Коротко

Новости

Подробно

Первые среди травных

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 23

Самые древние медицинские препараты растут буквально под ногами, помогая человеку уже тысячи лет. Это лекарственные растения, в России их произрастает более сотни видов, от зверобоя с ромашкой до женьшеня и родиолы розовой. Сбор, сушка, измельчение, упаковка — так технологически просто выглядит производственный цикл, но каждый сезон производители испытывают дефицит сырья. Старая система заготовки и выращивания растений развалилась, а новая еще не обрела прежней мощности, и многие заготовители перешли на нелегальное положение.


Хотя лекарственные травы широко представлены во всех аптеках страны, их выписывают врачи и целители, используют старушки-травницы в деревнях, парадокс состоит в том, что такой специальности, как фитотерапевт, просто не существует.

Этому не перестает удивляться заведующий кафедрой фитотерапии РУДН доктор медицинских наук, профессор Владимир Корсун:

— Почему-то фитотерапия не вошла в реестр профессий Минтруда — Минздрав против. Пока у нас есть только Общество фитотерапевтов, насчитывающее в Москве триста членов. Только наша кафедра за десять лет подготовила 700 специалистов по травам, практикует же в Москве во много раз больше людей. Пациенты все больше интересуются травами, ведь это лечение полностью натуральное. При этом ни в одном специализированном мединституте фитотерапии даже не учат.

Впрочем, несмотря на то, что специальности "фитотерапевт" нет, в том же РУДН можно научиться этому за 216 часов и 12 тыс. руб., а после, получив лицензию Минздрава, начать практиковать (траволечением можно заниматься вполне официально, получив лицензию на физкультурно-оздоровительную деятельность, свидетельство на занятие традиционной медициной или лицензию Минздрава на занятие фитотерапевтической деятельностью). Но большинство людей, как признают сами травники, предпочитают самолечение, черпая информацию из популярных книг, телепрограмм, интернета, у знакомых. Именно простые посетители аптек, а не профессионалы от фитотерапии,— основные потребители лекарственных травяных средств и БАДов (биологически активных добавок), фиточаев.

Дикий рынок


В России около сотни предприятий, делающих продукцию на основе лекарственных трав ("Здоровье", "СТ-Медифарм", "Иван-чай" и др.), но больше половины рынка принадлежит ОАО "Красногорсклексредства", самому старому предприятию отрасли (основано еще в 1938 году, сейчас входит в холдинг "Мартин Бауэр").

— Рынок медпрепаратов на основе лекарственных трав в стране я оцениваю в $52,3 млн,— говорит Александр Поцелуев, старший менеджер по продуктам "Красногорсклексредств".— А всего в России ежегодно собирается около двух тысяч тонн сырья, и этих объемов сильно не хватает.

По данным же компании DSM Group, доля сегмента аптечного рынка растительного происхождения составляет в стране порядка 7,5%, его объем в 2007 году составил $440 млн, при этом темп роста — около 7% в год.

Еще несколько лет назад темпы роста были намного выше. Как вспоминает Александр Поцелуев, только в 2002 году рынок лекарственных трав увеличился на 45%, а вот уже в 2003-м рост составил всего 13,5%, затем практически прекратился.

— Если рынок сейчас и продолжает расти, то только в денежной массе,— продолжает Поцелуев.— С ростом благосостояния населения изменились и его предпочтения, многие стали выбирать более дорогую продукцию, перешли на более дорогие препараты. К примеру, в 2007 году по сравнению с 2006-м фиторынок поднялся всего на 3%.

Впрочем, заместитель директора компании "СТ-Медифарм" Марина Чуркина уверяет, что оборот ее компании ежегодно увеличивается не менее чем на 20%.

Изменения рынка заметны и по ассортименту продукции: если еще несколько лет назад многие выпускали так называемые брикеты (прессованную растительную массу), то три-четыре года назад брикеты уступили место фильтр-пакетам. Правда, большинство потребителей традиционно предпочитают натуральное измельченное сырье, не доверяя капсулам. "В них по идее можно запихнуть все что угодно,— говорят производители,— некоторые так и делают, пуская на их изготовление сырье по остаточному признаку, не пригодное для расфасовки в натуральном виде".

Лекарственные травы представлены в аптеках в двух формах: моно (когда в пакетике один-единственный вид растения) и сборах из нескольких видов трав.

— Когда мы выпускаем какой-то вид продукции на рынок, мы, как и другие производители, прежде всего исходим из потребностей рынка,— рассказывает Алексей Гринев, директор новосибирской компании "Зеленый доктор".— К примеру, всегда хорошим спросом пользуются противовоспалительные препараты, от простуды, укрепляющие иммунитет, особенно когда начинаются вирусные заболевания...

Большинство директоров фармкомпаний считают, что "самое популярное растение — ромашка".

— Ромашку зачастую даже пьют не от какой-то болезни, а просто так, как чай, из-за приятного вкуса или для профилактики,— рассказывает Андрей Черданцев, руководитель отдела закупок "Красногорсклексредств.— В наших объемах закупок ромашка занимает до 10%.

Популярны также боярышник, шалфей, шиповник, листья брусники, чистотел, чага.

— У многих проблемы с желудочно-кишечным трактом, иммунитетом, поэтому растения, помогающие решать эти проблемы, пользуются максимальным спросом,— уверяет Марина Чуркина.

Сборный пункт


В этом году для "травных" фармацевтических компаний, как отмечают участники рынка, могут настать непростые времена: сырье, много лет дорожавшее почти на уровне инфляции (на 10-15% ежегодно), еще подорожало — в некоторых случаях на треть и даже выше (к примеру, березовые почки — с 200 до 400 руб. за килограмм, листья брусники — с 70 до 100 руб.). Во многом это связано с подорожавшим топливом (ведь большинство трав собирается в дальних регионах, до которых еще нужно добраться), а также с улучшением уровня жизни местного населения (заготовители уже не хотят бродить по лесам-полям за те же деньги, что и раньше). Эксперты прогнозируют, что и цены на конечную продукцию с осени могут пропорционально повыситься, а потребители могут сократить объем закупок.

На самом деле закупочные цены на лекарственные травы — почти биржевая величина, зависящая от множества факторов. Все производители неохотно говорят о том, сколько они платят заготовителям. В "Красногорсклексредствах", например, уверяют, что многие конкуренты "тупо" ориентируются именно на их закупочные цены. А успех в этом бизнесе зависит именно от того, почем удалось купить сушеную травку. Сырье для производства можно выращивать и собирать. Большинство предпочитает собирать: по счастью, в России еще осталось немало глухих чистых мест, где произрастает множество видов лекарственных трав.

— Выращивание трав очень тяжелое дело, и сейчас им уже почти никто не занимается, к тому же это адский ручной труд,— уверяет Александр Никитин, агроном производственно-экспериментального отдела ВИЛАР (Всероссийского института лекарственных и ароматических растений).— В Союзе около семидесяти хозяйств и двадцать шесть экспериментальных станций занимались лекарственными травами, а сейчас от них ничего не осталось. Да и когда под боком Китай или Польша, где себестоимость много ниже, какой смысл выращивать травы у нас? Одна цена на энергоносители убивает всякую рентабельность.

— Семена лекарственных трав очень непросто прорастают, плантации легко забиваются сорняками. Скажем, календула требует через каждые пять дней проходить всю плантацию. Собирать урожай, так на гектар — восемь человек,— сетует Андрей Черданцев.— Или вот я был в Чувашии, там в деревнях сеют подорожник. Кто работает? Одни женщины за пятьдесят — мужиков просто нет. Вдобавок у нас просто отсутствуют современные технологии. К примеру, в Польше подобные технологии позволяют получать урожай с одного гектара в три раза больше. Сейчас если и выращивают лекарственные растения в больших объемах, то в основном культуры пригодные и для пищевой промышленности: это лен, укроп, тмин, анис...

Объемы ромашки и валерианы, выращиваемых в России, измеряются десятками тонн, тогда как ежегодная потребность, по самой приблизительной оценке,— несколько тысяч тонн.

— Цикл получения одних только семян — два года, и мы уже много раз "попадали", когда заказчик за это время просто исчезал,— говорит Никитин.

ВИЛАР держится только за счет госфинансирования. А в страну успешно завозят травяные сборы, выращенные на плантациях Китая, из Польши поставляют валериану и ромашку, в Египте ежегодно собирают по три урожая календулы, ромашки — два урожая... Россия, понятно, теплому климату и китайскому трудолюбию не конкурент.

— Если себестоимость килограмма сушеной календулы у нас $3, то в Египте — в три раза ниже,— сетует Никитин.

Пока спрос на лекарственные растения обеспечивают исключительно заготовители, а потенциал спроса велик, в сезон нередко случается, когда лекарственных растений просто не хватает, утверждают все участники рынка.

В дефиците — лихнис (зорька), пользующийся спросом еще и в косметической продукции, шишки ольхи, березовые почки...

— В прошлом году был плохой урожай липы,— говорит Александр Поцелуев, поэтому и цены на липовый цвет взлетели на треть.

Побочные продукты


Уже начались поставки первых трав с юга — из-под Краснодара (еще в мае оттуда везли молодой лист крапивы, чабрец, фиалку), со Ставрополья, из Воронежской области. Еще через месяц начнутся поставки из Центральной России, Алтая, Сибири. Ромашка в этом сезоне оценивается в 90-100 руб. за килограмм, пустырник — 70-80 руб., зверобой — 70 руб. Сейчас вовсю собирают цветки липы, пижму, тысячелистник. В некоторых областях, к примеру в Нижегородской, к сборам активно привлекают даже школьников — несколько тысяч рублей за каникулы ребенок вполне может заработать.

Основные "сборные" регионы — максимально чистые с точки зрения экологии, "дикие", где еще остались обширные районы произрастания лекарственных трав, минимально подверженные воздействию человека. Сбор же растений идет круглогодично — те же березовые почки и чагу (березовый гриб) собирают зимой, когда нет листвы и их можно легко обнаружить и добыть. Но основной сезон, конечно, лето. Как прекрасно знают опытные заготовители, растения следует собирать в тот момент, когда концентрация биологически активных веществ в них наиболее высока: у трав и цветов, которые засушиваются, этот момент настает незадолго до цветения, когда зеленая масса достигает максимального развития, а резервы, сэкономленные для цветения и процесса семяобразования, еще не потрачены.

— Опытный заготовитель может очень неплохо зарабатывать. К примеру, толокнянка стоит 60 руб. за килограмм, за сезон же, если сильно постараться, один человек может собрать и 10 тонн,— уверяет Андрей Черданцев.— Но, конечно, большинство собирает сотни килограммов. В советские времена люди специально ездили на сбор трав и зарабатывали за сезон на "Жигули". За дефицитную продукцию давали товары повышенного спроса вне очереди. Интерес был со стороны государства, и интерес был у заготовителей. Вдобавок толокнянка в больших объемах шла на экспорт просто потому, что действующего вещества — арбутина — в нашей толокнянке 10%, а, например, в испанской — всего 6%.

Собирать траву, являющуюся официально "продуктом побочного лесопользования", можно только при наличии специальных "лесных билетов". А если растение занесено в Красную книгу, нужно получать на его сбор специальное разрешение от Минприроды (это сложно, поэтому с "краснокнижниками" мало кто связывается).

Таковы требования Лесного кодекса, принятого в 2007 году. Однако, как многие уверяют, на самом деле механизм выдачи всех этих разрешений еще не отлажен (чтобы на данном участке леса можно было собирать травку, надо этот участок чуть ли не арендовать), и многие заготовители из-за непонятной и сложной системы его получения перешли попросту на нелегальное положение. "Лесной билет" должны выдавать лесничества на основании квот Росприроднадзора, который, как уверяют участники рынка, имеет объективные данные о состоянии местности произрастания растений только на конец 1980-х.

Информации о состоянии травных запасов ничтожно мало. Даже самый крупный производитель — "Красногорсклексредства" — вынужден самостоятельно организовывать экспедиции, например, в Иркутскую область, чтобы понять на месте, что происходит с запасами толокнянки. Тем не менее до сих пор многие удаленные регионы выживают только за счет сбора дикоросов, грибов и ягод, лекарственных растений. В каждой глухой деревеньке есть свой заготовитель, чья задача — скупать траву у населения, сортировать ее, создавать односортные партии, затем отправлять их в центр. Большинство компаний-производителей с частными сборщиками не работают — слишком хлопотно, много сил уходит на проверку качества ("Красногорсклексредства", скажем, закупает партии одного наименования в объеме от тонны).

Еще кое-где сохранилась система советской потребкооперации (хотя, например, "Красногорсклексредства" закупает у нее не более 10% необходимого сырья). В последние годы наметилась негативная тенденция: из-за малой стоимости и такого же малого веса широко распространенные лекарственные травы собираются по остаточному принципу (в первую же очередь, понятно, редкие и потому дорогие растения). И это тоже стало проблемой производителей: сырья зачастую не хватает.

Андрей Черданцев рассказывает о заготовителях, которые каждый сезон приходят на предприятие и предлагают купить тот же зверобой или подорожник по тысяче рублей за килограмм.

— Я их спрашиваю: откуда такие цены? — продолжает Черданцев.— На что они говорят: видели в аптеке пятидесятиграммовую пачку за 50 руб. и посчитали, сколько килограмм должен стоить. При этом они даже не догадываются о том, что на каждом этапе переработки создается приличная добавленная стоимость. Наши затраты немалые.

Аптечный надрыв


Бытует мнение,— наверное, из-за кажущейся простоты технологии (собрал, высушил, упаковал),— что на рынок лекарственных трав выйти достаточно просто. И действительно, простой ручной комплект для измельчения-упаковки можно приобрести за несколько десятков тысяч долларов (впрочем, если говорить о линиях, установленных на крупных предприятиях, например в Красногорске, то их цена начинается от $500 тыс.). Но сейчас рынок лекарственных средств — аптечный, т. е. его определяет не производитель, а розничный торговец. А вот последнему, как утверждают все участники рынка, нет никакого интереса возиться с мелким производителем, с ограниченным ассортиментом.

— Чтобы работать с аптечными сетями, нужно иметь большой ассортимент, как минимум несколько десятков наименований,— утверждает Андрей Черданцев.— А для этого необходимо иметь большие финансовые ресурсы — на закупку растений, переработку, содержание склада... Все это замораживает крупные средства и доступно только большим компаниям. Сейчас уже невозможно собрать лишь ромашку или зверобой, высушить, измельчить и пустить в продажу.

Коммерческий директор новосибирской компании "Зеленый доктор" Алексей Гринев уверяет, что их известной на рынке компании удается попасть на полки далеко не всех аптек:

— Именно аптечные компании сейчас определяют рынок сбыта, но во многих уже представлена аналогичная продукция, так зачем им еще?

Марина Чуркина, заместитель директора компании "СТ-Медифарм", работающей на рынке уже 16 лет, говорит, что "число компаний, занятых производством лекарственных растений, не только не растет, но даже сокращается: вход на рынок стал слишком дорогим".

Производители в приватных беседах уверяют, что без "откатов" менеджерам иногда не обходится. К тому же "трава" стоит недорого, а места на полках требует приличного — из-за размера упаковок, и это тоже причина, способная стать непреодолимым фактором для новых компаний. Рынок сбыта (аптечный рынок) уже занят старыми производителями, и пробиться на него непроверенному новичку практически невозможно.

Все травы, представленные в аптеках, обычно являются либо медпрепаратами, либо БАДами (биологически активными добавками), либо фиточаями (большинство растений являются т. н. фармакопейными, т. е. утверждены Минздравом и могут приниматься для лечения). И задача у нового, выходящего на рынок производителя упрощается: все лекарственные травы давно известны, изучены и зарегистрированы, как и технологии работы с ними (к примеру, есть лекарственные растения довольно ядовитые, например женьшень, из которых только экстракт пригоден к употреблению, или череда — ее известно более двадцати видов, но фармакопейный, т. е. медицинский, только один). И если "Красногорсклексредства" выпускает именно медпрепараты, то большинство компаний предпочитают БАДы или фиточаи. А все дело в процедуре регистрации: если на регистрацию медпрепарата может уйти от двух до пяти лет и много денег (несколько десятков тысяч долларов на всевозможные испытания), то регистрация нового БАДа может потребовать 15-20 тыс. руб. и занять от полугода. При этом многие производители даже не задумываются о новой, оригинальной рецептуре, ведь сборы все уже давно известны.

— На нашем рынке нередки случаи незаконного использования рецептур и наименований, защищенных авторскими правами,— рассказывает Черданцев.— Юридический отдел нашей компании регулярно сталкивается с подобными делами. На некоторые виды смесей мы оформляем патенты, к примеру на очень популярный противопростудный "Сбор грудной N4" с ромашкой, фиалкой, багульником и пр.

Правда, в запатентованной рецептуре достаточно изменить хотя бы один ингредиент, и проблема юридической чистоты решена. Многие так и поступают.

— На этом рынке много посредников, каждое растение может проходить через две-три фирмы, что приводит к многократному повышению цены,— рассказывает Александр Никитин.— И даже в одной компании на каждом этапе обработки создается большая добавленная стоимость.

И практически вне рынка находятся частные травники — их по деревням-городкам немало, и учету никакому они не поддаются. Наиболее продвинутые из них создали свои интернет-странички. Как правило, травники живут близко к месту сбора — к примеру, Екатерина Вячеславовна из Адыгеи высылает собранную травку посылками по всей стране (100 наименований трав — от 30 до 150 руб. за 50-граммовую упаковку), там же, на склонах Северного Кавказа, ее собирает (это, понятно, много выгоднее, чем отдавать перекупщикам-оптовикам). Но если поискать, интересные ниши можно найти. К примеру, известен проект фитоцентра "Прасковья" в селе Черное Озеро. Как рассказывает его создательница Прасковья Лосевская, "после того как заболел муж Петр (диагноз — облитерирующий эндартериит, ишемия четвертой степени, гангрена левой конечности), мы с приговором врачей не согласились, решили самостоятельно лечить его травами, которыми занималась с детства, и сначала Петр встал на костыли, затем пошел с тростью, очень быстро забросил и ее, а потом пересел за руль машины. Собственно, этот опыт и послужил созданию при лесничестве, которым руководил Петр, фитолечебницы". Самая распространенная комплексная процедура центра: 15-минутная бочка-сауна с травяным сбором, фиточай... Стоит сеанс, кстати, 370-430 руб., а оптимальное их количество — десять.

Как уверяют создатели центра, в предгорьях Саянского хребта они заготавливают более 150 видов лекарственных растений. На самом деле Лосевские фактически открыли новое направление в модном экологическом туризме, и подобная практика будет наверняка интересна многим небольшим частным гостиницам, разбросанным по "диким" местам страны. Этот рынок в отличие от аптечного полностью свободен.

ДМИТРИЙ ТИХОМИРОВ



Комментарии
Профиль пользователя