Коротко


Подробно

4

Фото: Collection American Folk Art Museum, New York

«Энциклопедический дворец»

Центральный павильон в Джардини, Арсенал


Выставка в павильоне в Джардини торжественно начинается с «Красной книги» Карла Густава Юнга. Но если говорить о зарисовывавших свои мистические откровения визионерах, каковых Джони собрал в большом количестве, ни оккультисты Алистер Кроули и Фрида Харрис с их сатанинскими картами таро, ни задушевный друг Борхеса Шуль-Солар с «панлингвистическими» картами, ни целительница Эмма Кунц с медицинскими диаграммами, ни самопровозглашенный пророк Фридрих Шрёдер-Зонненштерн с сюрреалистическими видениями о нацистской Германии, ни даже пионерка абстракции Хильма аф Клинт не сравнятся с создателем антропософии Рудольфом Штайнером. Фантастические рисунки цветными мелками на больших черных листах бумаги, которые одна штайнеровская ученица догадалась подкладывать на школьные доски, где великий антропософ в ходе публичных лекций чертил свои схемы мироздания, напоминают о Кандинском и оказали огромное влияние на Бойса. В штайнеровском зале, кстати, происходит не самый удачный перформанс Тино Сегала, обладателя «Золотого льва» нынешней биеннале.

Мортон Бартлетт. «Без названия / Кукла», приблизительно 1936-1965 годы. Выставка «Энциклопедический дворец»

Фото: Atelier de numerisation - Ville de Lausanne

Что же до другого рода аутсайдеров, не столь именитых самодеятельных философов-художников, тут стоит обратить внимание на несколько вещей. На кунсткамеру инвалида гражданской войны в США Леви Фишера Эймса, вырезавшего из дерева фигурки реальных и воображаемых зверей; на город из картонных домиков австрийского страхового агента Петера Фрица, обнаруженных художественным дуэтом Оливера Кроя и Оливера Эльсера; на фотокаталог потребляемых индустриальным обществом пищевых продуктов, снятый немцем Михаэлем Шмидтом в манере супругов Бехер; на бестиарий терракотовых демонов, прирученных японским аутистом Синити Савадой; на почти живых кукол американского Пигмалиона Мортона Бартлетта; на архитектурные проекты американского чертежника Акиллеса Риццоли, представлявшего своих близких и отвлеченные понятия вроде труда или счастья в виде дворцов и храмов.

Мариса Мерц. «Без названия», 2004 год. Выставка «Энциклопедический дворец»

Фото: Courtesy Fondazione Merz, Torino

Страстью к коллекционированию образов одержимы и профессионалы: целый зал Арсенала был отдан Синди Шерман, выставившей тут свои и чужие экзотические собрания. В творчестве забытых ныне авангардистов, про которых вспомнил Массимилиано Джони, тоже присутствует энциклопедическая мания: это и «облачные атласы» швейцарского воздухоплавателя и пионера аэрофотосъемки Эдуарда Спельтерини, и «библиотеки» итальянца Джанфранко Барукелло, и гербарии румына Штефана Берталана, и экспериментальные фильмы американца Гарри Смита, коллекционера уличных шумов. К таким энциклопедистам-маньякам относятся и двое из русских участников выставки. Во-первых, Евгений Козлов со своим подростковым еще «Ленинградским альбомом», где зафиксировано одновременное пробуждение творческой и эротической фантазий, очевидно конгениальных. Во-вторых, Николай Бахарев, в чьем фотографическом исследовании человеческой сексуальности и форм ее репрезентации поймано нечто трудноуловимое вообще и по большей части табуированное в русской культуре.

Современным художникам с таким ин- и аутсайдерским материалом трудно соперничать. Тем не менее инсталляции Дитера Рота, Петера Фишли и Давида Вайса, Павла Альтхамера и Эвы Котатковой, а также видео Харуна Фароки, Хито Штейерль, Юри Анкарани и Камиллы Энро (вполне заслуженный «Серебряный лев» биеннале лучшему молодому художнику) сравнение выдерживают.

Анна Толстова


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение