Коротко


Подробно

 Акт вандализма в Амстердамском музее


Московский авангардист уничтожил шедевр Малевича

Некоторые считают это художественной акцией
       12 февраля в Амстердаме состоится суд над московским художником, гражданином Израиля Александром Бренером. 4 января в музее "Стеделийк" он нарисовал знак доллара — зеленой краской, из баллончика — на одной из самых ценных в этом собрании картин, "Супрематизме" Казимира Малевича. Сейчас Бренер в предварительном заключении, картина на реставрации, а сам жест вызывает неоднозначные толкования в Амстердаме и в Москве.
       
       Жемчужина амстердамской коллекции русского авангарда, картина Малевича "Супрематизм" (1920-1927), которая еще называется "Белый крест на сером фоне", была приобретена музеем в 1958 году наряду с другими полотнами Малевича у вдовы берлинского архитектора Хуго Херинга, попечению которого Малевич доверил картину в 1927-м, после своей выставки в Берлине. Картина имеет страховую стоимость 15 млн гульденов ($10 млн). Несмотря на попытки реставраторов вернуть ей изначальный вид, внутри трещинок-кракелюр остался зеленый цвет, и этого исправить уже не удастся.
       До сих пор произведения искусства становились жертвами душевнобольных. Изрезанное ножом полотно Репина "Иван Грозный и сын его Иван", облитая серной кислотой рембрандтовская "Дания" — лишь самые известные примеры. Но на сей раз художественная общественность столкнулась с другим: уничтожение произведения искусства само выдается за артистический жест. Бренер предлагает оценить свою акцию как произведение искусства: "Свою первую работу я сделал в Израиле. Утром в Шаббат я повесил на центральной улице Тель-Авива желтую ткань, на которой черным были выведены бессмысленные цифры с восклицательным знаком. Через полчаса полиция сорвала транспарант". Бренер относит эту работу к своему ученическому периоду. "Действительно осознанная работа началась в Москве и была связана с темой поражения и беспомощности. Как говорил Маркс, философы должны изменять мир, а не объяснять его; этого же захотели и художники, и вот эта-то попытка и потерпела чудовищный крах. Теперь же перед лицом отца-основателя этой культуры я засвидетельствовал это поражение и конец".
       На пресс-конференции директор музея "Стеделийк" Руди Фукс пояснил: "В этом жесте Бренера мы не видим крупного художественного события. Мы очень сожалеем о том, что произошло. И мы серьезно озабочены тенденциями в искусстве, которые ведут к уничтожению произведений других художников".
       Весной 1996 года несколько международных художественных журналов опубликовали "Открытое письмо арт-миру", в котором речь шла об эпизоде с участием Бренера на выставке "Интерпол" в Стокгольме, где Бренер уничтожил работу китайского художника Венда Гу — 20-метровый туннель из человеческих волос. В тот же самый момент другой художник, Олег Кулик, выступая в роли злой собаки на цепи, бросался на посетителей выставочного зала. Письмо определяло эти поступки как "выступление против искусства, демократии и свободы" и обвиняло куратора русской части выставки Виктора Мизиано в том, что он называет такое варварство "динамической художественной акцией". Мизиано в своем ответе, опубликованном в журнале Flash Art, предлагает заменить слова "антидемократизм, тоталитаризм и фашизм" на более, по его мнению, подходящие, — "экстремизм и анархизм". Комментарий издателя журнала, Джанкарло Полити, связывает Бренера и Кулика с мощной традицией современного искусства, в которой представлены не только Ги Дебор и ситуационизм, но и такие ныне респектабельные художники, как Георг Базелиц, Ансельм Кифер, Йорг Иммендорф и Маркус Люпертц (последнего в свое время обвиняли в симпатиях к фашизму). Французский журнал Art Press возводит традицию "московского радикализма" к философу Диогену, который сидел в бочке, ходил по улице голым и любил публично мастурбировать.
       Специалист по современному русскому искусству, берлинский куратор Катрин Беккер высказала свое мнение о происшедшем: "Мне этот деструктивный модернистский жест несимпатичен. Когда американский художник Роберт Раушенберг стер рисунок своего старшего коллеги де Кунинга, это логически вписывалось в борьбу поп-арта с абстрактным экспрессионизмом. Жест Бренера, по моему мнению, совершенно пустой".
       Точка зрения художника Тимура Новикова, главы петербургской художественной сцены, более жесткая: "Если суд в Голландии обойдется с Бренером мягко, он должен быть привлечен к ответу в России — за оскорбление культуры в лице Малевича, в особенности русской культуры".
       Виктор Мизиано, руководитель Центра современного искусства в Москве и главный редактор наиболее авторитетного издания по искусству — "Художественного журнала" — считает, что это поступок на грани безумия: "С того момента, как Бренер начал развиваться по пути индивидуальной одержимости, он начал последовательно обрубать этические связи с другими людьми. Но этика как сфера всегда связана с коммуникацией. Если этика предельно субъективна, то это уже не этика, а личный произвол. Смысл поведения Бренера ясен: я один в мире, я веду свой одинокий диалог с Абсолютным. А кто из русских художников, да и вообще в ХХ веке, олицетворяет собой Абсолютное? Конечно, Малевич".
       Герт Имманс, куратор выставки петербургского искусства в музее "Стеделийк" (она откроется 6 февраля), сомневается, что Бренер будет осужден: "Художнику, который разрезал на куски картину Барнетта Ньюмена, да и тому, что в нашем музее уничтожил картину Ван Гога, даже не запретили в дальнейшем посещать музей. Может быть, Бренеру запретят это на пару месяцев или на год. Но эти вопросы в компетенции суда. Пока же в музее думают, не предупредить ли крупнейшие музеи мира о возможном появлении Бренера".
       Мнения, таким образом, разделились: одни считают такой акционизм явлением культуры, другие — антикультурным и потому опасным. Третьи же размышляют, достаточно ли теории в творчестве Бренера, чтобы его можно было связать с "деструктивной" традицией в истории культуры, которая включает в себя Диогена, Герострата, маркиза де Сада, "проклятого поэта" Артюра Рембо, сюрреалиста Антонена Арто или ситуациониста Ги Дебора. Остается подождать мнения суда. Некоторые, во всяком случае, уже сделали свой выбор: в "Интернете" появилось сообщение о том, что "голландские реставраторы портят совместное произведение Малевича и Бренера".
       АЛЕКСАНДР Ъ-СОКОЛОВ
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 31.01.1997, стр. 13
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение