Коротко

Новости

Подробно

«Водка отражает очарование власти»

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 32

Рубрику ведет Николай Зубов

The Wall Street Journal


Нью-Йорк, США

"Водка "Путинка" обязана своим успехом популярности, почти культу Владимира Путина. Она стала одним из самых продаваемых в России брендов среди крепких напитков. Водке, названной в честь нового президента, так же сложно угнаться за "Путинкой", как и преемнику — за самим Путиным.

Водка "Медведефф" появилась в российских магазинах в декабре. Она стоит на полках рядом с "Путинкой" и стоит столько же — 150 рублей, то есть около $4, за пол-литра. Но если "Путинка", находящаяся на рынке с 2003 года, остается второй по популярности водкой в России, водка "Медведефф" еще даже не попала в первую двадцатку.

Подобное неравенство отражает российскую политическую реальность. Путин покинул пост президента в мае, перейдя на должность премьер-министра, но, согласно опросам, он по-прежнему более популярен, чем Медведев, и его аура абсолютной власти не ослабевает...

Использование имени Путина для продажи водки — умный ход создателей "Путинки", которые так мило обыграли фамилию бывшего президента. Ежегодные продажи этого бренда превышают $500 млн...

Исследователи рынка считают, что доля рынка водки "Медведефф" пока ничтожно мала... "У нее нет никаких шансов",— говорит Александр Еременко, управляющий директор BrandLab — консалтинговой компании, которая специализируется на брендах. Он утверждает, что авторитет Медведева настолько шаткий, что потребители водки не принимают этот напиток так же, как когда-то они приняли "Путинку".

Представитель Кремля сказал, что он не уверен, что президент знает о существовании новой марки водки, но добавил, что обычно такие инициативы не приветствуются. Представитель Путина заявил, что у того "крайне негативное отношение" к использованию его имени в коммерческих целях, но в случае с водкой "Путинка" у него нет законных оснований для ее запрета..."

Le Monde


Париж, Франция


"Жить на Урале стало тяжелее

Здесь люди читают свою судьбу по клубам едкого черного дыма, идущего из труб Магнитогорского металлургического комбината (ММК)...

Когда осенью 2008 года дым, выбрасываемый доменными печами, стал менее густым, люди начали волноваться. "Мы этого не ожидали",— говорит Виктория. Молодая блондинка 30 лет вкусила радости "экономического чуда" путинской эпохи (2000-2008): купила в кредит иномарку, стала главным редактором городского новостного сайта... В октябре 2008 года сайт закрылся. Виктория лишилась и работы, и иллюзий...

30-летний Виталий недавно потерял работу, он был фрезеровщиком на заводе "Метиз", дочернем предприятии комбината. Его не уволили, он ушел сам и не получил никаких выплат, написав по совету руководства заявление "по собственному желанию". Чтобы не ссориться с заводом, он ушел без скандала, с пустыми руками. "Зато, если завод опять заработает в полную силу, они меня позовут",— надеется Виталий. Он утверждает, что в ожидании лучших времен готов взяться за любую работу. Но посещение центра занятости населения лишило Виталия дара речи. В небольшом помещении толпится сотня человек. На учете стоят 6 тыс. безработных, а центр может предложить всего 300 вакансий, причем в основном таких, где требуется низкооплачиваемый неквалифицированный труд: сторожа, грузчика, уборщицы, дорожного рабочего (от 4 тыс. до 5 тыс. рублей в месяц, или €87-109)... Как с такой зарплатой выплачивать долларовый кредит за Volkswagen, платить алименты на сына, коммунальные платежи?

24-летний Федор волнуется не меньше Виталия. Получив недавно диплом выпускника юридического факультета, он знает, что не найдет работу по специальности: "В России слишком много юристов". Он решает стать водителем автобуса. Обучение стоит 14 тыс. рублей (€307), центр занятости готов оплатить половину, но Федор не уверен, что сможет найти оставшуюся сумму...

В Магнитогорске добыть информацию непросто. "Вертикаль комбината" работает в полную силу. Завеса молчания такая же густая, как некогда клубы дыма из доменных печей. При виде журналиста, тем более иностранца, официальные лица ведут себя подобно инквизиторам. "Скажите мне, с кем вы разговаривали во время своего пребывания в нашем городе и что они вам рассказали",— говорит тоном, не терпящим возражений, пресс-секретарь Магнитогорского металлургического комбината Елена Азовцева.

Здесь нет ни независимого профсоюза, ни оппозиционных партий, ни гражданского общества, ни ассоциации по защите окружающей среды, хотя город сильно загрязнен...

"Город существует как небольшое княжество",— считает предприниматель и член муниципального совета Розалия Белошапко. Эта брюнетка в норковой шубе с безупречной прической и решительной походкой занялась бизнесом в 2003 году, начав со строительства двух торговых центров... Виктор Барабанов, руководитель местной ассоциации малого бизнеса, сетует на монополизацию экономики: "Магнитогорск — моноиндустриальный город, похожий на многие другие в России. Его модель развития базируется на царствовании одной корпорации, которая не заинтересована в развитии конкуренции"...

В праздники жители Магнитогорска стекаются на большой новый стадион, построенный комбинатом. Пиво течет рекой, накал страстей высок. "Мочи его!" — кричит один из зрителей хоккеисту, схватившемуся с нападающим команды противника, московского ЦСКА. Под шквал оваций "Металлург" выигрывает матч. "Комбинат тоже победит. Он многое повидал на своем веку, как и мы",— утверждает Дмитрий, рабочий, пришедший на матч вместе с семьей. Рекламный транспарант над катком гласит: 'С ММК надежнее!'."

Комментарии
Профиль пользователя