Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

 Солана


Хавьер Солана: моя задача — помочь союзникам достичь единодушия

Генсек НАТО ддал эксклюзивное интервью "Коммерсанту-Daily"
       До форума 16 стран НАТО в Мадриде, на котором будет принято решение о приеме в НАТО трех новых членов, осталось два с половиной месяца. Болезнь Евгения Примакова, о которой "Коммерсантъ-Daily" написал в субботу, возможно, несколько затормозит процесс подготовки документа, определяющего взаимоотношения между НАТО и Россией. Однако генсек НАТО ХАВЬЕР СОЛАНА продолжает надеяться, что хартия будет подписана до мадридской встречи. Об этом он заявил в интервью корреспонденту "Коммерсанта-Daily" МАРИНЕ Ъ-КАЛАШНИКОВОЙ.
       
       — Г-н генеральный секретарь, о каких главных достижениях, и, наоборот, нерешенных проблемах или даже неудачах за время вашей деятельности на этом посту вы вспоминаете? Как это влияет на выбор вами приоритетов на будущее?
       — С ноября 1995 года, когда я занял этот пост, моими главными задачами среди прочего стали: укрепление основ мира и сотрудниченства на нашем континенте, стабилизация ситуации на Балканах и, как компонент мира и процветания во всей Европе, — обеспечение полноценного участия России в этой работе через развитие прочных партнерских отношений с НАТО.
       Я удовлетворен прогрессом, достигнутым в этих областях, но многое еще остается сделать. Этот революционный процесс, развивающийся день ото дня, требует усилий и времени. Взять, к примеру, миротворческие операции в Боснии и Герцеговине, в которых почти все европейские страны, а также Россия и НАТО объединились в единственную в своем роде коалицию во имя мира. Я убежден, что мы продвигаемся в верном направлении. Это сотрудничество, осуществляемое в конкретной акции, изменит Европу и нашу жизнь в ней.
       Заглядывая в будущее столетие, я вижу НАТО как организацию, которая продолжает играть ключевую роль в поддержании стратегического партнерства между Северной Америкой и Европой. У НАТО образца XXI века будут как новые члены, так и более сильные внешние партнеры, преодолевшие искусственные разделительные линии в Европе, навязанные "холодной войной".
       — Как ваш опыт бывшего физика-ядерщика помогает вам воспринимать и оценивать современные международные события?
       — Мой опыт ученого и политика — большое подспорье в сложных военных вопросах и в важнейших политических делах. На посту генерального секретаря я наделен соответствующими полномочиями странами — участницами альянса, вырабатывающими его политический курс. Моя задача — помочь достичь консенсуса и поддерживать согласие в союзе шестнадцати государств.
       Конечная цель заключается в том, чтобы построить мирную, стабильную, процветающую Европу без разделительных линий. Европу единую и свободную. Я верю, что мы на верном пути к этой цели. Теперь я ожидаю следующего важного этапа — саммита в Мадриде 8-9 июля, который станет значительным шагом в данном направлении. Я искренне надеюсь, что перед этим важным форумом НАТО мы сможем подписать с Россией документ, над которым сейчас работаем и который заложит основу дальнейшего плодотворного сотрудничества между НАТО и Россией.
       
       — Может ли научный аспект деятельности НАТО быть более плодотворным и эффективным для развития особых отношений с Россией, чем военный и политический, где не так просто сгладить противоречия?
       — НАТО и Россия стремятся достичь хорошо продуманного, долгосрочного, перспективного соглашения, которое определяло бы широкое поле для сотрудничества. Наша цель состоит в том, чтобы развивать многосторонние отношения между НАТО и Россией, не выделяя одних сфер в ущерб другим. Сотрудничество в области науки и экологических проблем оборонного характера также относится к тем видам сотрудничества, которые мы хотели бы развивать с Россией. Недавно мы передали российской стороне проекты двух меморандумов о взаимопонимании по вопросам сотрудничества в этих областях.
       
— Многие в России считают, что вы — глава НАТО. В какой степени это верно?
       — Как я уже сказал, НАТО — это организация, которая в настоящее время объединяет шестнадцать демократических стран и которая принимает решения на основе консенсуса. Моя роль генерального секретаря состоит в том, чтобы помочь союзникам достигать единодушия, формулировать свои решения, а затем совместно реализовывать их. Поэтому как генеральный секретарь я направляю свои усилия на то, чтобы выработать, осмыслить и выразить общую позицию и политическую волю всех членов альянса, опираясь на консенсус между ними.
       
— Каким вы хотели бы видеть дальнейшее развитие НАТО? Каков ваш личный вклад в этот процесс?
       — Видимо, самым важным аспектом развития НАТО в будущем, в дополнение к его центральной функции — коллективной обороне, — станет растущий вклад в совместную безопасность и строительство новой структуры безопасности в Европе. Роль НАТО как базы евроатлантического сотрудничества выразится, например, в интеграции новых членов, в новых отношениях с Россией и в более эффективном "Партнерстве ради мира". Мы стремимся развивать европейское сотрудничество в тесном взаимодействии со всеми другими странами Европы.
       Я лично буду и в дальнейшем содействовать поддержанию консенсуса в рамках альянса и выполнению его политической "повестки дня". Так, я продолжу регулярные посещения Боснии, чтобы на месте получать представление об имеющихся там проблемах и о прогрессе в их решении. Я также буду продолжать переговоры с Россией по вопросам нового стратегического партнерства. Кроме того, в скором будущем мне предстоят переговоры с украинскими властями о заключении соглашении между НАТО и Украиной.
       
— Какие внутренние проблемы НАТО вы считаете главными?
       — НАТО — это альянс шестнадцати государств. Случающиеся время от времени расхождения во мнениях между союзниками естественны и неизбежны. Задача заключается в том, чтобы сохранять свободу для выражения различий во мнениях, не ослабляя при этом единства альянса. Тем не менее благодаря широкой основе общих интересов и хорошо отработанной у нас практике достижения согласия и сохранения единства эта задача эффективно решается.
       Другая проблема состоит в том, чтобы выделять ресурсы, необходимые для новой роли НАТО по урегулированию кризисов и продолжению успешной программы "Партнерство ради мира". В новых условиях, когда безопасность обеспечивается путем сотрудничества, мы можем тратить на оборону меньше, чем это требовалось в период конфронтации. Однако достаточно посмотреть на сложную операцию по поддержанию мира в Боснии, чтобы понять, что поддержание мира и стабильности в Европе требует не только политической воли, но и значительных ресурсов. Что касается "Партнерства ради мира", то чем шире наши партнеры подключаются к задачам военного и оборонного сотрудничества, предлагаемого в рамках программы, тем в большей мере мы в альянсе должны быть готовы к выделению соответствующих ресурсов.
       
— Ожидаете ли вы изменений в механизме принятия решений в НАТО после приема новых членов?
       — Принятие решений в расширенном альянсе будет базироваться на консенсусе, подобно тому, как это происходит сегодня. В этом — фундаментальный принцип и залог прочности альянса, доказавшие свою ценность и эффективность. В союзе независимых демократических стран не может быть иного способа взаимодействия. Выработка консенсуса — не всегда легкий процесс, но принятие решений на его основе гарантирует, что все решения будут тщательно рассмотрены и сбалансированы, что интересы всех союзников, больших и малых, будут учтены и что все союзники будут признавать принятые решения. Принятие решений на такой основе означает также, что союз будет действовать в общих интересах всех своих членов, а не только поддерживать интересы некоторых из них.
       
       — Показал ли российско-американский саммит в Хельсинки, кто является главным инициатором расширения НАТО?
       — Инициатива по расширению альянса возникла в форме заявок на участие в нем, поданных несколькими центрально- и восточноевропейскими государствами в 1992-1993 годах. Эти заявки отражают стремление этих стран вернуться в более широкое Европейское сообщество, от которого они были отделены во время "холодной войны" и, следовательно, присоединиться к организациям типа НАТО, которая объединяет демократические государства-единомышленники. Суверенное право всех стран заключать договоренности в интересах их собственной безопасности является принципом, включенным в документы ОБСЕ и одобренным всеми его членами.
       Я приветствую многие позитивные результаты хельсинского саммита, который стал важным шагом в становлении более безопасной и мирной Европы. Особенно меня воодушевило то, что президент Ельцин дал обязательство вскоре заключить соглашение между НАТО и Россией, равно как и в целом развивать тесное партнерство между НАТО и Россией. И я постараюсь опираться на достижения хельсинского саммита в ходе переговоров, которые я веду с российским министром иностранных дел Примаковым для скорого заключения соглашения между НАТО и Россией.
       
       — Считаете ли вы возможным закрепление европейских принципов безопасности в странах Центральной Азии?
       — Когда 10-14 марта я посетил четыре страны — партнера НАТО в Центральной Азии, меня особенно поразили большой интерес и желание этих стран понять, что происходит в евроатлантическом регионе. Я полагаю, что будучи членами ОБСЕ, эти страны уже имеют представление о принципах безопасности и об обязательствах, действующих в этой организации.Тем не менее ряд вопросов, касающихся безопасности этого региона, вызывает особое беспокойство.
       Благодаря сотрудничеству с НАТО в рамках "Партнерства ради мира" страны — участницы программы стали лучше понимать друг друга и стремиться к добрососедству, демократическому контролю над вооруженными силами, здоровым отношениям между обществом и армией. Активное участие в мероприятиях "Партнерства ради мира" повышает уровень "прозрачности" и доверия между всеми участниками программы.

Комментарии
Профиль пользователя