Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6
 Это была такая сильная команда, что на ее разрушение потребовалось два года
       Впервые в России появился учебник о том, как писать речи политическим лидерам,— вышла книга "Отзвук слова", написанная спичрайтерами Бориса Ельцина. По случайному стечению обстоятельств выход книги совпал с увольнением одного из авторов книги, помощника президента Людмилы Пихои, из президентской администрации. В своем первом интервью прессе ЛЮДМИЛА ПИХОЯ рассказала корреспонденту "Коммерсанта" СВЕТЛАНЕ Ъ-СМЕТАНИНОЙ, как создавалась знаменитая команда помощников президента и почему она распалась.

— Людмила Григорьевна, как первая команда помощников попала в Кремль? Чья это была идея?
       — В 1991 году, когда Борис Николаевич стал президентом, у него было четыре помощника — Виктор Илюшин, Анатолий Корабельщиков, Лев Суханов, уже, к сожалению, покойный, и Дмитрий Рюриков. В 1993 году команда пополнилась сразу несколькими людьми и сформировалась как команда. Вы помните, это был очень сложный год, даже трагический, когда остро шел процесс смены власти — советской на новую, демократическую. Этот конфликт нуждался в разрешении с помощью нестандартных подходов, свежих сил.
       Вместе с президентом мы обсуждали эту проблему и предложили создать некий экспертный совет из специалистов по политическим проблемам. Предполагалось, что кого-то из них можно будет потом пригласить на работу. Так родилась идея президентского совета. Довольно много политических консультантов пригласили из программы "Итоги". Оттуда к нам пришел Юрий Батурин, в этой передаче мы увидели Сатарова, Краснова, услышали аргументированные выступления по национальным вопросам Эмиля Паина. Кстати, в президентском совете были не только политологи, там были и экономисты, некоторые губернаторы.
       Очень большую роль в формировании команды сыграл Виктор Илюшин. С одной стороны, он был неким фильтром — помогал президенту выбирать людей, с приходом которых команда постоянно усиливалась. А с другой — защищал команду от всевозможных наветов и нападок.
       — Чем занимался тогда этот совет?
       — Тогда президентский совет собирался примерно раз в месяц. Но были и специальные встречи в Кремле, в Большом Кремлевском дворце. Обстановка и само обсуждение было демократическим — за чаем. Президент сначала сам высказывался о том, как он видит ситуацию, а затем высказывался каждый присутствующий. Иногда были и резкие выступления. Президент воспринимал их совершенно спокойно. Часто спорил. Он даже любил, прежде чем принять какое-то решение, услышать разные точки зрения. Требовал разные варианты и убедительные аргументы.
       — Как выстраивались отношения с Ельциным у помощников?
       — Отношения с президентом были очень творческими. Все помощники имели прямую телефонную связь и могли в любой момент, когда считали нужным, поднять трубку и поговорить с президентом.
       — Людмила Григорьевна, рассказывают, что по утрам в вашем кабинете устраивалось что-то вроде чаепития.
       — У меня был кабинет в Кремле, расположенный в очень интересной зоне. Когда помощники шли в сторону президента или в другие кабинеты, они обязательно проходили мимо меня. В приемной у меня был очень красивый круглый стол из карельской березы, еще времен А. Н. Косыгина. И за этим столом каждое утро мы обсуждали политическую ситуацию, проблемы прошлого дня и идеи на этот день. Это были очень полезные утренние "мозговые штурмы" за чаем.
       — В чем основные достижения вашей команды?
       — Главное в том, что была создана сильная творческая команда. Я имею в виду не только помощников, но и президентский совет. В структурах власти это уже одно само по себе большое достижение. Это были профессионалы. И кроме того, очень порядочные люди. Какой компромат вы читали о Краснове, Сатарове, Корабельщикове?
       А что касается достижений — именно эти люди подготовили конституционное совещание, которое доработало Конституцию.
       — Но найти для страны национальную идею не удалось?
       — Мне кажется, это одна из наших творческих неудач. Национальную идею нельзя придумать и предложить обществу сверху, она должна развиться в недрах самого общества.
       — А удачи, кроме разработки Конституции, были?
       — Помощники выстроили режим оперативной работы самого президента, оперативное консультирование... И если администрация работала на перспективу, то помощники обеспечивали реализацию ежедневного графика работы президента.
       — И до какого времени продолжались регулярные встречи с президентом?
       — Примерно до 1995 года. Потом эксперты стали собираться сами, обсуждали какие-то проблемы и материалы передавали Борису Николаевичу. В последний раз президентский совет собирался весной 1996 года.
       — Когда начались реорганизации?
       — Сразу после выборов 1996 года. Хотя я думаю, задумано это было еще раньше, в начале избирательной кампании. Когда Виктор Илюшин после выборов ушел от президента, команда начала разваливаться. После его ухода помощники стали отправляться в отставку один за другим. Сам ушел только Михаил Краснов. Но какая, заметьте, была сильная команда, если на ее разрушение понадобилось целых два года! Хотя ничто не мешало административным росчерком пера уволить всех сразу.
       — Наверное, это было бы слишком демонстративно. А как людям сообщали об этом?
       — По-разному. Георгий Александрович рассказывал, что он пришел к Юмашеву с какой-то бумагой и уже было направился к двери, как вдруг услышал: "Знаешь, Георгий Александрович, извини, пожалуйста, у меня еще один к тебе вопрос. Президент подписал указ о твоем увольнении". Мне, как руководителю группы спичрайтеров, было сообщено об увольнении в мае прошлого года. Зашел ко мне Валентин Юмашев и сказал: "Людмила Григорьевна, у меня к вам грустное известие". Я уже была к этому готова. Юмашев что-то невнятно сказал о моих личных достоинствах, мол, и сильная личность, и профессионал. Я ответила, что за это ордена дают, а не увольняют. А главная причина увольнения, по словам Юмашева, состояла в том, что невозможно сформировать другую группу спичрайтеров, пока я в администрации. На следующий день позвонил президент и предложил мне остаться его помощником.
       — А что, была еще другая группа спичрайтеров?
       — Так получилось, что после 1996 года в группу стали приглашаться люди, кандидатуры которых с нами даже не обсуждались. Я поняла, что потихонечку формируется другой коллектив под руководством Джахан Поллыевой. Сразу всех нас уволить было просто невозможно, хотя бы потому, что у нас очень сложная работа.
       — Работать с Ельциным было непросто?
       — К спичрайтерам он очень требовательно относился. Никогда не принимал текстов с первого раза. Мы писали по 10-15 вариантов. Во-первых, он всегда требовал очень интересного текста по содержанию — текст должен быть насыщен идеями. Второе требование: текст должен быть ярким эмоционально. И третье — в тексте должна быть какая-то драматургия, интрига, чтобы в определенном месте публика поддержала аплодисментами.
       — А радиовыступления тоже ваша группа писала?
       — Нет, это я хочу отдельно подчеркнуть. Мы не писали ни одного, только в некоторых случаях правили. С радиообращениями начала работать эта новая группа. Мы разошлись с руководством администрации в том, какими должны быть тексты. То, что мы предлагали, не устраивало. Хотелось чего-то полегче, вроде рекомендаций, как капусту квасить. Примерно через полтора года радиообращения прекратились. Наверное, и вы помогли — "Коммерсантъ" всегда критически относился к этому жанру.
       — Как вы считаете, нужны ли вообще помощники президенту?
       — После многих лет работы с президентом я считаю, что ему нужны помощники. Сам президент очень долго принимает решения. Это только внешнее впечатление, что он решает импульсивно, под влиянием каких-то факторов. Помощники как раз нужны для того, чтобы предлагать ему разные варианты, аргументы "за" и "против". Я уверена, что лучшие годы деятельности президента как раз выпали на то время, когда с ним работали помощники.
       — Когда вы почувствовали, что уже не можете сами звонить президенту, что есть какие-то преграды?
       — После 1996 года, с приходом новой администрации, новых людей. Интересно, что у всех руководителей администрации есть одна общая страсть — реорганизации. Поскольку это сопровождается, как правило, перегруппировкой сил внутри администрации, то идет не просто реорганизация, но и чистка, точнее, смена ее кадрового состава. Работники получают на руки так называемые "горчичники", когда им сообщается, что они могут быть приняты на работу, а может быть, и нет. Согласитесь, такая неустойчивая система не может эффективно работать.
       Иногда говорят, что это была смена команды романтиков на команду имиджмейкеров. Причем меня удивляет, что говорится это с ироническим оттенком. Нет ничего плохого, если рядом с президентом работают романтики. Но на самом деле среди этих помощников как раз меньше всего было романтиков. Это были очень профессионально подготовленные и практичные люди. Вы назовете Лившица романтиком? Уж, во всяком случае, не по отношению к экономике.
       — Может быть, имелось в виду, романтик по отношению к власти?
       — Я бы согласилась с другой оценкой. Помощники были не очень подготовлены как чиновники. Многие из них пришли из научной среды. У них не было своеобразного чиновничьего опыта — например, кому как докладывать. Они работали очень раскованно и очень открыто.
       — Как вы оцениваете эти десять лет работы в команде президента?
       — Я думаю, что это были самые интересные годы жизни. И у меня, и у других помощников президента.
Комментарии
Профиль пользователя