Коротко

Новости

Подробно

Андрей Воронцов: мы, люди спорта, ребята азартные

Новый главный тренер сборной России о своей концепции

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 23

Плавание

На днях Всероссийская федерация плавания объявила имя нового главного тренера сборной России. С января будущего года ее возглавит победитель конкурса на замещение этой вакантной должности — 56-летний кандидат наук, автор более сотни научных трудов АНДРЕЙ ВОРОНЦОВ, который девять лет живет и работает тренером в одном из университетов Великобритании. В интервью корреспонденту "Ъ" ВАЛЕРИИ Ъ-МИРОНОВОЙ он изложил основные пункты своей программы и заявил, что на пути ее реализации не намерен идти на компромиссы.


— Когда вы узнали об открывшейся вакансии?

— Сразу после Олимпиады главный тренер Александр Клоков начал намекать на некое принятое им решение. Стало ясно — на новый олимпийский цикл он на своем посту не останется. Позже на сайте федерации объявили конкурс. Много времени на то, чтобы изложить свое видение разрешения проблем российского плавания, мне не потребовалось, наметки уже существовали. Достаточно было обобщить опыт собственной практики, в том числе и последних полутора десятков лет за рубежом. Потом мне позвонил вице-президент федерации Владимир Сальников и сообщил, что мою программу признали лучшей. Я думал дня два и согласился. А с кем конкурировал, признаюсь, даже не интересовался.

— Почему в 1992 году вы покинули Россию?

— Готовил докторскую диссертацию и просил коллег с кафедры плавания московского Института физкультуры, где работал, отпустить меня в докторантуру. Обещали, но слова не сдержали. Результатом обиды стал, считаю, мой мужской поступок — отъезд на практическую работу в Иорданию. Потом я переехал в Малайзию, Сингапур, а в конце 1998 года подписал контракт в Великобритании. Работаю в университетском спортивном центре городка Бат, на юго-западе страны. Три года назад, как человек уже с двойным гражданством — британским и российским — я получил право работать здесь до пенсии, то есть до 65 лет. А в мае мне поручили вдобавок заниматься селекцией перспективной английской молодежи 13-15 лет, отбирать потенциальных кандидатов в сборные. По существу я — спортивный бюрократ с хорошей зарплатой. Много времени провожу за рулем, поскольку патронирую три области, составляю планы, веду документацию. Почетно, но неинтересно. Перспективы роста нет, поскольку все должности тренеров сборных здесь занимают исключительно австралийцы и американцы.

— Так в основе вашей мотивации возглавить команду России лежит именно этот момент?

— Во-первых, за державу обидно. Хотя прогресс есть: вместо одной серебряной медали Станиславы Комаровой афинской пробы из Пекина россияне привезли две бронзы и одно серебро. Не сумела, увы, реализовать там свой звездный, считаю, потенциал Анастасия Зуева. А все потому, что не было в Пекине с ребятами психолога, который бы помог ей настроиться на медаль на дистанции 200 м на спине, где она стала четвертой. Но существенно увеличилось по сравнению с Олимпиадой в Афинах наше представительство в полуфиналах и финалах. Я не прерывал связи со своими коллегами в России, приезжал в отпуск, на соревнования, варился, так сказать, в каше и, конечно, меня не отпускало желание именно здесь реализовать множество собственных идей. Хочется активности. Ведь мы, люди спорта, ребята азартные.

— Имеет ли ваша система подготовки пловцов высокого класса в своем основании наработки знаменитых российских тренеров — Сергея Вайцеховского, Геннадия Турецкого?

— Нет. Со времен Вайцеховского плавание стало принципиально иным. С Турецким мы в прекрасных отношениях и постоянно на связи. Однако я не просил его дать оценку своим идеям, а также решению возглавить российскую сборную. Но он меня не отговаривал.

— Пройдет время, и с вас спросят...

— Ответственности не боюсь. Дрожь, признаюсь, есть. Но не от страха.

— Назовите основные проблемы отечественного плавания.

— Отсутствие должного образования и профессионального отношения к делу у спортсменов и тренеров — раз. Все их интересы сводятся к политике шантажа: дескать, мы самые лучшие, а вы, такие-сякие, в достаточной мере нас не обеспечиваете: и соревнования не те, и форма, и сборы. Ничтожная роль науки и медицины в подготовке — два. Не специалисты из комплексно-научных групп должны бегать за пловцами и их наставниками, а наоборот. Необходимо также повысить значение юниорских команд с тем, чтобы обострить конкуренцию в главной сборной. Но самое главное — в такой огромной стране как Россия подготовку резерва для сборной нужно вести в специализированных центрах подготовки, как это давно делается, например, в институтах спорта Австралии, в Германии, где таких центров пять, и в Англии, где их число в ближайшее время с четырех увеличится до восьми.

— Где, по-вашему, такие центры необходимо создать у нас?

— В Москве, Санкт-Петербурге, Волгограде, Омске, Ростове, Краснодарском крае. Плавание — летний вид, значит, нам надо двигаться главным образом на юг.

— А если мировой кризис внесет коррективы в вашу программу и, допустим, идея с центрами не найдет практического воплощения, что тогда?

— На этот случай у меня есть запасной план.

— С чего вы начнете в январе свою работу в России?

— С брифингов со спортсменами и тренерами. Буду беседовать один на один. Основа моей системы — всеобщее подчинение одной цели. В этой связи считаю, например, необходимым ввести мораторий на участие кандидатов в олимпийскую сборную в коммерческих стартах в олимпийском сезоне. 90% олимпийских чемпионов Пекина не стартовали перед Олимпиадой ни на этапах Кубка мира, ни в других соревнованиях.

— Нетрудно представить, сколько недоброжелателей вы этим мораторием наживете.

— Уважение и любовь коллег отнюдь не абстрактные для меня категории, более того, имеют решающее значение. Но всем не угодишь. Я убежден, что на компромиссы по принципиальным вопросам идти нельзя. Хочу показать, что знаю и умею, но главное для меня — сделать своих будущих подчиненных единомышленниками. Внутренняя борьба никому положительного результата не принесет. Человек я не скандальный. Внешне спокойный, голос повышаю редко, но один из моих жизненных принципов: "Если можешь отомстить — отомсти".

— Ваш контракт рассчитан более чем на три года. Какие обстоятельства могут заставить вас прервать его раньше?

— Если вся сборная встанет на дыбы и руководство федерации ее поддержит.


Комментарии
Профиль пользователя