Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

 Родионов вернулся из Китая


Россия и Китай между прошлым и будущим

Развивая сотрудничество с Пекином, Москва не забывает уроков истории
       Сближение с Китаем стало одним из доминирующих направлений российской внешней политики. И в Пекине, и в Москве сегодня как заклинание повторяют формулу двустороннего сотрудничества: "партнерство, направленное на стратегическое взаимодействие в ХХI веке". Говорить, что Россия использует дружбу с Китаем исключительно как противовес несговорчивому Западу, было бы преувеличением: у Москвы с Пекином свои проблемы и своя игра. Напряженность в отношениях двух стран, вплоть до вооруженных столкновений, имела место еще совсем недавно. И кто знает, что будет, когда стремительно развивающийся Китай превратится в одну из крупнейших мировых держав. Своими впечатлениями от посещения Пекина делится корреспондент "Коммерсанта-Daily" ИЛЬЯ Ъ-БУЛАВИНОВ.
       
Ты помнишь, как все начиналось...
       Современная история российско-китайских отношений начиналась с клятв в вечной дружбе. После окончания второй мировой войны и победы в гражданской войне в Китае коммунистов во главе с Мао Цзэдуном был подписан двусторонний договор о дружбе, союзе и взаимной помощи. Москва взялась за создание промышленности в аграрном Китае, куда были направлены тысячи советских специалистов. Сначала строящиеся предприятия имели статус совместных (каждой стороне принадлежало 50%), а затем СССР безвозмездно передал Пекину свою долю.
       Разлад начался с мелочей. Сначала Москва обратилась к Пекину с просьбой выделить район для выращивания гевеи, необходимой для производства каучука. Не сговорились. Потом Москва попыталась добиться строительства для своих нужд завода по производству консервированных ананасов в Китае. Снова не получилось. После смерти Сталина начались конфликты на идеологической почве. Мао без ложной скромности украсил Пекин красными полотнищами, на которых помимо традиционных для того времени Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина был портрет "великого кормчего". Москва мнения Пекина относительно лидерства в коммунистическом движении не разделила. Потом был ХХ съезд и негативная оценка Китаем доклада Хрущева о культе личности. В 1957 году в Пекине появились плакаты: "Надо свести счеты с Советским Союзом!" Окончательный разрыв произошел после того, как СССР отказался передать КНР технологию производства атомного оружия. Хрущев назвал Мао "старой галошей" и строителем казарменного социализма, тот в ответ обозвал Хрущева "тухлым яйцом", строящим "гуляшный социализм".
       В конце 60-х дело дошло до прямых столкновений. Летом 1967 года было разгромлено помещение советского консульства в Пекине, весной 1969-го разгорелось знаменитое сражение за остров Даманский, а спустя еще полгода китайские военные перешли границу в Казахстане.
       После этого наступил период "холодной войны": торгово-экономические отношения худо-бедно развивались, но китайцы периодически отлавливали забредающих на территорию Китая советских военных и годами держали в тюрьмах, отказываясь возвращать в Союз. Категорическим отказом отвечал Китай и на предложения Москвы урегулировать территориальные проблемы, хотя площадь так называемых "спорных районов", которые Пекин требовал признать принадлежащими Китаю, составляла 33 тыс. км2.
       Последней вспышкой, грозившей перерасти в вооруженный конфликт, стало вторжение китайской армии во Вьетнам в феврале 1979 года. Москва начала стягивать войска к китайской границе, усилила военное присутствие в Монголии. Но через месяц китайцы вышли из Вьетнама.
       Лишь с середины 80-х началось потепление, которое и вылилось теперь в "стратегическое взаимодействие".
       
Особый китайский путь
       Спорить, китайский или российский путь реформ оказался более правильным, — занятие бесполезное. Россия и Китай слишком разные страны, чтобы пытаться применить для их излечения один рецепт. Хотя пока Китай, конечно, выигрывает — ежегодные 10% прироста ВВП говорят сами за себя.
       Формально Китай остается социалистическим (дежурная шутка иностранцев: "Китай успешно строит капитализм под мудрым руководством коммунистической партии"). Центральную площадь Пекина Тянаньмэнь по-прежнему украшает огромный портрет председателя Мао. Не идет речи и о сносе расположенного там же величественного (в несколько раз больше ленинского) мавзолея. Однако памятник Мао Цзэдуну в Пекине придется поискать — говорят, несколько штук где-то еще сохранилось, но не на улицах, а в воинских частях или вузах.
       Сохраняется контроль государства практически за всеми сферами общественной жизни: например, даже при покупке велосипеда необходимо поставить в известность правоохранительные органы. С другой стороны, не возбраняется приобрести спутниковую антенну (правда, на это тоже нужно получить разрешение) и смотреть хоть гонгконгские программы, хоть CNN. Ругать правительство и рассказывать политические анекдоты можно сколько угодно — не допускаются лишь организованные формы протеста.
       Пекин наводнен велосипедистами, велосипед остается главным средством передвижения жителей столицы, но одновременно по улицам проносятся европейские, корейские, японские машины и многочисленные "ауди" и "фольксвагены" китайской сборки. Строится китайская столица буквально на глазах. После посещения Пекина строительная слава московского мэра Юрия Лужкова кажется не более чем удачной находкой имиджмейкеров — в Пекине буквально на каждом перекрестке что-то реконструируется или возводится. Причем новые постройки выглядят действительно сверхсовременными — о том, что ты не в каком-нибудь европейском мегаполисе, напоминают только иероглифы на рекламных вывесках.
       И все же глотнуть — в прямом смысле этого слова — экзотики можно сполна, и не только в многочисленных ресторанах. Так называемые "обжорные ряды" предлагают приготовленную без особых изысков, но зато настоящую китайскую пищу: прямо на улице продаются шашлыки из осьминогов, лягушек, креветок, воробьев, голубей, улиток, личинок шелкопряда. Обходится это удовольствие в 4 юаня ($0,5), причем нищих у прилавков нет — лакомятся в основном туристы и самые что ни на есть средние китайцы. Несмотря на антисанитарию (все это разделывается и готовится тут же, на улице, грязные миски составляются в стоящие на земле коробки), для желудка корреспондента "Коммерсанта-Daily" посещение одного из таких "обжорных рядов" никаких негативных последствий не имело.
       Говорят, средний уровень жизни в Китае все же пока ниже российского. Правда, и стартовые условия у российских и китайских реформ были разные: еще в начале 80-х сотням миллионов китайцев угрожала голодная смерть (сегодня таких осталось около полутора миллионов). Однако, накормив народ, Китай всех своих проблем, конечно, не решил. Обостряются отношения между бурно развивающимися прибрежными восточными районами страны и фактически остающимся в стороне от реформ западом — это, похоже, станет в ближайшее время одной из главных внутриполитических проблем Пекина.
       
Жаркий поцелуй России
       Россия за последние годы прочно и уверенно вошла в Китай и без всяких политических деклараций и стратегических партнерств. Челноки добились того, что "русифицируются" не только обслуживающие их рынки. Российская тематика стала одной из преобладающих в китайском кинематографе, названия последних фильмов и сериалов говорят сами за себя: "Скорый на Москву", "Прощай, Москва", "Русские девушки в Харбине", "Жаркий поцелуй России". "Ты торгуешься как русский" — это выражение стало в Китае общеупотребительным.
       Существует ли "китайская угроза" России? Российские военные утверждают, что по крайней мере в ближайшие 10-15 лет со стороны Китая нам ничто не угрожает, КНР на этот период будет просто не до России. К тому же, по словам военных, дислокация китайских вооруженных сил, направленность группировок свидетельствуют, что агрессивных планов в отношении России Китай сегодня не вынашивает. А чтобы обезопасить себя на завтра, Москва стремится максимально сблизиться с Пекином. Чтобы, с одной стороны, связать Китай обязательствами по отношению к России, а с другой — иметь доступ к информации об изменении политических и военных приоритетов Пекина. Так, в ходе состоявшегося на минувшей неделе визита в Китай главы Минобороны России Игоря Родионова были достигнуты договоренности о проведении регулярных консультаций между генеральными штабами и на уровне военных округов, обмене информацией о ходе военного строительства.
       Визит Родионова, судя по всему, повлечет за собой и расширение военно-технического сотрудничества. В частности, в ближайшее время должна начаться доработка двух заложенных еще в союзные времена эсминцев типа "Современный", которые будут проданы в Китай в комплекте с противокорабельными сверхзвуковыми крылатыми ракетами "Москит". Возможно, Москва решится и на продажу Китаю новейших самолетов Су-30. Напомним, что в прошлом году был заключен контракт на продажу крупной партии Су-30 в Индию, что вызвало нескрываемую ревность Пекина, получившего лицензию на производство Су-27. Не исключено, что в дальнейшем Китай получит и технологию производства Су-30. Как ни жаль продавать ноу-хау, другого выхода у Москвы, похоже, не остается: Китай категорически отказывается закупать крупные партии вооружения, настаивая на покупке технологий.
       Конечно, все это сопряжено с немалым риском. Если Китай преодолеет внутренние неурядицы и будет развиваться теми же темпами, что и сейчас, со временем про "стратегическое взаимодействие" Пекин, как это уже бывало, может благополучно забыть. Может статься, что Россия вооружает своего потенциального противника. Однако пока этого не произошло, и чтобы этого не случилось в обозримом будущем, дружить с Китаем все же куда полезней, чем противостоять ему.
       

Комментарии
Профиль пользователя