Коротко

Новости

Подробно

Знание без печали

Президенту рассказали, что можно делать в Рязанской области

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Вчера президент России Владимир Путин встретился с делегацией из Рязанской области, которая живо обрисовала ему положение в регионе и дала понять, что иной человек, чем врио губернатора Рязанской области Олег Ковалев, будет ей нежеланен. За одним из лучших дней в жизни господина Ковалева наблюдал специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ.


Выбор соратников Олега Ковалева по его визиту к президенту страны осуществлялся, можно сказать, придирчиво. Инженер-конструктор, а не инженер-технолог, директор ГАУК, а не директор ФГУП, магистрантка первого курса университета, а не аспирантка второго курса академии, Иогансон, а не Иоганн Себастьян.

Все они, кроме Олега Ковалева, сидели за столом в ожидании президента и писали тезисы к своим выступлениям. Олег Ковалев решил дождаться президента стоя. И, похоже, прогадал, так как стоять, заложив руки за спину, ему пришлось не меньше получаса. Впрочем, человек, которому до выборов осталось чуть больше трех недель, продержался бы на ногах в этом кабинете и все это время.

Между тем я обратил внимание, что только одна женщина, домохозяйка и мать 17 детей Анна Рязанцева, ничего не писала. Она сидела с безразличным видом и только снисходительно посматривала на коллег. Только через несколько минут я понял почему. И даже сначала не поверил своим глазам. Вся ладонь ее левой руки, которую она сжимала в звенящий кулак, была мелко исписана синей шариковой ручкой. Увеличение фотооптикой позволило понять масштабы произведенной работы: на каждом ее жилистом пальце умещалось по три строчки тезисов президенту.

Иногда Анна Рязанцева, впрочем, украдкой заглядывала в шпаргалку и затем удовлетворенно вздыхала. Так игроки в покер, блефуя, прячут от соседей карту...

Предвыборную встречу с президентом начал инженер-конструктор третьей категории Рязанского приборного завода Игорь Дрожжин.

— В Рязанской области,— прямо сказал он,— отчасти многое хорошо.

Можно было и не продолжать. Характеристика состояния области удалась исчерпывающе.

— Но беспокоит,— продолжил Игорь Дрожжин,— что Министерство обороны начинает производить закупки военной техники за рубежом! Мы никакой конкуренции не боимся, но надо принимать меры!

Меры уже не вызывали удивления: долгосрочный оборонзаказ с авансом прежде всего.

— И обязать,— не выдержало сердце инженера-конструктора, и дрогнул его голос,— делать большинство закупок здесь, а не за рубежом!

Президент ответил ему ритуальное: гособоронзаказ должен опираться на отечественные предприятия, но должна быть конкурентоспособность...

— Это раньше называлось соцсоревнованием,— добавил он.— И это было даже неплохо.

Игорь Дрожжин горячо кивнул. Он готов был соревноваться с кем угодно. Лишь бы не с зарубежной техникой.

Президент поинтересовался, что делают на заводе.

— Локационную технику,— не вытерпел уже сидевший наконец Олег Ковалев.— Установки слежения... Мы мозги делаем!

А так хотелось вправить.

Магистрантка первого курса Рязанского государственного университета имени Сергея Есенина Наталья Стручкова призналась, что ее очень беспокоит ситуация на Ближнем Востоке.

— С одной стороны, мы не хотим арабских революций,— призналась она.— Но с другой стороны, навязывать стране лидера невозможно! Что делать?

Вряд ли Владимир Путин был именно тем человеком, которому следовало задавать такой вопрос. Но ответил он между тем с удовольствием. Он рассказал, что недопустимо превосходство одной нации над другой. Даже очень большой над самой маленькой.

— Первая этническая чистка,— припомнил президент,— состоялась во времена Римской империи и Карфагена. Когда римляне уничтожили Карфаген и всех людей, живших в городе, они, уходя, еще и все посыпали солью, чтоб не росло ничего... А ведь говорят, что на великой римской культуре покоится цивилизация. И это правда! Но эта культура так многогранна...

Ну что тут скажешь: срезал.

И потом он сказал, что не надо никому навязывать свой моральный кодекс (и тем более, видимо, аморальный).

— Мы же предупреждали,— сказал президент,— что в Сирии все надо делать аккуратно, иначе хаос. И что имеем? Ситуацию, похожую на хаос.

Похоже, он имел в виду, что, если в Сирии делали бы все аккуратно, можно было бы достичь гораздо больших результатов и без такой крови. Он бы вот наверняка справился.

Автор и ведущий телепрограммы "Наша неделя" Сергей Кузнецов спросил президента, как сделать Рязанский край еще краше.

— Ну, было бы глупо, наверное, выращивать виноград и бананы,— сказал Владимир Путин.

— Да, не приживется...— с сожалением вздохнул Сергей Кузнецов.

— Нет, ну можно теплицы поставить...— оживился президент.— Но лучше заниматься тем, что связано с душой нации... Ведь Рязанщина — родина Сергея Есенина...

— Но все-таки мне кажется,— прервал его Сергей Кузнецов,— если мы повысим диверсификацию овощей...

— И оборонки...— добавил Игорь Дрожжин.

Выступила наконец и Анна Рязанцева. Шпаргалкой, надо признать, она пользовалась редко. Зато сказала, что намерена взять еще двоих детей, но только опасается информационных угроз со стороны телевидения и интернета.

— А что, вы думаете, надо сделать, чтобы уберечь детей от таких угроз? — переадресовал президент обеспокоенность Анны Рязанцевой директору ГАУК "Государственный музей-заповедник С. А. Есенина" Борису Иогансону.

— Воспитывать детей с самого рождения надо! — жестко высказался он, забыв, наверное, что у Анны Рязанцевой десять детей — приемные.— Я вот до сих пор остаюсь патриотом. Да, многие критикуют власть. А я стараюсь мыслить более глобально.

Рецепт нельзя признать универсальным.

Комментарии
Профиль пользователя