Коротко

Новости

Подробно

Здравствуйте!

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 64

Здравствуйте!

Не мог не прокомментировать вашу публикацию в N5 от 9 февраля 2009 года "Самовыдвиженец по отцовской линии".

Впервые решив заняться публичной политикой, Дмитрий Грызлов стал мишенью для многих средств массовой информации, которые решили оттоптаться на нем за его фамилию и искренность, с которой он начал давать комментарии по случаю своего "хождения во власть" (да еще и во главе целого блока собственного имени). Говорю так не только потому, что он работает моим заместителем — заместителем главного редактора телеканала, а потому, что действительно хорошо его знаю и дружу с ним. В связи с чем хотел бы обратить ваше внимание на ряд неточностей, допущенных в вашем материале.

То, что наш канал называется не ВОТ, а "ВОТ!" ("Ваше общественное телевидение!") — это, конечно, мелочь. То, что "председатель муниципальной комиссии Анатолий Ульянов" на самом деле является главой муниципального образования (а председатель ИКМО — совсем другой человек — Алексей Ершов) — это, видимо, просто ошибка журналиста. Ну, бывает, не проверили.

Но вот на третьей ошибке хотел бы остановиться подробнее. И в вашей заметке, и в ряде иных публикаций говорится о том, что Дмитрия Грызлова зарегистрировали со 100% недействительных подписей. Подобная информация исходит от его недоброжелателей и направлена на создание определенного негативного общественного мнения.

Чтобы не было двусмысленности, давайте расставим все точки над i. Бракованные подписи бывают двух видов: недействительные и недостоверные. Недостоверные — это фальшивые, те, которые были выполнены не рукой избирателя. Проще говоря, поддельные. Недействительные же — это подписи, выполненные с техническими ошибками (например, в адресе, когда, скажем, сокращение "СПб" в названии города кому-то из членов комиссии покажется написанным неразборчиво).

Очевидно, что, когда избиратель сам заполняет графы в подписных листах, он запросто может где-то ошибиться или просто сделать помарку. И в этом случае его абсолютно достоверная, настоящая подпись будет считаться недействительной. Но, что важно, согласно местного Закона о выборах депутатов ОМСУ, при сборе подписей в количестве меньшем 200 (а в случае с Грызловым их было всего 61) наличие недействительных подписей не учитывается при принятии отрицательного решения о регистрации. Важно, чтобы у кандидата было 100% достоверных подписей. Понимаете разницу? Главное, чтобы у тебя были настоящие подписи, а помарки, сделанные при их внесении, никакой роли не играют!

У Дмитрия Грызлова все подписи были признаны достоверными, настоящими. А полностью недействительными их объявили из-за того, что в данных сборщика подписей были сделаны помарки (например, исправления в адресе, внесенные им же самим). А в этом случае закон объявляет недействительным весь подписной лист. Вот вам и весь "пиар". Дима Грызлов собрал настоящие, живые, как принято говорить, подписи, немного некорректно их оформил, был абсолютно по закону зарегистрирован, но пресса, не знающая тонкостей избирательного законодательства, подала все совсем в ином свете. Главное ведь было крикнуть, что "царь-то ненастоящий"...

И последнее. Почему вообще "сын Грызлова" пошел на выборы? Скажу вам правду: все дело в вирусе, который распространяет наш телеканал. Помимо Дмитрия Борисовича еще семеро наших сотрудников (ведущих авторских программ) выдвинулись кандидатами на предстоящих 1 марта в городе на Неве муниципальных выборах. Но передергивают информацию в отношении только одного Грызлова. Что в общем-то понятно. Но понять — не значит простить...

Александр Малькевич

От редакции. Уважаемый господин Малькевич! Благодарим Вас за внимательное отношение к журналу. Ваше стремление защитить подчиненного и Ваше знание избирательного законодательства внушают уважение. По нашей просьбе корреспондент "Власти" в Санкт-Петербурге Анна Пушкарская добавила к Вашему изложению некоторые подробности, которые, как мы надеемся, окончательно проясняют ситуацию.

Жалобу Дмитрия Грызлова горизбирком Санкт-Петербурга рассмотрел утром 5 февраля, в беспрецедентное для его заседаний время. Как пояснил мне зампред горизбиркома Дмитрий Краснянский, избирательная комиссия муниципального округа (ИКМО) "Георгиевское" дважды рассматривала вопрос о регистрации господина Грызлова, однако, вопреки закону, так и не приняла решения либо о регистрации, либо об отказе в ней. Согласно официальной версии ИКМО, она переадресовала вопрос по Грызлову-младшему в горизбирком, поскольку голоса за и против его регистрации разделились поровну (19 членам его команды ИКМО отказала в регистрации). На заседании горизбиркома председатель ИКМО Алексей Ершов не смог объяснить, почему половина ее членов проголосовала против сына спикера Госдумы, однако предъявил данные о том, что собранные в его поддержку подписи являются недействительными. Горизбирком не стал разбираться с подписями, а исключительно на основании нарушения процедуры в ИКМО зарегистрировал господина Грызлова (а для объективности и еще одного кандидата из другого округа — Александра Быстрова). Таким образом, господину Грызлову помог в регистрации вовсе не закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ", положения которого изложил господин Малькевич, а нерешительность ИКМО.

А помог ли бы ему указанный закон, еще большой вопрос. Дело в том, что ряд других ИКМО отказал в регистрации самовыдвиженцам, в том числе представителю "Справедливой России" Алексею Ломову и экс-депутату яблочнику Михаилу Амосову, признав сданные ими подписи недействительными. Оба "отказника" намерены обжаловать эти решения в суде, ссылаясь на описанные господином Малькевичем тонкости. По этому поводу зампред горизбиркома Дмитрий Краснянский, сославшись на разъяснение ЦИКа, отметил, что достоверными могут являться только подписи, которые не признаны недействительными, так что суд может принять решение и не в пользу истцов.

Приносим извинения господину Ульянову и господину Ершову за перепутанные фамилии, а сотрудникам телеканала — за неточность в названии.

Здравствуйте, уважаемый журнал!

Всегда с большим интересом читаю ваш еженедельник. Обратил внимание на статью, опубликованную в N6 за 2009 г. под названием "Неуправляемый занос". Статья очень понравилась, за исключением последнего абзаца. В ней И. Федюкин выражает удивление, что россияне, осуждая коррупцию, хотят при этом сильной руки. Журналист ставит знак равенства между сильной рукой и авторитарным режимом. Однако мне представляется такое утверждение спорным.

В качестве образцового примера сильной руки из новейшей истории можно привести правление президента де Голля во Франции. Да, он установил режим личной власти, да, при нем был дирижизм в экономике. Но при этом ему не потребовалось вводить полуторапартийную систему, подавлять оппозицию, уничтожать независимое телевидение, сокращать свободу слова, избавляться от свободных выборов и т. д. Сегодняшние кремлевские идеологи пытаются внушить, что нынешняя ситуация в стране — это и есть режим сильной руки, именно поэтому на подсознательном уровне некоторые авторитаризм отождествляют с этим понятием. Но это все-таки не одно и то же. И россияне в массе своей вовсе не хотят авторитарного режима, как заключил из опросов ВЦИОМ И. Федюкин.

С уважением, Сасин Т., г. Невинномысск

Комментарии
Профиль пользователя