Коротко


Подробно

Игра на выдвижение

Журнал "Огонёк" от , стр. 18

Ждет ли нас в наступившем году борьба за участие в выборах-2012 между Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым? Многие считают, что пока это будет лишь подковерное сражение за смену либо удержание кадров, доставшихся Медведеву от предшественника.


Павел Апрелев


Широко распространенное мнение о Дмитрии Медведеве как престолодержателе при Путине начинает президентом мало-помалу опровергаться. Мнение это не может не задевать Медведева, но он сам в немалой степени его автор: начало его пути как первого лица государства со стремительного предложения увеличить срок для будущих президентов было ошибочным, как минимум, с точки зрения создания лица нового лидера. Позиционируя себя демократом, он выдвинул отнюдь не демократическую инициативу; позиционируя себя правоведом, он, в отличие от Путина и Ельцина, впервые вскрыл Конституцию.

В конце минувшего года Путин в Париже, а Медведев в Риме сделали заявления, которые не оставляют сомнений: сегодня президентские амбиции на будущий срок есть у обоих. Будут ли они договариваться и договорятся ли — дело времени. Но несомненно, что, не ожидая договоренностей, президент совершает все больше самостоятельных шагов, которые должны сказать элите, кто у власти. За взрывы складов в Ульяновске уволен целый отряд высших лиц Минобороны. Такого количества генералов одновременно у нас еще не отставляли. Такая же история, только с генералами ФСИН, повторилась после обнаруженного конвейера пыток и смерти в следственном изоляторе юриста Сергея Магницкого. Неожиданной жертвой раздражения президента стал его советник Михаил Лесин. Многие, наверное, сделали себе зарубку: один человек Путина был уволен Медведевым по жалобе другого близкого премьеру человека. И ведь глава "Газпрома" Алексей Миллер пошел жаловаться на попытку Лесина увести у его компании оператора спутникового телевидения "Триколор-ТВ" именно президенту, а не премьеру.

Можно предположить, увольнение это не было минутной вспышкой. Оно скорее отражение внутреннего конфликта в президентской администрации, где, например, давно уже схлестнулись разные взгляды на развитие в России цифрового телевидения и, следовательно, на колоссальный бизнес вокруг него. С одной стороны, Лесин и его соратники; с другой тоже советник президента — Леонид Рейман и его друзья. Возможно, Лесин не просчитал, как глубоко под ковром переплетаются петербургские политические корни. Логикой этой подковерной борьбы пока определяются большие отставки и назначения и даже неожиданные слухи о них. И если в версию смены Примакова на Зубкова можно поверить, то другие слухи — это лишь слухи.

Медведев меняет кадры, но может быть важнее, что меняет он стержень российского общества, единственное, что, как утверждают социологи, объединяет страну — ее телевизор. Хотя политическое и информационное телевидение превратилось сегодня в хронику поездок, встреч и выступлений двух российских лидеров, именно по телеэкрану заметно, как сама персона Медведева — человека поколения перестройки, без спецпрошлого и фантомных советских болей, влияет и на содержание, и на подбор героев трансляций. Не востребована шпиономания НТВ; вместе со своим единственным козырем — истерическим антиамериканизмом за бортом Первого оказался Михаил Леонтьев, куда-то слиняла с экрана кочевавшая по каналам команда дрессированных политологов; из Кремля уже, видимо, нет заказа на пропагандистские услуги Никиты Михалкова. У телевидения как-то само собой возникло желание вернуть к экранам думающих, вернуть молодых. Отсюда новые линейки вечерних бесед на Первом и НТВ, неудовлетворенность руководства ВГТРК своим телеканалом "Культура" и попытка создать новый молодежный канал. И везде — вторжение юмора в прайм-тайм как единственно возможного общего языка с молодыми, на котором пока еще можно послать не только эмоцию, но и политический месседж.

В отношениях с медиа президент настроен к переменам. Главное свое послание "Вперед, Россия!" он публикует не в статусном печатном издании, а на электронных страницах лучшего интернет-ресурса gazeta.ru; тут же в Интернете он беседует с гражданами; чередуя телеканалы, ежемесячно отвечает на их вопросы. А в конце минувшего года все с интересом наблюдали руководителей главных телеканалов страны в качестве интервьюеров президента. Ощущение от всего этого двойственное: Медведев готов говорить, но не готов отказаться от того, что называется "фильтровать базар". И это очень заметно.

Когда-то открытость Путина в беседах с журналистами казалась беспримерной, но Медведеву удалось расширить ее рамки. Если учесть, что до президентства Медведев, как и Путин, не только никуда и никогда не избирался, но и в принципе не был публичным политиком, его успехи на медианиве вполне можно разделить с пресс-секретарем Натальей Тимаковой. Собственно, разговоры о ее влиятельности шли еще и до успешной передачи власти. Принципиальный вопрос: а есть ли среди окружающих Медведева людей хотя бы один, чье воздействие приближается к той черте, за которой начинается влияние Путина? Разве что жена...

Если линии Медведева и Путина действительно начнут расходиться, президент не сможет не ощутить колоссальный кадровый голод. Если Путин исчерпал, кажется, до последнего курьера питерские мэрию и ФСБ, недурно трудоустроил коллег по немецкой резидентуре, то Медведев лишь робко расставляет своих сокурсников и преподавателей. В матче "чекисты" против "однокурсников" у первых пока очевидное преимущество. Избавившись в самом начале своего президентства от кремлевского кадровика, вокруг мотивированности которого ходила масса слухов, Медведев так и не выстроил своей логичной и понятной стране системы подбора кадров. Социальный лифт в сегодняшней России — это такой общественный механизм, который либо вообще не движется, либо идет по какой-то странной кривой. Мутную тему выдвижений и назначений в ушедшем году попыталась приватизировать "Единая Россия". Но ее "кадровые сотни" пока больше напоминают игру, в результаты которой не верят ни играющие, ни те, кто на трибунах. Однако самое важное при всех телеулыбках и рукопожатиях "ЕР" и ментально, и персонально не партия Медведева.

Главный кадровый резерв путинской эпохи — москвичи, брошенные губернаторами в провинцию, чтобы проявить себя и, как все понимали, в случае успеха опять вернуться в столицу, но уже на иные должности. Однако все они — Шанцев, Боос, Мень, Зеленин, Хлопонин и другие — кажется, навечно застряли в своих битвах с мэрами, ремонтах дорог и теплосетей, латании бюджетов. Медведеву досталась система выращивания политиков, на судьбу которых абсолютно не влияют те, ради кого, собственно, они и должны работать. Да и сам наш президент продукт и соавтор этой системы. В итоге лояльность "Единой России" и результаты голосования за нее становятся для губернатора во сто крат важнее любых местных жертв, трагедий и просто идиотизма, как было осенью с ремонтом автодороги в Красноярском крае, в результате которого почти остановилась главная автомагистраль страны.

Но заведите разговор обо всем этом с любым властным человеком, и вы почти наверняка получите ответ: да, мы назначаем, а не выбираем, да, это не вполне демократия, но теперь это управляемая страна. Положив на противоположные чаши весов эти два понятия — управляемость и демократия, власть, кажется, научилась пугать саму себя. Все просто, когда поставишь между демократией и хаосом знак равенства. Будут ли в этом простом уравнении изменения, зависит от самостоятельности президента, подтверждения им курса на симпатичную ему свободу, которая все-таки лучше несвободы. Он ведь не может не понимать, чем его заманивают: "управляемость" в подтексте означает "несменяемость власти".

Наблюдатели, конечно же, не могли не заметить возникавшие в прошлом году точки противоречий между Кремлем и Белым домом: вступление в ВТО, жесткая критика президентом такого детища премьера, как госкорпорации, совершенно не свойственную прошлой, путинской администрации тональность в отношениях с Соединенными Штатами. Но слишком многие знатоки власти и, собственно, участники процесса говорят: драматургию отношений Путина и Медведева придумали вы, журналисты. На самом деле это постоянная и плотная координация, полное взаимопонимание, общая выверенность каждого шага.

— Огонь борьбы между ними — фантазия,— сказал мне один недавний кремлевец,— на самом деле это только бенгальские огни. Лидер в стране не менялся, все многоходовки начинаются в его кабинете.

Но вот мнение человека, который с властного круга не сходил:

— Если что-то пока и можно уловить, то лишь раздражение. Иногда еще видно, как распоряжения президента заматывают, с Путиным даже представить такое невозможно. Но дальше все наверняка обострится. И тогда всем тем, кто окажется в двойном подчинении и премьера, и президента, не позавидуешь. Кому-то из таких чиновников лучше сразу уйти...

— Да он и шага не делает, не посоветовавшись со старшим товарищем! — мой коллега, чьим объектом изучения давно является российская власть, даже удивлен вопросу.— Хотя Медведев только с виду такой плюшевый, а на самом деле жесткий, и решения его бывают слишком резкими. Но разве кто-то сомневается — политическое будущее Медведева зависит от одного: что решит для себя Путин. И вся их конкуренция лишь в том, как оба к 2012-му будут набирать аргументы в свою пользу.

Путин и Медведев не раз и публично и, что называется off records, отвечали на вопросы о взаимоотношениях. Если сложить все услышанное, то Медведев всегда сдержанно уважителен, подчеркивает давнюю совместную работу. Кто-то может услышать и такой подтекст: в его победах всегда был и мой взнос.

Путин хуже выдерживает официальную игру. Разговорившись, он скорее дает понять: нынешний президент — просто его воспитанник, иногда чуток пошаливающий, но толковый, иногда более толковый и решительный, чем ожидал сам учитель. Но урок продолжается, и о возможных оценках мы можем лишь гадать, не зная главного условия задачи: о чем Владимир Владимирович договорился с Дмитрием Анатольевичем, передавая ему власть. При всех плюсах и минусах ни один, ни другой не производят впечатления людей, которые не выдержат договора.

Комментарии

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя