Коротко


Подробно

во весь экран назад  Элитарную музыку ставят на поток
       Институт pro arte, несколько лет назад созданный с целью грамотного промоушна в Петербурге современного искусства, теперь обратился и к музыке. С осени здесь читают лекции о причудах музыкального процесса в ХХ веке. Теперь — демонстрируют их на практике. В Невской куртине Петропавловской крепости состоялся первый концерт проекта eNsemble.

       Проект — это новый ансамбль и его программы. В Петербурге такого коллектива не было. Программы фестивалей современной музыки ложились на плечи либо стихийно собранных составов, либо приезжих немцев, австрийцев, американцев или даже москвичей. eNsemble объединил молодых музыкантов из различных петербургских оркестров с намерением превратить их в постоянную и, судя по обрисованному программой проекта будущему, универсальную команду.
       Дирижером приглашен Федор Леднев. Художественное руководство осуществляет композитор Борис Филановский. На его совести — идеология проекта и составление концертов. eNsemble, по его словам, выводит современную музыку из резервации фестивалей и мало-помалу должен сделать ее нормальной частью концертного репертуара. Чтобы это получилось, программы придумываются с особой тщательностью и с установкой на парадокс: с одной стороны — концепция, с другой — аттракцион. В планах на ближайшие пять концертов заявлены "Пустота в клетку", соединяющая музыку Джона Кейджа и Сергея Загнии, "Турне вокруг турнейской мессы" с круговоротом "переводов" и "обратных переводов" знаменитого средневекового памятника, Джезуальдо и Варез, Шелси и "молодежный поэт и акын" Псой Короленко. Начали же с самого строгого концерта под скорбным названием "Узкий путь".
       Узкий — путь отказа. Четыре сочинения, вошедшие в программу, демонстрируют разные формы композиторской аскезы. Композитор отказывается не то что от штампов — от любых следов общеупотребительного музыкального языка. Что и создает эффект неповторимо индивидуальной, хоть и крайне "узкой" музыкальной речи.
       Начали с классики ХХ века: стерильно додекафонной Симфонии ор. 21 Веберна. Продолжили несколькими фрагментами Книги квартетов Бориса Иоффе. Год за годом Иоффе заполняет "дневниковыми" квартетными строфами нотные страницы. Их уже полторы тысячи. Замысел очень красив — увы, увлекательнее, чем сама музыка молодого композитора.
       В центре программы оказалось переложение Четвертой фортепианной сонаты Галины Уствольской для состава симфонии Веберна, сделанное Романом Рудицей. Это была единственная из "узких" пьес, которая пробуждала привычную слушательскую реакцию — на экспрессивность аккордов и мотивов, драматургию громкостных и темповых контрастов. Мастерство изобретательной новой аранжировки оказалось достойно классического оригинала (соната написана в 1957 году). Утешительно благозвучным финалом стала "Хорошо темперированная красота" — пьеса, написанная Владимиром Мартыновым по заказу прошлогоднего баховского фестиваля.
       Музыкантам было так же нелегко, как слушателям. Для тех и других современная музыка тем и трудна, чем не похожа на воспитавшую слух классическую. Неудивительно, что из различных форм акустического неуюта наиболее ярко и точно ансамблем были воплощены те, в которых осталось хоть что-то привычное: из симфонии Веберна — вторая часть, из всей программы — соната Уствольской. Потенциально инструменталисты, собранные pro arte, очень хороши и уже сегодня замечательно чутки друг к другу и к играемому материалу. Но чуда пока не произошло, безупречным виртуозом авангардного исполнительства ансамбль из "табакерки" дебютного концерта не выскочил.
       
       КИРА Ъ-ВЕРНИКОВА, Санкт-Петербург

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 17.01.2001, стр. 14
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение