Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14
 Дело Экабанка

Банк имел много мешков денег, но это его не спасло

       Громкий судебный процесс по иску Экабанка к Центробанку на 7,5 млрд руб. длился два года и завершился на днях полной победой ЦБ. Напомним, что сумма иска сложилась из процентов, которые ГУ ЦБ по Москве начислило Экабанку в качестве наказания за дебетовое сальдо. Банк же убеждал суд, что ЦБ его "искусственно загнал в дебетовое сальдо", так как не принял его выручку в мелких купюрах от 20 продмагов Москвы. Еще никогда представители ЦБ не вели себя в суде столь активно: они забрасывали суд ходатайствами, в которых уличали Экабанк в жульничестве, а сам суд — в предвзятом отношении к ЦБ. Ответчику во что бы то ни стало надо было доказать Экабанку и всем остальным банкам, что подобные демарши добром не кончаются. И вот долгожданный для ЦБ отказ в иске.
       
Начало конца Экабанка
       25 июня 1993 года ГУ ЦБ по Москве прекратило все операции по корсчету Экабанка. Причина — длительное, в течение полугода, нахождение коммерческого банка в должниках ЦБ (дебетовое сальдо). К этому времени штрафные проценты за дебетовое сальдо, начисляемые Центробанком, превысили 2 млрд руб. Руководство Экабанка понимало, что выйти из этого положения своими силами уже невозможно, и за прекращением операций последует отзыв лицензии и принудительная ликвидация банка. И тогда председатель правления Экабанка Александр Лысенко предпринял попытку спасти банк: он подал в арбитражный суд иск к Центробанку "о признании недействительными начисления процентов по дебетовому сальдо в размере 2,4 млрд руб." В дальнейшем по мере увеличения суммы начисленных процентов исковая сумма возросла до 7,5 млрд руб.
       Истец задался целью убедить суд в том, что сам ЦБ способствовал образованию у него дебетового сальдо, так как с ноября 1992 года расчетно-кассовые центры Банка России отказывались принимать у Экабанка выручку и зачислять на его корсчет. Отказ был якобы мотивирован слишком мелким покупюрным составом выручки, собранной банком с 20 продмагов и хранящейся у него в многочисленных мешках. В итоге на момент образования у Экабанка дебетового сальдо на 309 млн руб. он имел в кассе 437 млн руб. "налички", которой запросто мог бы погасить дебетовое сальдо, если бы ее принимали в РКЦ. В доказательство своих намерений сдать наличные деньги Экабанк представил суду несколько писем об этом, адресованных Центробанку и ГУ ЦБ по Москве.
       Вот тут-то и возникла на суде пикантная ситуация: ответчик заявил, что некоторые из этих писем явно подложные. В ЦБ они не поступали. По предположению ответчика, эти письма написаны истцом задним числом, уже на стадии подготовки банком материалов в суд. Например, два переданные в суд письма Экабанка, датированные 11 января 1993 года и 2 февраля 1993 года, адресованы начальнику ГРКЦ ГУ Центробанка Владимиру Мартынову. Между тем Мартынов поступил на работу в ГУ ЦБ позже этих дат (22 февраля 1993 года). Да и при уплате госпошлины при подаче иска Экабанк, по мнению ЦБ, "смухлевал": представил суду платежное поручение, которое даже не предъявлялось в ГРКЦ для оплаты. Представители ЦБ настаивали на том, чтобы иск Экабанка вообще не рассматривался, так как госпошлину (10% от суммы иска) он фактически не уплатил.
       Но арбитражный суд Москвы продолжал слушать дело. И тогда ответчик заявил ходатайство об отводе всей коллегии суда (председатель Ольга Высокинская). Отвод, как обычно, судьями принят не был. А вскоре суд огласил решение: иск Экабанка удовлетворить. Суд счел, что ЦБ не доказал обоснованность начисления процентов по дебетовому сальдо. В вину ответчику было поставлено и то, что до сих пор не существует нормативных документов, регламентирующих сдачу "налички". Это решение вступило в законную силу, но Центробанк и не подумал его выполнить. Он стал искать справедливости в Высшем арбитражном суде. А чтобы Экабанк не очень-то возгордился от своей победы, ЦБ сразу после решения суда прислал банку приказ об отзыве у него лицензии на банковские операции.
       
Центробанк — Генпрокуратуре: суд слишком легковерен
       В ГУ ЦБ по Москве не отрицают, что проигнорировали решение Мосгорарбитража, объясняя это "вопиющей незаконностью" первоначального судебного вердикта. Ведь Экабанк не предоставил суду ни одного документа в доказательство того, что у него действительно не принималась "наличка". Даже если московские РКЦ и чинили препятствия в ее сдаче (что Центробанк отрицает), то Экабанк мог сдать ее в другой коммерческий банк. А тот бы перечислил деньги на корсчет истца для покрытия дебетового сальдо. Экабанк также вправе был воспользоваться услугами РКЦ другого региона. Но и этого он не сделал. В апреле 1993 года Экабанк пообещал в письме в РКЦ ГУ Центробанка, что находящиеся в его кладовой 1,5 млрд руб. будут сданы в течение полутора месяцев. Но, по по сведениям Бескудниковского РКЦ, Экабанк неоднократно срывал сдачу денег в дни, когда подавал предварительную заявку (его представители просто не приезжали). В итоге обещание, данное Центробанку, не было выполнено.
       В то же время Экабанк летом 1993 года открыл свой второй корсчет в банке "Космос" и сдал туда 612 млн руб. наличных денег. В дальнейшем обороты по второму корсчету превысили 2 млрд руб. Вскрыв этот факт, ЦБ сделал однозначный вывод о том, что Экабанк имел возможность покрыть дебетовое сальдо по корсчету, открытому в РКЦ, но сознательно этого не делал, так как имел возможность проводить операции по другому корсчету. Более того, он увеличивал дебетовое сальдо за счет выдачи кредитов, риск невозврата которых был очень высок. Лишь половина кредитных средств, выданных банком в первом полугодии 1993 года, была ему возвращена.
       К повторному слушанию дела в Высшем арбитражном суде ЦБ разыскал любопытное письмо, пришедшее ему от Экабанка в мае 1993 года. В нем в качестве главной причины образования у него дебетового сальдо называется "политика Экабанка в отношении инкассации денежной выручки предприятий и организаций, которая своевременно не была сокращена до необходимого уровня". То есть Экабанк признавал свою вину и ни в чем не обвинял ЦБ. Письмо было написано с просительной интонацией: Экабанк надеялся на то, что ЦБ уменьшит ему штрафные проценты. Когда же надежда иссякла, тогда, по сведениям ответчика, и появилась версия о вине Центробанка, которую легковерно принял суд. Причем документы о сдаче выручки, представленные истцом суду на обозрение, не имели, по сведениям ЦБ, каких-либо отметок о принадлежности их Экабанку. Но суд и на это закрыл глаза.
       Одновременно с заявлением в Высший арбитражный суд начальник ГУ ЦБ по Москве Константин Шор обратился в Генпрокуратуру с жалобой на арбитражный суд Москвы. Решение по иску Экабанка, похоже, переполнило терпение Шора. Особенно он был возмущен тем, что суд рассмотрел иск без уплаты истцом госпошлины, тогда как на счете Экабанка в банке "Космос" имелось достаточно денег, чтобы заплатить ее. А встречный иск ЦБ к Экабанку о взыскании процентов за дебетовое сальдо суд не принял (с формальной точки зрения правильно, так как не был соблюден претензионный порядок урегулирования спора). Шор сообщил также прокуратуре, что арбитраж Москвы намеренно затягивал выдачу своего решения, чтобы ЦБ не смог обжаловать его в установленный срок. Между тем отмена Высшим арбитражным судом решений Мосгорарбитража по искам к ЦБ стала уже нормой: по данным Шора, в последнее время отменено 7 таких вердиктов, и еще более 100 дел готовятся к пересмотру по заявлениям ЦБ.
       
Экабанк — Ельцину: поставьте дело на контроль
       Генпрокуратура переадресовала обращение Шора в Высший арбитражный суд. Тот отменил решение Мосгорарбитража, отправив дело на новое рассмотрение, чтобы судьи выяснили, какие, собственно, действия ЦБ препятствовали сдаче "налички" истцом. Кроме того, вышестоящая судебная инстанция попеняла городским судьям на то, что они приняли дело без уплаты истцом госпошлины, даже не рассмотрев вопрос об ее отсрочке. Лишь после этого Экабанк подал заявление с просьбой отсрочить пошлину (признав тем самым, что ранее действительно ее не платил).
       Суд пошел ему в этом навстречу. Однако новое судебное решение огорошило истца: Центробанк признан невиновным в образовании у Экабанка дебетового сальдо. Вместе с тем суд счел неправильным начисление Центробанком процентов по дебетовому сальдо с накруткой (не только на сумму долга, но и на сами проценты). В части этой "накрученной" суммы (3,6 млрд руб.) начисление процентов признано судом недействительным.
       Это решение обжаловали уже обе стороны. При этом у Экабанка появился в заявлении новый довод. По мнению истца, Банк России вообще не имел права проводить расходные операции на корсчете Экабанка при отсутствии на нем денег. А он проводил и искусственно создал дебетовое сальдо, начисляя проценты в свой доход. При этом истец умолчал о том, что операции проводились по поручениям самого Экабанка.
       Понимая, что шансы на положительный исход дела у Экабанка теперь невелики, он сделал "ход конем" — за три дня до даты его слушания направил письмо Борису Ельцину. В нем председатель совета Экабанка Иосиф Шарикадзе просит президента ни много ни мало — поставить дело на свой контроль. Он сообщает, что Высший арбитражный суд вмешивался в работу судей Московского арбитражного суда. "Основной фигурой, вмешивающейся на всех стадиях в ход судебного процесса, стал первый зампредседателя Высшего арбитражного суда Михаил Юков, который, по всей видимости, близко к сердцу воспринял устремления Банка России к разорению и краху коммерческих банков". По мнению Шарикадзе, этот двухлетний процесс уже превратился в бесконечно затянутый спектакль, в фарс, а его участники — в марионеток.
       К президенту это письмо наверняка не попало, зато оказалось в материалах судебного дела. Оно должно было рассматриваться в связи с протестом, который подписал упомянутый в письме Михаил Юков. Зампредседателя суда просил надзорную коллегию полностью отказать в иске Экабанка к Центробанку. В образовании дебетового сальдо истец, по мнению Юкова, виноват сам. Что же касается начисления ему процентов с накруткой, то и в этом он не усмотрел нарушений закона. Как сообщил он в протесте, начисленные Экабанку, но не уплаченные в срок, проценты представляют собой просроченный долг Центробанку. Следовательно, на них распространяется общий режим начисления процентов по просроченным ссудам.
       Дело уже было назначено к слушанию, когда Экабанк заявил об отводе двух судей Высшего арбитражного суда. В итоге оно попало к судье Людмиле Воронцовой, считающейся очень спокойной (никогда не позволит себе прикрикнуть на участников спора) и неангажированной судьей. По ее словам, на нее не оказывал давления абсолютно никто. Ее решение повергло в шок истца: двухгодовой драматический судебный процесс завершился для него полным отказом в иске. Для Экабанка это означает смертный приговор: ЦБ теперь ни при каких обстоятельствах не вернет ему лицензию. Центробанк же сможет приводить этот процесс в назидание другим строптивым.
       
       ЕКАТЕРИНА Ъ-ЗАПОДИНСКАЯ
       
Комментарии
Профиль пользователя