Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от
 Время платить дивиденды

Первая ФСК не сдается вкладчикам. Только милиции


       Постоянное, но трудно выполнимое желание жителей страны Советов улучшить свои жилищные условия, в полной мере было унаследовано гражданами демократической России. Потеряв надежду на получение от государства к 2000 году отдельной и комфортабельной квартиры, мы ринулись вкладывать деньги в разного рода компании, обещающие обеспечить всех своих вкладчиков тем же самым, в те же сроки или даже быстрее. Предположить, чем закончиться сотрудничество россиян с каждой из этих компаний, пока трудно. Но, к сожалению, вкладчикам одной из них, а именно "1-й Финансово-строительной компании" в ближайшее время не грозит ни переезд, ни даже возврат своих денег.
       
"Дом, который построим мы"
       Сведения о "1-й Финансово-строительной компании", которыми мы располагаем, страдают неполнотой. Объясняется это тем, что в непосредственный контакт с руководством фирмы нам за две недели вступить так и не удалось. Поэтому информацию о 1-й ФСК (не путать с просто ФСК) пришлось черпать из доступных источников — документов и публичных (и опубликованных) выступлений ее генерального директора Игоря Петерикова,а также рассказов людей, которым довелось встречаться с деятелями этой компании, когда последние еще не скрывались от общественности.
       Из этих источников вырисовывается следующая картина. Точная дата и место рождения компании нам неизвестны. С весны прошлого года АОЗТ "1-я ФСК" начало активно рекламировать на телевидении, в газетах и в вагонах метро прием денег на "Дом, который построим мы" (таким был ее слоган). Конкретнее, речь шла о приеме рублевых и валютных вкладов на срок от 3 до 12 месяцев, под ставки до 703% в рублях и 52% в валюте. Среди вкладчиков проводились лотереи с призами в номинациях видеотехники, автомашин "Ока", а в некотором неопределенном будущем очередь должна была дойти и до розыгрыша квартир. В доказательство надежности фирмы рекламные объявления 1-й ФСК ссылались на то, что она учреждена инвестиционной компанией "Гермес-Финанс" (которая тогда еще не вступила в полосу затяжных "временных" финансовых трудностей, потому ее имя выглядело солидной рекомендацией).
       
Г-н Петериков отвечает на вопросы вкладчиков
       Обещанные сроки выплат вкладчикам 1 -я ФСК соблюдала примерно в течение полугода после начала своей активной деятельности. Затем у компании возникли финансовые затруднения, о характере которых ее гендиректор Игорь Петериков регулярно информировал клиентов при личных встречах и со страниц собственного печатного органа — газеты "Дом, который построим мы", выходившей в виде регулярного рекламного приложения к "Московской правде". Для этого там была заведена специальная рубрика "Господин Петериков отвечает на вопросы вкладчиков".
       
------------------------------------------------------
       Вопрос:
       Мосина Светлана Николаевна:
       - Я внесла 300.000 рублей, срок выплаты — 29 сентября. До сих пор не могу получить деньги. ...
       Ответ:
       - ... Меня удивляет, как до сегодняшнего дня Вы не получили свой вклад, датированный к выплате 29 сентября. ...
-------------------------------------------------------
       
Из рубрики "Господин Петериков отвечает..."
       Как явствует из объяснений гендиректора, компания хронически сталкивалась с нехваткой наличности, последствиями "черного вторника" и "затрудняющими жизнедеятельность" компании действиями банка "Калита". В этом банке 1-я ФСК с 5 сентября 1994 года разместила свой расчетный счет, а с июля часть вкладов принимала под трехсторонние договоры между вкладчиком, компанией и банком.
       С сентября "трудности с наличностью" заставили компанию изобрести новый способ выполнения своих обязательств: в безналичной форме. Условия состояли в следующем: деньги в течение двух недель будут перечислены на вашу сберкнижку, но компания перечеркивает (в прямом смысле слова) ваш договор. В надежде вернуть свои деньги вкладчики записывались в очереди даже по ночам, но получить что-либо (во всяком случае, подавляющему большинству), не удалось.
       В том же месяце начались трения с "Калитой". В соответствии с трехсторонним договором, оформленном на фирменном бланке "1-й Финансово-строительной компании" вкладчик вносит деньги в кассу КБ "Калита", а банк обязуется за счет этих средств финансировать инвестиционные программы АОЗТ "1-я ФСК" (в соответствии с Договором о совместной деятельности между КБ "Калита" и АОЗТ "Финансово-строительная компания") и начислять проценты на вклад в соответствии с договором".
       Венчали договор реквизиты КБ "Калита", печать банка "отдел кассовых операций 12" и подпись некого лица, расписывающегося за президента КБ "Калита" Владимира Шахова.
       По наступлении срока выплат вкладчикам, пришедшим в офис "1-й ФСК" с подобными договорами, дали понять, что ответчика надо искать по другому адресу, который как раз-то и указан в договоре. Дальнейшее развитие ситуации явилось большим сюрпризом для всех. Оказалось, что руководство банка узнало о существовании договора именно от вкладчиков "1-й ФСК", пришедших с законным намерением забрать свои деньги с причитающимися по ним процентами.
       Деятельность по сбору денег от имени "Калиты" 1-я ФСК вела на основании договора-поручения от 30 июня 1994 года (по нему банк поручал компании осуществлять кассовые обслуживание своих клиентов) и доверенностей на имена управляющих компании Валерия Белоусова и Алексея Шелехова. Все эти документы были подписаны Георгием Дмитриевым, который в июне того года был нанят "со стороны" на пост вице-президента банка, но не прошел квалификационной комиссии ЦБ и вскоре покинул команду "Калиты". Г-н Шахов, утверждает, что ни он, ни другие руководители банка не знали о подписанных Дмитриевым бумагах, пока эти документы не были представлены им (в ответ на просьбу разъяснить ситуацию) 1-й ФСК.
       Если бы подобное случилось с каким-либо другим банком, то решение было бы однозначным — судебный иск. Но в данном случае "Калите" мешало одно немаловажное обстоятельство. 1-я ФСК была и остается одним из основных его пайщиков (около 30% уставного капитала). Прелюбопытнейшим выглядит и тот факт, что такими же долями в капитале банка обладают "Гермес-Финанс" и "Арт-Финанс" (последняя, до того как пропасть, также заключала трехсторонние договоры о приеме частных вкладов через "Калиту", и ее вкладчики тоже не могут вернуть своих денег).
       "В сложившейся ситуации, — утверждает г-н Шахов, — Совет Банка принял решение не выносить сор из избы и решить все полюбовно. Банк готов был выплатить по договорам компании, в том случае, если бы она перечислила необходимые для этого суммы". Однако руководство 1-й ФСК никак не отреагировало на столь дружелюбное предложение.
       Тем временем некоторые вкладчики 1-й ФСК начали подавать судебные иски к банку о выполнении депозитных договоров, заключенных с 1-й ФСК, а суды начали эти иски удовлетворять. В результате банк, с одной стороны, выплатил по таким судебным решениям (информация г-на Шахова) несколько сотен миллионов рублей, а с другой стороны — все же подал в арбитражный суд иск о признании злосчастного договора поручения недействительным.
       Г-н Петериков общается только с милицией
       После этого очертания 1-й ФСК начали терять отчетливость. Компания как бы растворялась в воздухе, постепенно исчезая из поля зрения общественности. Никто из ее представителей не отозвался на судебные запросы и не явился в суд, удовлетворивший 17 февраля иск "Калиты". До конца февраля возле офиса компании в Лефортовском переулке еще можно было пообщаться с охраной, которая, правда, уже не могла ничего сообщить о местонахождении г-на Петерикова. 3 марта наш корреспондент обнаружил по этому адресу уже только плотно запертые двери.
       Единственной ниточкой, которая еще связывает Игоря Петерикова с объективной реальностью, остается милиция. Как рассказал оперуполномоченный отдела по борьбе с экономической преступностью 14-го РОВД Москвы Роман Балагуров, 27 февраля гендиректор 1-й ФСК явился в РОВД и сообщил, что убегать не собирается, а собирается заняться выведением компании из полосы финансовых трудностей. Местонахождение Петерикова стражам порядка известно, поэтому ни в РОВД, ни в городском управлении по борьбе с экономической преступностью не видят оснований для того, чтобы завести против него дело по обвинению в мошенничестве.
       Недостроенный дом — последняя надежда вкладчика
       На что могут надеяться в этой ситуации клиенты 1-й ФСК? До недавнего времени самым коротким путем к удовлетворению своих имущественных прав был для них иск к банку "Калита". Однако этот путь оказался закрыт после состоявшегося 17 февраля решения арбитражного суда. На его основании "Калита" уже начал оспаривать направляемые ему иски и небезуспешно: несколько десятков их уже отклонено.
       На счету 1-й ФСК в "Калите" денег нет. Более того, на этом счету числится 84,9-миллионный овердрафтовый кредит, который сам банк намерен взыскать с компании в свою пользу.
       В то же время специалисты банка и представители милиции сходятся во мнении, что кое-какая собственность у компании все же осталась. По сведениям оперуполномоченного Балагурова, 1-я ФСК владеет недостроенным жилым домом на Трубной улице и недостроенными же складскими помещениями в городе Долгопрудном. Кроме того, ей принадлежит 30-процентный пай в банке "Калита". Если усилия по выведению компании из кризиса, которые предпринимает в подполье г-н Петериков, не принесут плодов (а его предыдущая деятельность не дает серьезных поводов на это надеяться), то фирма может быть признана банкротом и ее обязательства (или их часть) могут быть удовлетворены за счет недвижимости. Что же касается банка "Калита", то он сейчас сам находится, мягко говоря, в нестабильном финансовом положении, и о рыночной стоимости пая в нем судить трудно.
       
       АЛЕКСЕЙ ЗАЙЦЕВ
       
Комментарии
Профиль пользователя