Комиссия

Опять осечка

       За последние полгода Борис Ельцин объявляет по радио широкомасштабную борьбу с коррупцией второй раз. Последствия неутешительны: если в первый раз "пшика" пришлось ждать некоторое время, то во второй он случился в один день с выступлением президента.
       
       Самая большая промашка новой кампании, началом которой можно считать встречу Ельцина с Анатолием Куликовым в понедельник,— выбор в качестве наглядного примера истории с Ленинском-Кузнецким (см. материал на стр. 2).
       Тот, кто предложил президенту этот пример, оказал ему плохую услугу, которая может свести на нет весь пропагандистский эффект кампании.
       В принципе, это уже случилось вчера — когда посланная Ельциным в Ленинск-Кузнецкий "пожарная" следственная команда заявила, что мэр избран законно, а бандит он или нет — еще предстоит доказать. Доказывать придется, скорее всего, долго — и даже если докажут, за это время забудется, что дело начал Ельцин. А вот незнание президентом собственной Конституции (по которой отсидевший человек имеет те же права быть избранным, что и "незапятнанный") запомнится.
       В результате президент оказался в странном положении. И, возможно, сам это понимает, но не может признаться. По крайней мере, пассаж о Ленинске-Кузнецком во вчерашнем выступлении Ельцина выглядел уже не чистым обвинением, а полуизвинением: "Как тут не вспомнить о нашумевшем случае в Ленинске-Кузнецком! Еще только начата проверка, еще не сделаны выводы, а некоторые уже кричат: 'Руки прочь от нашего мэра! Его оболгали. А статья про него — заказная'. Гарантирую: никто не будет наказан понапрасну. Нам не нужны показательные кампании по борьбе с преступностью".
       В принципе проблема очень проста. Президент, как гарант Конституции, не имеет права называть бандитом человека, пока его вина не доказана в судебном порядке. Даже если он действительно бандит.
       Щекотливость ситуации, похоже, ощущают и в администрации Ельцина. Вчера ни один из имеющих отношение к проблеме — ни Евгений Савостьянов (как куратор кадровой политики Ельцина), ни Сергей Ястржембский (как пресс-секретарь президента), ни Михаил Комиссар (как главный "пиаровец" Кремля) — не рискнул ее прокомментировать.
       Лишь один чиновник администрации, пожелавший остаться неназванным, сказал явно приготовленные заранее слова: "Обратите внимание, ведь президент ни разу не назвал мэра Ленинска-Кузнецкого преступником" (то есть, видимо, фраза Ельцина "к власти прорвались бандиты", сказанная им на встрече с Куликовым, ни к кому конкретно не относилась).
       Тем самым путь для отступления у президента открыт. Но зачем начинать, не будучи наверняка уверенным в успехе?
       Нечто похожее произошло с первым "антикоррупционным" радиовыступлением Бориса Ельцина.
       Тогда — пять с половиной месяцев назад, 10 апреля — президент сказал: "Воровать и брать взятки станет страшно".
       В качестве одного из средств достижения этой благородной цели Борис Ельцин назвал декларации о доходах и имуществе чиновников. В ходе кампании выяснилось, что подавляющее большинство чиновников (Чубайс, Кох и Илюмжинов — не в счет) поразительно бедны. И даже "Шевроле-Блейзеры" и "БМВ" у них какие-то очень дешевые — при продаже ничего не выручишь.
       Как только это стало ясно, интерес к кампании пропал.
       Степень ее серьезности иллюстрирует само отношение администрации президента к "декларационному указу". Кроме прочего, этим указом президент устанавливал порядок предоставления сведений о доходах и имуществе чиновников в СМИ. В строгом соответствии с порядком, "Коммерсантъ-Daily" в конце июля направил соответствующий запрос (с перечнем интересующих фамилий) в администрацию президента. Каждый сам может посчитать, когда истекли отведенные Ельциным две недели на исполнение запроса.
       Все это показывает, что до сих пор президентские службы не научились готовить кампании всерьез. Конечно, сейчас следственные органы сделают все, чтобы доказать президентскую правоту. Но, если они не смогли этого сделать раньше, кто поручится за то, что теперь, после президентского окрика, это удастся? На этом фоне снятие представителя президента в Кемеровской области Анатолия Малыхина, "проморгавшего" мэра Ленинска-Кузнецкого, выглядит чуть ли не бессильным жестом.
       Пока же единственный результат второго антикоррупционного витка — обострение отношений с Думой. В своем выступлении президент "пнул" и депутатов — за непринятие законов по борьбе с преступностью, за депутатские преступные "крыши".
       Реакция последовала незамедлительно: Дума решила создать комиссию "по дополнительному анализу событий 21 сентября--5 октября 1993 года". Депутаты попросили генпрокурора Юрия Скуратова вернуться к рассмотрению материалов, связанных с октябрьскими событиями "с целью возбуждения производства по вновь открывшимся обстоятельствам".
       В отличие от президента, Дума действует юридически грамотно: перед тем, как вновь кого-то обвинить, она собирается провести расследование...
       МАРИНА Ъ-ПАРФАНОВИЧ, НИКОЛАЙ Ъ-ГУЛЬКО
       

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...