Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от
 Инвестиции - Лужков против Чубайса

Почему Юрий Михайлович поссорился с Анатолием Борисовичем


       На минувшей неделе обнародовано распоряжение мэра Москвы Юрия Лужкова. В нем градоначальник лаконически объявляет о приостановлении приватизации недвижимости в Москве впредь до выхода президентского указа, обеспечивающего для столицы особые правила таковой приватизации, — и до утверждения московской программы приватизации. Превышение полномочий, столь явно заметное в этом поступке мэра, не назовешь сенсацией: г-н Лужков уже сто раз демонстрировал, сколь низко он ценит всякие власти (кроме, конечно же, лично Бориса Николаевича). Не удивляет и обострение борьбы между мэром и Госкомимуществом — его следовало ожидать: утверждение новой государственной программы приватизации так сильно подмыло позиции мэра в этой борьбе, что он не мог не ответить самым решительным контрударом. Но эскапада мэра обновляет вопрос: а из-за чего, собственно, сыр-бор горит? Ради чего Юрий Михайлович так упорно бранит г-на Чубайса и так старается искоренить его влияние на столичные дела?
       Чтобы разрешить этот вопрос, эксперты Ъ попробовали изучить один из последних шагов московского правительства в делах приватизации. Шаг этот ознаменовался специальным заявлением пресс-центра мэрии, сделанным в конце февраля.
       
       Мэрия устами своего пресс-центра заявляла, что ГКИ "продолжает распоряжаться недвижимостью на территории Москвы" без согласования с администрацией города. В качестве примера вопиющего самоуправства чубайсова ведомства в заявлении приводилась история с акционерным обществом "ЭКСИКОМ" и строениями, отданными ему "за смехотворную сумму" — 56 млн рублей. 23 февраля "Московская правда" и "Вечерняя Москва" опубликовали на основе этого заявления по гневной заметке, а на следующий день к ним присоединился и "Московский комсомолец". Лишний день потребовался "МК" на разработку оригинального аспекта подачи материала: "Причина, по которой убили Александра Алешина (зам. префекта Восточного округа Москвы — Ъ) одна: распоряжение Госкомимущества, подписанное замом Чубайса В. Сычкиным. В распоряжении — образовать на базе бывшего государственного объединения 'ХОЗУС' Минпрома РФ АО 'ЭКСИКОМ'". Так прямо и написано. Будь на дворе 1937 год, после такого доноса Валентину Сычкину пришлось бы солоно. (Хотя, с другой стороны, будь на дворе Англия, солоно пришлось бы не ему...)
       Эксперты Ъ сочли своим долгом присмотреться к столь злокозненному акционерному обществу — тем более что история с ним вовсе не закончена: всего несколько дней назад Высший арбитражный суд РФ, рассмотрев кассационные жалобы ГКИ и АО "ЭКСИКОМ" в отношении ранее принятых решений, не нашел оснований для их пересмотра. И вот что мы выяснили.
       
Как размножались хозяева
       АО "ЭКСИКОМ" создано в декабре 1992 года на базе государственного объединения "ХОЗУС" Минпрома РФ, которое, в свою очередь, являлось правопреемником хозяйственного управления (ХОЗУ) Миноборонпрома РФ. Учредитель — ГКИ РФ. Уставный капитал — 56,4 млн рублей. Уставные задачи АО — эксплуатация жилых и нежилых помещений бывших оборонных ведомств России, коммерческая деятельность и строительство. Опеке "ЭКСИКОМа" поручены, в основном, жилые дома, построенные в 50-70-е годы в районах Сокольнической и Самотечной площадей, Малой Бронной, 1-й Тверской-Ямской и в других престижных местах столицы — всего 16 домов. Для того чтобы обеспечить безубыточное обслуживание и эксплуатацию этого жилья, ГКИ включило так называемые "встроенно-пристроенные помещения" в этих зданиях (шесть-семь объектов, в которых находятся магазины, кафе и дом моды) в уставный капитал АО "ЭКСИКОМ", что и отражено в учредительных документах общества.
       Как рассказал корреспонденту Ъ первый заместитель генерального директора АО "ЭКСИКОМ" Рафаэль Сухоруков, при разработке плана приватизации все было согласовано с московскими властями — в частности, с комиссиями по приватизации и потребительскому рынку Моссовета и Фондом имущества Москвы. Был выбран второй вариант льгот, давший трудовому коллективу (сантехнические службы, электрики, жилищники, охрана, дворники) 51% акций — и в ноябре 1993 года эксикомовцы получили сертификат #304 за подписью главы Фонда имущества Москвы В. Бушева на собственность в размере 51% уставного капитала — всего уставного капитала, в том числе, значит, и спорных ныне объектов.
       Стало быть, тогда московские власти не видели ничего дурного в уставных документах "ЭКСИКОМа". Не видели и позже, в январе, когда Фонд имущества Москвы провел чековый аукцион и продал около 10% акций АО "ЭКСИКОМ". Все, казалось, шло хорошо, собирались продавать на чековых аукционах и остальные 39% — и вдруг выяснилось, что у указанных зданий и помещений слишком много хозяев...
       Вдруг выяснилось, что в то самое время, когда создавалось АО "ЭКСИКОМ", и ГКИ внесло в его уставный капитал
       встроенно-пристроенные помещения на Сокольнической площади (в которых располагались магазин "Зенит", кафе "Стромынка" и "Дом моды Лены Макашовой"), комиссия по приватизации г. Москвы распорядилась этими помещениями иначе. Она утвердила планы приватизации, предусматривающие право выкупа помещений арендаторами через год после истечения срока действия арендных договоров, заключенных еще с ХОЗУ Миноборонпрома СССР. А летом минувшего года Восточное территориальное агентство Москомимущества санкционировало перезаключение договоров аренды помещений и имущества, находившегося в них, объявив арендодателем федеральной собственности — себя.
       Вдобавок — чтобы служба совсем уж медом не казалась — на свет Божий вытащили неизвестный дотоле ни эксикомовцам, ни ГКИ договор между миноборонпромовским магазином "Зенит" и миноборонпромовской же рекламно-коммерческой фирмой "Рассвет", по которому первый взял у последней основные фонды в аренду сроком на пять лет. В договор наряду с тележками и другим оборудованием было вписано ("по просьбе директора магазина", как бесхитростно объяснили корреспонденту Ъ) само встроенно-пристроенное помещение, у которого, таким образом, оказалось уже три владельца... (К счастью, сам "Рассвет" позже одумался и подал в Московский арбитражный суд иск с просьбой признать этот пункт недействительным.)
       Самое смешное в этой ситуации то, что и магазин, и кафе, и ателье по сей день исправно платят "ЭКСИКОМу" арендную плату: по словам г-на Сухорукова, на минувшей неделе на счет недородившегося АО от них перечислены очередные платежи. А ведь даже ребенку понятно: кому платят арендаторы, тот и есть арендодатель. Но почему-то этого не желают понять московские власти, которые, спровоцировав коллективы упомянутых предприятий на конфликт с "ЭКСИКОМом", после настойчивых "рекомендаций" буквально затащили их в арбитражный суд для того, чтобы окончательно отсудить федеральную собственность.
       
"Тебя как судить, по законам — или по совести, как мне Бог на душу положит?" (А. Н. Островский)
       Итак, кафе "Стромынка", магазин "Зенит" и "Дом моды Лены Макашовой" подали иски в арбитражный суд Москвы с требованием признать недействительным распоряжение ГКИ #893-р от 25.11.92 г. в части, касающейся включения в уставный капитал "ЭКСИКОМа" соответствующих встроенно-пристроенных помещений. Московский арбитражный суд иски не принял "из-за отсутствия предмета иска": там логично рассудили, что не о чем тягаться, если в документах четко зафиксировано — собственность федеральная.
       А вот Высший арбитражный суд взял да и принял иски. Мало того — он их удовлетворил. Кассационная жалоба на эти решения, поданная "ЭКСИКОМом", осталась на днях без удовлетворения. На арбитражный суд не произвел никакого впечатления полный комплект документов, доказывающий как правомочность создания "ЭКСИКОМа", так и законность включения в его уставный капитал бывшей федеральной собственности.
       "Уж не знаем, что и думать, — сказал корреспонденту Ъ на прошлой неделе председатель совета директоров, генеральный директор 'ЭКСИКОМа' Николай Шмелев. — Ясно, пожалуй, только одно: в этом деле переплетено слишком много интересов. Иначе не объяснишь то, что происходило в арбитражном суде на днях, когда разбиралась наша кассационная жалоба по поводу решения насчет кафе 'Стромынка' и 'Дома моды Лены Макашовой'. Казалось бы, мы привели все аргументы, доказывающие нашу правоту и обоснованность распоряжения ГКИ. Честно говоря, покидали мы зал заседания в полной уверенности, что уж теперь-то, когда мы привезли и представили абсолютно все необходимые бумаги, прежнее решение будет отменено и Высший арбитражный суд признает, что распоряжение ГКИ о включении в уставной капитал ГО 'ХОЗУС' (предшественник 'ЭКСИКОМа') объектов федеральной собственности было абсолютно законным. Нет! Опять решено не в нашу пользу. Мало им бумаг, что ли? Ведь мы привезли и документ, которым ГКИ (за подписью Чубайса) поручает министерствам бывшей девятки создать службы, подобные нашей, для эксплуатации зданий и сооружений, находившихся на балансе этих министерств. Есть и договор между ГКИ и 'ХОЗУС', где четко говорится, что эти объекты передаются нам в полное хозяйственное ведение на пять лет. Но суд все это попросту проигнорировал — и вынес постановление, смысл которого сводится к тому, что ни ГКИ, ни мы не смогли доказать, что эти самые встроенно-пристроенные помещения являются федеральной собственностью. Спрашивается, как не смогли, когда мы привезли все документы, начиная от указов президента и кончая распоряжениями Чубайса и его заместителей? Какие еще документы нужны? Кроме всего прочего, привезли свежее, специально для таких спорных случаев написанное разъяснение ГКИ от 29 марта за подписью первого зампреда А. Иваненко, которое четко трактует применение п. 11 Указа #1230, где речь идет о том, что арендные предприятия имеют преимущественное право на выкуп помещений. В разъяснении черным по белому написано, что указанное право 'не распространяется на предприятия, за которыми здания, сооружения, нежилые помещения закреплены на правах полного хозяйственного ведения, поскольку к праву полного хозяйственного ведения применяются правила о праве собственности'. Ведь это же прямо о нас говорится! Мы и этот документ представили в арбитраж. Опять никакой реакции! Наваждение какое-то: найди то, не знаю что — и представь в качестве обоснования законности твоих действий!.."
       Эксикомовцы намерены бороться до последнего. У них осталось еще два варианта судебных разбирательств: надзорная жалоба на имя первого зампреда Высшего арбитражного суда или обращение в Генеральную прокуратуру России. Решено избрать первый вариант. (Правда, сроки рассмотрения жалобы у
       первого зампреда не оговорены, а "пока суд да дело", оппоненты ГКИ смогут добиться многого.) А затем — самая наипоследняя инстанция: пленум арбитражного суда. Словом, работать будет некогда — судиться будем.
       Помните летчика Севрюгова из Вороньей слободки? Его спасла всемирная слава, а то "засосала бы его центростремительная сила сутяжничества и до конца своих дней называл бы он себя не 'летчиком Севрюговым', а 'потерпевшей стороной' и с особым удовольствием произносил бы слова 'вчинить иск'". У "ЭКСИКОМа", к несчастью, всемирной славы нет — и подобная печальная судьба грозит ему самым серьезным образом.
       Эксперты Ъ не намерены вдаваться в юридические контроверзы и предугадывать исход этой арбитражной эпопеи (хотя аргументы ГКИ и "ЭКСИКОМа" кажутся нам много более весомыми, чем доводы их противников). По нашему мнению, важнее понять, почему эта эпопея вообще началась — и прецедентом чего должна, по замыслу московских властей, в случае их успеха оказаться.
       
Тенденция, однако...
       "Откуда ветер дует, понятно, — заявил на прощание корреспонденту Ъ Николай Шмелев. — Тенденция сегодня прослеживается четко — все, что стоит, движется и летает в Москве, прибирает к рукам Юрий Михайлович Лужков..."
       То, что мэрии обидно отдавать "встроенно-пристроенные" в престижных и бойких местах — понятно. Очень уж они привлекательны. Не исключено, например, что как раз эти помещения кому-то пообещали. Тут вспомнили, что они уже "не свои" — и попытались попросту забрать. Директор Восточного терагентства Москомимущества И. Кураксина в начале этого года прислала в АО "ЭКСИКОМ" претензию, в которой без затей потребовала "в месячный срок добровольно (!!) передать Москомимуществу указанный объект". Ей вполне логично посоветовали обратиться по данному вопросу в ГКИ. Ну, а уж когда не удалось взять нахрапом, началась осада по всем правилам. Уговорили арендаторов подать в суд (хотя им вовсе не хотелось ссориться с АО, берущим с них на удивление божескую арендную плату) — и пошла писать губерния.
       Эксперты Ъ склонны связать эту массированную атаку мэрии на заведомо чужую (то есть, принадлежащую не ей и даже не "городу Москве", а вполне конкретным семистам москвичам, акционерам "ЭКСИКОМа") собственность с двумя недавними событиями, поставившими под большое сомнение шансы столичного правительства если не навсегда, то надолго удержать под полнейшим контролем всю московскую недвижимость.
       Первое из этих событий, конечно, — указ президента, утвердивший новую государственную программу приватизации. В ней приватизационные права регионов несколько расширены, но вполне недвусмысленно установлен примат федеральной программы над региональными. Госпрограммы как таковой московские власти не убоялись бы — в конце-то концов, предыдущую программу они во многих отношениях успешно игнорировали, так и новая бы особого вреда им не причинила. Но тут подоспело второе событие. Мы говорим о выходе распоряжения ГКИ #353-р от 15 февраля 1994 года о приватизации нежилого фонда.
       Публикуя это распоряжение (см. Ъ #10), мы отмечали, что этот документ позволяет за несколько дней приватизировать по умеренным ценам арендованные здания, сооружения, земельные участки, причем отказ арендатору в праве на приватизацию, вообще говоря, не допускается. Таким образом, появилась принципиальная возможность вытащить из-под чиновников изрядную долю этого самого нежилого фонда — и тем самым превратить ее в предмет купли и продажи, в основу создания действительно работающего рынка недвижимости. Вот этот-то документ — самого, что ни на есть, прямого действия — вполне мог положить конец всевластию московской мэрии.
       Почуяв угрозу, московские власти решили немедленно дать отпор, причем отпор образцовый и потому прецедентный: доказать, что столичный нежилой фонд настолько их, что его можно не только не отдать, но и отобрать после какой угодно чубайсовой приватизации.
       Рассказанный нами сюжет действительно является в своем роде образцовым — хотя бы в отношении причин, по которым мэрия так непримиримо воюет с Госкомимуществом.
       Мэрия обвиняет приватизацию a la Чубайс в том, что ее следствием неизменно является перепрофилирование предприятий, не отвечающее нуждам москвичей. Мы не можем здесь вдаваться в теоретическую дискуссию по этому поводу, но считаем уместным подчеркнуть: ни магазин "Зенит", ни кафе "Стромынка", ни "Дом моды Лены Макашовой" и не помышляли об иной доле, кроме как пребывать магазином, кафе и домом моды соответственно.
       Мэрия обвиняет приватизацию a la Чубайс в том, что она раздает государственное имущество за бесценок, обездоливая тем самым городскую казну. Помните, ГКИ пеняли за "смехотворную оценку" имущества "ЭКСИКОМа"? Оценка, действительно, не больно-то высокая. Но, как сообщил корреспонденту Ъ г-н Сухоруков, Москомимущество собирается отдать спорные помещения — правда, в другие руки — точно по той же цене.
       Значит, вся рассказанная история — как и вся война мэрии с ГКИ — нужна лишь для одного: показать этому Чубайсу, кто в доме хозяин. Кто может приостановить любую попытку хоть что-нибудь в Москве передать в частные руки (передать на самом деле, а не так, как написано в проекте московской программы приватизации, то есть без зданий и земли — см. Ъ ##6 и 10).
       Бонапартизм московского правительства крепнет с каждым днем. Напомним недавнюю историю с "мэрским промилле": мэрия решила брать в городской бюджет 0,1% с каждой валютной операции на территории столицы — и будет брать, несмотря на незаконность таких поборов (см. Ъ ##5 и 7). Теперь мэрии не хочется выпускать из рук нежилые помещения — и г-н Лужков заявляет о приостановлении приватизации недвижимости. О том, что Юрий Михайлович приостановит или введет завтра — "впредь до выхода указа, обеспечивающего для столицы особые правила", — даже и гадать страшновато.
       В свете подобных событий вызывает искреннее удивление многодневная шумиха вокруг каких-то там "версий" государственного переворота. Да помилуйте, какие тут нужны перевороты? И главное — кому они нужны? Кому может понадобиться переворачивать государственное устройство, при котором каждый может сам себе стать Бонапартом, то есть, говоря без метафор, послать федеральные власти в произвольном направлении и выполнять их законы и указы в меру приятности оных для себя?
       Возвращаясь к злополучному "ЭКСИКОМу", подчеркнем, что он готов пойти на взаимовыгодное сотрудничество со всеми заинтересованными сторонами. Г-н Сухоруков заявил корреспонденту Ъ, что АО охотно согласилось бы на создание в Сокольниках холдинга, куда вошли бы и "ЭКСИКОМ" (своими площадями, полученными на законном основании), и нынешние предприятия-арендаторы (своим технологическим оборудованием, ноу-хау, своими торговыми связями) и префектура Восточного округа (комплексом прав, связанных с использованием инфраструктуры для решения вопросов соцкультбыта). И все были бы довольны. Кстати, покойный Александр Алешин, по словам г-на Сухорукова, уже подходил к подобному решению: он хотел создать на основе этих объектов что-то типа бизнес-центра...
       
       АЛЕКСАНДР Ъ-ПРИВАЛОВ, АНДРЕЙ Ъ-ЧЕРНАКОВ
       
Комментарии
Профиль пользователя