Главный советский производитель винила, легендарный Апрелевский завод имени 1905 года, закрылся 20 лет назад.

"Потребовалось два года, чтобы запустить производство",— рассказывает генеральный директор "Винил Рекордс" Елена Батурина. На свою полную тезку, жену бывшего мэра, Елена Батурина совсем не похожа. Стройная блондинка в черном платье демонстрирует корреспонденту "Денег" четыре громоздких станка для нарезки мастер-дисков, или, как их еще называют, лакеров. Рабочий процесс Елена описывает на словах: на лакер иглой наносят борозды (это, собственно, и есть музыка). Потом в специальной коробке лакер бережно доставят со студии, которая находится на Октябрьском поле, на Кутузовский проспект — на завод, где с лакера снимут копию — гальваническую. С нее и печатают пластинки. "На одном из станков, который мы купили в Европе, к нашему удивлению, обнаружилась марка того самого Апрелевского завода",— рассказывает Елена.

"Сегодня мы можем напечатать 100 пластинок в день на одном станке, а всего в месяц — около 10 тыс.",— с гордостью сообщает собеседница "Денег". Заказов, по ее словам, уже поступает даже слишком много для компании, которая работает всего три месяца.

Впрочем, пока работа в студии на Октябрьском поле не кипит. В активе "Винил Рекордс" всего один полноценный релиз: альбом "Фаза быстрого сна" питерской группы Animal Jazz поступил в продажу месяц назад. Еще был сборник "Нашего радио", выпущенный не для продажи, и небольшой частный заказ для самодеятельного рокера (имя клиента "Винил Рекордс" не называет). На август запланирован выпуск сборника лучших песен "Воскресения" — для серии "Легенды русского рока" Moroz Records.

Винил снова в моде, растет быстрее других сегментов звукозаписывающей индустрии. Тем не менее сияющих бизнес-перспектив для "Винил Рекордс" пока не просматривается.

Перспективы первого в российской истории производства винила пока просматриваются с трудом

Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ

Винил в фаворе


Мировую звукозаписывающую индустрию продолжает лихорадить. Будущее не выглядит безоблачным, потому что iTunes и другие площадки, продающие цифровую музыку в mp3 или других форматах, в последнее время сдают позиции потоковым музыкальным сервисам (о том, как Spotify теснит магазины цифровой музыки, читайте на стр. 52). Впрочем, ни один из таких сервисов еще не отбил инвестиции, а объем авторских отчислений, который они в состоянии выплачивать, не устраивает правообладателей. К примеру, по этой причине в середине июля Том Йорк, фронтмэн Radiohead и Atoms for Peace, снял со Spotify два своих альбома.

Единственный способ продажи музыки (разумеется, помимо живых выступлений), с которым в 2013 году, кажется, все благополучно — грампластинки, массовое издание которых возродилось в конце 2000-х. Альбом "Random Access Memories" группы Daft Punk, в середине мая сходу возглавивший чарт Billboard 200, в первую неделю после релиза был продан в количестве 339 тыс. копий, и на долю винила, по оценке системы Nielsen Soundscan, которая обслуживает Billboard, пришлось 6% — 19 тыс. экземпляров альбома на двух 180-граммовых пластинках. В июне это процентное достижение превзошли Queens Of The Stone Age: 13% проданных копий альбома. "Like Clockwork" (он, кстати, тоже отметился на первой строчке Billboard 200) — виниловые пластинки (12 тыс. штук). Средний для всей индустрии показатель — 1,4% в прошлом году (4,6 млн копий), а если считать только физические носители — 2,3%. Рост относительно 2011 года — почти 18%. Лидером продаж был альбом "Blunderbuss" Джека Уайта — 34 тыс. пластинок (на втором месте переиздание "Abbey Road" нетленных The Beatles — 30 тыс.).

По данным Американской ассоциации звукозаписывающих компаний — RIAA (Recording Industry Association of America), в прошлом году только в США магазины заказали около 7,1 млн экземпляров виниловых изданий (розничные продажи RIAA не оценивает) общей стоимостью $162 млн. Годом раньше — 5,5 млн стоимостью $119,4 млн. Это, кстати, без учета синглов, пластинок на 45 об/мин, или "сорокапяток": еще 800 тыс. и более $9 млн — за два последних года. Продажи компакт-дисков (по оценке RIAA, $3,1 млрд в 2011 году, $2,5 млрд в 2012-м) все еще в десятки раз превосходят продажи винила и до сих пор сравнимы с продажами цифровой музыки (общая выручка магазинов и стриминговых сервисов составила $3,5 млрд в 2011 году и $4 млрд в 2012-м), и падать им еще долго. Винилу же точно есть куда расти.

О российском музыкальном рынке Nielsen Soundscan не знает ничего. Но по общему экспертному мнению, объемы продаж винила в России растут, правда, счет идет пока лишь на десятки тысяч экземпляров в год. Зато достаточно полное представление можно составить о музыкальных предпочтениях россиян. Месяц назад сервис "Яндекс.Музыка", российский аналог Spotify, обнародовал карту музыкальных предпочтений своей аудитории. Выборка вполне репрезентативная: дневная аудитория браузерной версии на декабрь 2013 года — 500 тыс. человек, ежемесячное количество прослушиваний композиций — 300 млн. Больше всего россияне любят Стаса Михайлова и группу "Кино", далее в списке — Григорий Лепс, Владимир Высоцкий, Елена Ваенга, Нюша и Земфира. Что касается зарубежных артистов, аудиторией, сопоставимой с армией фанатов Лепса и Ваенги, располагают только Rihanna и Linkin Park. Записи "Кино" и Высоцкого на виниле уже переизданы, компания "Никитин" грозится в сентябре выпустить LP с новыми песнями Григория Лепса. В целом можно сказать, что простора для бизнеса на "теплом ламповом звуке" в России очевидно меньше, чем на Западе.

Игрушки меломанов


Хотя российский рынок винила и манит умеренно-радужными перспективами, перспективы непосредственно "Винил Рекордс" в индустрии оцениваются сдержанно.

Одна попытка возродить производство винила в России уже провалилась — ее предприняла компания "Мирумир", главный российский издатель и дистрибутор пластинок. "Мирумир" ввязалась в историю c собственным производством после того, как лишилась контракта с Universal, с которого в 2004 году начался ее взлет. "В 2004 году мейджоры не интересовались винилом, и мне достаточно легко удалось договориться: российский офис Universal дал мне лицензию — большой контракт на несколько релизов,— рассказывает руководитель компании "Мирумир" Ольга Кирьянова.— И вдруг в 2007-м они его прерывают и начинают перевыпускать все наши релизы (такие, как альбом "Pornography" группы The Cure) — уже на собственном лейбле".

Дальнейшие шаги компания делала в стрессовом состоянии. "Оборудование мы купили сгоряча: один пресс нашли на eBay — вслепую купили у каких-то мексиканцев, другой — из Апрелевки,— вспоминает Ольга Кирьянова.— Пресс — это огромная махина весом четыре тонны. Состоит из двух агрегатов: один готовит пластмассу, другой — штампует. Чудо, что не возникло проблем на таможне. О нас много рассказывали в СМИ, и таможенники оформили все молниеносно, даже контейнер, кажется, не открывали". Прессы могли бы работать круглые сутки, печатая до 90 тыс. пластинок в месяц. Ольга Кирьянова исходила из того, что в месяц для работы в ноль нужно выпускать хотя бы 30 тыс. копий. Оказалось, такое количество винила российская аудитория переварить не может.

То, что объемы производства для российского рынка просчитать сложно, подтверждают другие специалисты. "Что-то, конечно, имеет смысл заказывать тиражом в 1 тыс. экземпляров, но в большинстве случаев достаточно 500. Разве что альбомы золотых коллективов, которые давно не переиздавались (например, Led Zeppelin), могут продаваться в больших количествах",— рассказывает Павел Каюров, директор "Никитин MDC" (в активе "Никитина" пока только четыре собственных релиза, однако компания уже около пяти лет представляет в России виниловый каталог Warner Music).

Впрочем, судьба вновь открывшейся студии может быть и не такой плачевной, как у ее предшественников, поскольку финансовая отдача в данном случае не так уж и важна. Проект называют игрушкой сенатора Виталия Богданова — "Винил Рекордс" входит в принадлежащий ему "Мультимедиа Холдинг" (управляет "Нашим радио", а также радиостанциями Best FM, Rock FM, RU FM и Ultra).

Единственный действительно ценный актив, который удалось сохранить фирме "Мелодия",- фонотека: 90 тыс. аналоговых лент

Фото: Reuters

Где цена, а где качество


У винила, который издают российские компании, есть существенная проблема: многие меломаны не верят в его качество. На музыкальных форумах часто звучат обвинения: мол, российские издатели просто переписывают на виниловые пластинки скачанные из интернета файлы mp3. "Мы пишем WAV (цифровой аудиоформат без компрессии, или сжатия.— "Деньги"), и так делают 99% издателей,— оправдывается Ольга Кирьянова.— Но это не значит, что мы не работаем с лентами (аналоговая магнитная запись.— "Деньги"): если есть такая возможность, мы берем ленты и оцифровываем их в высоком разрешении, отдаем лучшим звукорежиссерам, которые делают мастеринг". Впрочем, отчасти опасения критиков собеседница "Денег" подтверждает: "Иногда артист просит выпустить альбом, при этом хороших записей у него нет. Так было с группой "Альфа". Удалось найти только девять трэков из десяти. Что нам оставалось делать? Мы один раз в жизни поставили на пластинку то, что имелось в наличии (то есть mp3.— "Деньги"). Очень красивое издание, сделано с большой любовью, но не звучит".

Гендиректор фирмы "Мелодия" Андрей Кричевский на просьбу оценить качество релизов конкурентов говорит, что "чаще всего это очень неплохой винил". Впрочем, произносит он это таким тоном, что появляются некоторые сомнения в его искренности. В виниловом активе "Мелодии" пока только три переиздания: альбом "Герой асфальта" группы "Ария", "Бременские музыканты" и сборник романсов в исполнении Федора Шаляпина (все три пластинки выпущены ограниченным тиражом — по 500 пронумерованных копий). "Мирумир" свой винил печатает на чешском заводе, "Мелодия" — в Германии. "Если брать отправную точку, мы записываем звук с ленты, но перед тем, как попасть на носитель, он цифруется,— рассказывает Андрей Кричевский.— В этом нет ничего ужасного. Вопрос в том, как звук цифруется и с чего он цифруется. Если он цифруется с ленты без малейшего сжатия — одна история, если речь об mp3 — совсем другая".

Аудиофилам важны нюансы звука, и за эти нюансы они готовы платить, но таких людей сравнительно немного — иными словами, увеличению продаж за счет менее строгих слушателей, которых явно больше, мешают высокие цены. И эта ситуация вполне надежно закольцована: аудитория винила мала в большой степени по причине его дороговизны, цены же высоки из-за малочисленности аудитории.

Пластинка не самого востребованного коллектива Animal Jazz, которую недавно выпустила компания "Винил Рекордс", в московских магазинах стоит 2,5 тыс. руб. Так же у нас оценивается новый альбом Daft Punk: лидер чартов в Америке продается за $40 (на CD — $11,5, в mp3 на сайте Amazon — $12). С другими релизами то же самое. "В Европе, если покупать оптом, цена пластинки будет от €8,5, в России — значительно дороже: у нас, например, они стоят от 690 руб. Продакшен и подготовка релиза — это примерно €2 на одну пластинку (€1 тыс. за стандартный тираж в 500 копий). Печать — €3 плюс лицензия. Еще перевозка, таможня и НДС. Наша наценка — до 100%",— рассказывает Ольга Кирьянова.

Розница тоже накручивает "два конца". И это, в общем, неудивительно. Например, магазин DIG, который позиционирует себя в качестве недорого, продает не более 300 пластинок в месяц. При этом лучше расходится старый винил, а не тот, что поставляют сегодня мейджоры или, например, "Мирумир". В итоге разница в ценах на одни и те же или сравнимые издания в России и на Западе достигает 100%. "Мелодия" на своем сайте продает "Бременских музыкантов" (спектакль вышел на двух 180-грамовых пластинках) за 1,5 тыс. руб. "Наценка минимальная: 40% — это производство, 10% — логистика, 25% — таможня, 15% — авторские отчисления. В итоге — 1,2-1,5 тыс. руб.",— делает калькуляцию Андрей Кричевский.

1,5 тыс. или 2 тыс. руб.— деньги, которые человек, потративший, скажем, $2-3 тыс., чтобы собрать музыкальную систему, психологически готов отдать за пластинку приемлемого качества (скоро блок сигарет будет стоить дороже). А может, некоторые продавцы и покупатели не могут забыть те времена, когда альбом The Beatles оценивался в ползарплаты инженера. Однако большие продажи обеспеченные аудиофилы индустрии не обеспечат. "Сейчас мы получаем примерно по восемь паллет с пластинками раз в полтора месяца. Это 15-18 релизов, 6-8 тыс. пластинок. На складе они могут пролежать до года, потому расходятся небольшими партиями: десятками забирают не более 20% продавцов, остальные — по пять штук,— рассказывает Ольга Кирьянова.— Минимальный тираж, о котором имеет смысл договариваться с заводом,— 500 копий, иначе очень дорого. Нам уже удалось дорасти до полуторатысячных тиражей, но большая часть релизов — это по-прежнему 500 копий".

Куда дальше расти, непонятно. "Пока винил для нас — в большей степени маркетинг. Однако мы следим за рынком. В этом году — бум продаж винила во всем мире, и я думаю, что в следующем году волна дойдет до нас",— говорит Андрей Кричевский. Пока же "Мелодия" делает ставку на компакт-диски (в 2011 году компания продала 1,5 млн CD, в 2012-м — 3 млн, и это — половина выручки) и цифровую музыку (осенью "Мелодия" стартует в iTunes и на Amazon). Компании еще предстоит закончить оцифровку архива. За 20 лет существования "Мелодии" в качестве ФГУПа (к 2011 году) было оцифровано около 7% фонотеки, на сегодня — уже около половины.

А Ольга Кирьянова думает о том, чтобы представить российский каталог, около 100 релизов ("Мирумир" уже успел издать пластинки, например, с записями групп "Мумий Тролль" и "Ноль"), на западном рынке: "Японцы, малазийцы, сингапурцы — все берут свои каталоги и продают их там. Мы же один из крупнейших виниловых издателей не только в России, но и за границей: у нас и сейчас половина продаж — за рубежом. В России становится скучно".

Комментарии
Профиль пользователя