Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

 Ведомости


От ГУЛага до "Интернета"

       В серии "Итоги века. Взгляд из России" вышел очередной том под названием "Самиздат века". Книги этой серии представляют собой хорошо изданные фолианты (А4, супер, футляр, цветные вклейки). "Самиздат века" содержит 1056 страниц текста и 68 листов цветных иллюстраций. Это попытка комплексно представить неофициальную культуру советских времен. Основными частями книги являются антология самиздатской публицистики, антология неофициальной поэзии и антология фольклора. Есть также несколько текстов, посвященных истории неофициального изобразительного искусства, а также статья об "Интернете" и указатель авторов. Предисловие к тому написано Львом Аннинским.
       Подборка публицистики самиздата, составленная Анатолием Стреляным, показывает различные аспекты инакомыслия в Советской России. Солженицын, Сахаров, Лидия Чуковская, Буковский, Анатолий Марченко, Белинков, Горбаневская, Померанц и другие. Поучительное чтение, когда-то сопряженное со вполне реальным риском. К сожалению, отсутствуют некоторые золотые перья самиздата: Амальрик и Кормер, например.
       Центральный и самый большой раздел называется "Непохожие стихи". Генрих Сапгир собрал здесь стихи 261 автора. Это первая в России попытка показать неофициальную поэзию в ее полноте и многообразии. Как известно, академическое литературоведение, зацикленное на Серебряном веке, практически не занимается этой тематикой.
       Третий большой раздел, составленный Владимиром Бахтиным, озаглавлен "Не сметь думать что попало!". Частушки, анекдоты, всевозможные песни вплоть до образцов рок-поэзии,— все это ярко демонстрирует, что население вовсе не было образцом идеологического послушания. Как сказал однажды поэт Ян Сатуновский, "мысль арестовать нельзя, милостивые товарищи!".
Иван Ъ-Ахметьев
       
Модернисты будут проданы в Париже
       Собрание предпринимателя и коллекционера Анри Бронна будет распродано 15 и 16 июня в крупнейшем парижском аукционном зале Drouot Montaigne. В собрании — 35 полотен. Среди них — "Лежащая крестьянка" Берты Моризо (предварительно оценена в $140-200 тыс.), "Два голубя" Макса Эрнста (оценены в $150-200 тыс.), пейзаж Пьера Боннара и натюрморт Фернана Леже. Самыми дорогими лотами, скорее всего, станут "Скрипка и зонтик" позднего Марка Шагала ($160-220 тыс.) и "Портрет Хулио Гонсалеса" раннего Пикассо ($300-370 тыс.). Всего двухдневная продажа должна принести от $4 до $4,6 млн.
       Спустя пять дней аукционный зал снова оккупируют любители модернизма. 21 июня будет продана коллекция скульптур, коллажей и живописи дадаиста Ханса Арпа, его первой жены Софи Тойбер-Арп и их друга конструктивиста Тео Ван Дуйсбурга. Все произведения были созданы в 1915-1920 годах, в эпоху издания журнала "Дада" и кабаре "Вольтер" в Цюрихе. Коллекция принадлежала младшему брату Ханса Арпа, а потом перешла к фонду его имени. В общей сложности 84 произведения оценены примерно в $4 млн.
Татьяна Ъ-Маркина
       
Граф Дракула любил жареных цыган
       В библиотеке одного из средневековых монастырей Швейцарии обнаружен документ, в котором упоминается румынский князь Влад Тепеш по прозвищу Дракула. Именно он стал прообразом князя вампиров в знаменитом романе Брэма Стокера. При жизни румынский полководец ни в каких необычных склонностях (кроме вполне умеренной по средневековым мерках жестокости) замечен не был. Однако найденная рукопись (самая ранняя из тех, где упоминается Дракула) позволяет лучше судить об изощренности его фантазии: в манускрипте на семи листах подробно описано, как князь Тепеш поймал три сотни цыган, зажарил троих и приказал остальным их съесть.
Минна Ъ-Волкович
       
"Намедни" и "Пресс-клуб" выставили в "Прайм-тайм"
       В Штутгарте под эгидой ЮНЕСКО прошел заключительный этап ежегодной Всемирной конференции общественного телевидения (ИНПУТ). В течение недели профессионалы в области планирования и создания телепрограмм из разных стран просматривали и обсуждали присланные работы. От СНГ и Балтии на ИНПУТ-98 было выставлено 100 программ, из которых до заключительного этапа добралось меньше половины. В основной номинации конференции — "Прайм-тайм" — был представлен цикл Леонида Парфенова "Намедни 1961-91. Наша эра" (НТВ) и "Пресс-клуб" (ATV). Ни та ни другая программа призов не получили. Да они в общем-то ИНПУТом и не предусмотрены. Отбор работ для просмотра на заключительном этапе конференции уже является наградой авторам. Согласно регламенту конференции отбираются программы "экспериментального типа, отличающиеся новаторством как по форме, так и по содержанию, авторы которых не идут проторенной дорогой и являются подлинными выразителями культурной индивидуальности".
Антон Ъ-Чаркин
       
Больше никто не сыграет джаз одной левой
       В возрасте 76 лет в своем доме в Лос-Анджелесе умерла от рака негритянская джазовая пианистка Дороти Донеган. Хотя имя ее упоминается далеко не в каждом джазовом справочнике, у нас в стране ее, как ни странно, знали — в последние советские годы фирма грампластинок "Мелодия" приобрела у нидерландской фирмы CNR (а это означало — без ограничения тиража) лицензию на пластинку Донеган, записанную на концерте в каком-то голландском джаз-клубе.
       Творчество Дороти Донеган достойно того, чтобы о нем помнили. Во многих отношениях она была исключением из правил. Выросшая в Чикаго в той среде, из которой выходили чаще блюзовые барды, чем академические музыканты, Донеган, тем не менее, окончила местный музыкальный колледж, потом — консерваторию и Южнокалифорнийский университет.
       В 1945 году молодая пианистка не без успеха сыграла в музкомедии "Сенсации 45-го", где ее партнерами были Вуди Герман и Кэб Кэллоуэй. Несколько лет Дороти Донеган играла на Бродвее в очень успешной постановке "Star Time". Но, в конце концов, вернулась на эстраду.
       Дороти Донеган вполне удалась бы карьера классической пианистки-виртуоза, но, во-первых, в 40-е негритянке это было сделать не так-то просто, а, во-вторых, со своим необузданным темпераментом она вряд ли смогла бы придерживаться строгих академических правил. Собственно, эклектику ей ставили в вину даже джазовые критики: в течение одной вещи она могла несколько раз перейти от одной манеры к другой: начать импровизацию в духе рэгтайма, а закончить в манере буги-вуги. При этом еще и успеть что-нибудь спеть, рассказать пару забавных историй и станцевать вокруг рояля. Но именно эти вещи любила публика. Она разыгрывалась, исполняя "Трансцендентные этюды" Листа и играла одной левой рукой то, что другим не всегда удавалось сыграть обеими. Последняя ее концертная запись была сделана в 1990 году, когда пианистке было под семьдесят. В год своего семидесятилетия она была отмечена Национальным фондом искусств.
        Дмитрий Ъ-УХОВ

Комментарии
Профиль пользователя